Физические наказания (Добсон)

Я никогда не шлепаю свою трехлетнюю дочь, опасаясь, что это научит ее причинять боль другим и пробудит склонность к насилию. Считаете ли Вы, что я не права?

​​​​​​​Вы задали чрезвычайно важный вопрос, отражающий широко распространенное заблуждение, касающееся воспитания детей. Прежде всего я хочу подчеркнуть, что вполне возможно и даже нетрудно сделать ребенка агрессивным и склонным к насилию, когда он сталкивается с подобным поведением у себя дома. Если его ежедневно избивают озлобленные родители с неустойчивой психикой, или если он становится свидетелем насилия между обозленными взрослыми, или если он чувствует себя нелюбимым и ненужным в семье, то непременно воспримет этот настрой. Поэтому телесное наказание, если только оно не осуществляется в соответствии с тщательно продуманными правилами и нормами, становится весьма опасным. Положение отца или матери не дает права ударить ребенка или угрожать ему только потому, что у вас трудный день или вы в отвратительном настроении. Это как раз тот вид несправедливой дисциплины, который побуждает самые благонамеренные авторитеты выступать против телесных наказаний.

Но если телесное наказание порой применяется ошибочно, то это еще не причина, чтобы отвергать его вообще. Многие дети весьма нуждаются именно в этой реакции на их непослушание. Когда ребенок отлично знает, что его просят сделать или чего просят не делать, но отказывается подчиниться взрослому человеку, заслуженная взбучка будет самым коротким и наиболее эффективным путем скорректировать его поведение. Если ребенок набычивается, сжимает кулаки и показывает всем своим видом непокорность, то справедливость должна утверждаться быстро и красноречиво. Такая реакция не только не возбуждает агрессивности в мальчике или девочке, но и помогает им научиться владеть собой и в будущей жизни находить общий язык с различными проявлениями доброжелательной власти. Почему? Да потому что это находится в гармонии с самой природой.

Посмотрите, какую роль играет небольшая боль в жизни ребенка. Представим себе двухлетнего Питера, который потянул на себя скатерть, вследствие чего стоящая на ней ваза съехала со стола и попала ему как раз между глаз. Эта боль научит его пониманию, что опасно тянуть скатерть, пока не удостоверишься, что на ней ничего тяжелого нет. Притронувшись к горячей плите, он быстро уясняет, что к горячим предметам надо относиться с почтением. И доживи Питер теперь до ста лет, он не станет брать руками раскаленные угли. Тот же урок он усваивает, когда, схватив за хвост собаку, немедленно получает взамен аккуратный ряд отпечатков ее острых зубов на руке. А если, воспользовавшись тем, что мама отвернулась, он сам пытается слезть со стула, то получает первое представление о силе тяжести.

В течение трех или четырех лет он набирает шишки, синяки, царапины и ожоги, каждый из которых демонстрирует ему существующие в жизни ограничения. Прививает ли этот опыт склонность к насилию? Нет! Боль ассоциируется с этими событиями, учит его избегать в будущем повторения тех же ошибок. Бог создал этот механизм как ценнейшее средство обучения.

Поэтому, когда один из родителей отвешивает вполне заслуженные шлепки в ответ на преднамеренное неповиновение, ребенку преподается тот же самый безмолвный урок. Он должен понять, что нужно избегать не только опасностей, существующих в мире физических вещей. Существуют опасности и в области социального общения - неповиновение, грубость, эгоизм, несдержанность, поступки, подвергающие его жизнь опасности, и т.п. Небольшая боль, ассоциирующаяся с подобными преднамеренными проступками, призвана предотвращать их точно так же, как пережитые неприятности формируют поведение в физическом мире. Ни тот, ни другой случай не порождает ненависти, отчуждения, склонности к насилию.

На деле дети, испытавшие телесное наказание от рук любящих родителей, обычно без труда распознают его подлинное значение. Я вспоминаю моих добрых друзей Арта и Джинджер Шинглер. У них было четверо очаровательных детишек, которых я очень любил. Один из малышей как раз находился в том периоде пробы сил, когда дети «напрашиваются на наказание». Конфликт достиг своей кульминации в ресторане, где мальчик вел себя самым несносным образом. Наконец Арт вывел его на автомобильную стоянку и задал внеочередную трепку. Проходившая мимо женщина увидела происходящее и пришла в ярость. Она стала бранить отца за «жестокое обращение» с мальчиком и грозила позвать полицейского. В этот момент сын перестал плакать и спросил: «Папа, а чего она хочет?» Он понимал, что такое дисциплина, лучше, чем его спасительница. Мальчик или девочка, окруженные дома любовью, не откажутся, принять заслуженное наказание. А если ребенка не любят, если о нем не заботятся, то он отвергает любую форму дисциплины!

Считаете ли Вы, что нужно физически наказывать ребенка за каждое проявление непослушания или вызывающего поведения?

Нет. Телесное наказание должно быть достаточно редким событием. Бывают случаи, когда ребенка лучше посадить на стул, чтобы он «обдумал» свое поведение, можно его лишить какого-нибудь удовольствия, можно его отправить в другую комнату, чтобы он там «поостыл», или заставить поработать в то время, когда он намеревался играть. Другими словами, вы должны варьировать свою реакцию на неправильное поведение, но при этом стремясь к тому, чтобы инициатива всегда оставалась за вами. Ваша задача заключается в том, чтобы неизменно действовать в интересах ребенка и в соответствии с его «преступлением». В этом смысле ничто не может заменить в воспитании мудрость и такт.

А по какому месту следует шлепать?

Только по ягодицам, поскольку здесь чрезвычайно маловероятно причинение долго не заживающих травм. Я не одобряю родителей, которые бьют ребенка по лицу или выкручивают руки. В отделении скорой помощи в детской больнице, где мне пришлось побывать, наиболее частым видом травмы был вывих плечевого сустава. Родители в раздражении дергали слабую ручку и выбивали плечо. Если вы шлепаете ребенка по задней части или по верхней части ног, то это будет самое правильное.

А есть люди, которым никогда не следует применять телесные наказания к своим детям?

Ни один человек, который когда-либо был виновен в жестоком обращении, не должен принимать на себя риск вновь оказаться виновным в нем. Ни один человек, который втайне получает удовольствие от этого процесса, не должен наказывать детей таким образом. Ни один человек, который знает за собой способность утратить самоконтроль, не должен ни в какой форме позволять себе физическое воздействие на детей. Ну и, пожалуй, бабушки и дедушки не должны шлепать своих внуков, если только родители не дали им на это своего согласия.

С какого возраста можно начинать применять телесные наказания? И когда их следует прекращать?

Недопустимо наказывать таким образом детей моложе 15-18 месяцев. В этом нежном возрасте простое встряхивание малыша может привести к повреждению мозга и смерти! Но в середине второго года жизни (в 18 месяцев) мальчики и девочки начинают понимать, что вы им разрешаете и чего не разрешаете делать, и от них можно уже в мягкой форме требовать ответственности за свои поступки. Предположим, что малыш тянется к электрической розетке или к другому опасному предмету. Вы говорите ему «Нельзя!», но, он только смотрит на вас и продолжает свои попытки. Вы можете заметить вызывающую улыбку на его лице, как если бы он хотел сказать: «А я все равно сделаю по-своему!» Я считаю, что в данном случае будет уместным достаточно чувствительно ударить его по пальцам. Небольшая боль в этом возрасте надолго запоминается и помогает приучать детей к реальностям жизни и к тому, как важно слушать родителей.

Не существует некой магической границы, после которой телесное наказание становится недействительным, поскольку дети очень различаются между собой и по уровню развития, и в эмоциональном отношении. Но в общем я бы рекомендовал большинство таких наказаний прекратить к моменту поступления в начальную школу, то есть к шести годам. С этого времени они должны уменьшаться и полностью быть прекращены к возрасту между десятью и двенадцатью годами.

Если для маленького ребенка является естественной склонность нарушать все возможные правша, следует ли его наказывать за непослушание?

Во многих случаях тех шлепков и подзатыльников, которые получают маленькие дети, можно и нужно избегать. Они часто попадают в беду вследствие своего естественного желания потрогать, попробовать на зуб и на вкус, понюхать и сломать все, до чего им удается дотянуться. Но это поведение не является агрессивным. Это ценный способ приобретения знаний, и ребенка не следует в этом смысле обескураживать. Мне доводилось встречать родителей, которые непрерывно наказывают своих двухлетних детей всего лишь за то, что они изучали окружающий мир. Подобное подавление естественной любознательности несправедливо по отношению к малышам. Мне кажется, что неразумно оставлять дорогую безделушку там, где она может соблазнить маленького человечка, а затем бранить его за то, что он попался на приманку. Если пухлые пальчики настойчиво тянутся к фарфоровой чашке, стоящей на нижней полке, то гораздо правильнее будет чем-нибудь отвлечь ребенка, чем наказывать его за настойчивость. Ни один малыш никогда не откажется от новой игрушки. В них с удивительной легкостью можно пробудить интерес к менее хрупким и ломким вещам, и родителям следует всегда иметь некоторый резерв на подобный случай.

В каких же случаях ребенок подлежит легкому наказанию?

Когда он открыто не подчиняется ясно выраженному приказанию родителей. Если он, услышав зов, бежит в противоположном направлении, нарочно бросает стакан с молоком на пол, выбегает на улицу, когда ему велят остановиться, устраивает скандалы, когда нужно ложиться спать, причиняет боль своим приятелям - все это следует считать недопустимыми поступками, подлежащими наказанию. Но и в этих случаях, однако, далеко не всегда нужно шлепать ребенка, чтобы заставить изменить свое поведение. Ударив его по пальцам или заставив посидеть несколько минут, вы сможете воздействовать на него не менее убедительно. Телесное наказание следует приберегать на случай наиболее серьезных конфликтов, которые обычно начинаются на четвертом году жизни.

Считаю очень важным подчеркнуть одну мысль, о которой уже говорилось выше. В годы раннего детства закладывается будущее отношение ребенка к авторитету и власти. Необходимо терпеливо приучать его к повиновению, а не надеяться на то, что он повзрослеет сам собой.

Не умаляя ничего из .сказанного выше, должен сказать, что твердо верю в пользу доброты, прощения, в чувство юмора в отношениях между родителями и детьми. Если мальчики и девочки попадают в обстановку, где их заставляют взрослеть слишком быстро, их духовный мир иссушается и съеживается под неотрывными критическими взорами взрослых. Иногда бывает очень полезным, чтобы родители умерили свое желание быть строгими и излили на ребенка некоторую дозу «незаслуженных милостей». В наших семьях всегда должно находиться место для прощения, основанного на любви. Точно так же ничто так не освежает чувствительную и тонкую душу ребенка, как атмосфера легкости и веселья в семье, смех, звучащий в доме. Кстати, вы давно последний раз слышали хорошую шутку?

Мы с мужем расходимся во взглядах на дисциплину и начинаем спорить на эту тему в присутствии детей. Считаете ли Вы это вредным?

Да, конечно. Договоритесь с мужем, что вы не будете оспаривать решений друг друга хотя бы при детях. Разумность решений можно обсудить и позже. А когда вы начинаете открыто противоречить один другому, у детей появляется возможность самим решать, кто из вас прав.

Как Вы относитесь к идее семейного совета, где каждый член семьи имел бы равное право голоса по вопросам, затрагивающим всех?

Это хорошая мысль - дать всем членам семьи почувствовать, что их мнение ценится и уважается. Наиболее важные решения следует принимать открыто, поскольку это лучший способ воспитать верность и лояльность семье. Однако дать каждому право равного голоса значило бы зайти слишком далеко. Восьмилетний ребенок при принятии решений не должен пользоваться тем же влиянием, что его отец и мать. Для каждого должно быть ясно, что именно родители являются великодушными капитанами семейного корабля.

Мой сын слушается меня дома, но с трудом поддается воздействию, когда мы бываем в общественном месте, например в ресторане, и часто ставит меня в неловкое положение перед посторонними. Почему он так ведет себя? И как мне следует поступать?

Многие родители не любят наказывать или одергивать своих детей в общественных местах, где их могут видеть критически настроенные посторонние люди. Они добиваются хорошего поведения дома, но когда их окружают незнакомые взрослые люди, ребенок чувствует себя «в безопасности». Разгадать ход мышления мальчика или девочки в этих случаях вовсе не сложно. Они усвоили, что общественные места представляют собой некий заповедник, где можно делать все, что придет в голову. У родителей же руки связаны ограничениями, которые они сами себе создали. Выход очень прост: когда маленький Роджер на людях отказывается повиноваться, реагируйте на это точно так же, как вы это делаете дома, но предварительно Роджера нужно отвести туда, где нет посторонних. Или, в более старшем возрасте, пообещайте вернуться к его поведению дома. Мальчик быстро усвоит, что везде действуют одни и те же правила и что общественные места вовсе не являются заповедными.

Следует ли наказывать ребенка, если он мочится в постель? Как бы Вы посоветовали подходить к этой сложной проблеме?

Если только вы не имеете дело с проявлением открытого вызова со стороны бодрствующего ребенка, то мочеиспускание в постель (энурез) является непроизвольным актом, и мальчик или девочка не могут нести за него ответственность. Наказание в этой ситуации было бы непростительным и опасным по своим последствиям. Ребенок и без того унижен тем, что он проснулся в мокрой постели, и чем старше он становится, тем тяжелее его переживания. В подобных случаях от родителей требуется терпение, умение успокоить сына или дочь. Нужно стараться, чтобы об этом не стало известно тем, кто может посмеяться над ребенком. Даже добродушная шутка кого-нибудь из домашних в его адрес может быть воспринята очень болезненно.

Энурез был предметом многочисленных исследований, в каждом отдельном случае его могут вызывать разные причины. У некоторых детей эта причина носит физиологический характер и заключается в малых размерах мочевого пузыря или другом физическом недостатке. Следует проконсультироваться с педиатром или урологом, которые поставят диагноз и порекомендуют способ лечения.

У других детей проблема носит несомненно эмоциональный характер. Любое изменение в психологической атмосфере в семье может привести к этой неприятности. В детских летних лагерях всем младшим детям часто кладут пластиковые матрацы. Волнение в связи со сменой обстановки делает очень вероятным непроизвольное мочеиспускание в течение нескольких первых ночей.

При этом известному риску подвергаются дети, спящие внизу при размещении кроватей в несколько ярусов. Кстати, специальные покрывала для матрацев широко продаются, и весьма полезно иметь их в доме. Проблему они, конечно, не решат, но сушка постели вам будет облегчена.

Существует и третья причина, на мой взгляд, чаще всего становящаяся источником энуреза наряду с физическими факторами. В раннем детстве малыши мочатся в постель только потому, что не умеют управлять своим мочевым пузырем во сне. В подобных случаях родители начинают регулярно будить детей, чтобы посадить на горшок. Сладко спящего ребенка поднимают и велят пописать или как там это еще называется. Затем, когда он подрастает, в случае возникновения соответствующей потребности ночью ему часто снится, как будто кто-то предлагает облегчить мочевой пузырь. Иногда ребенок, будучи в полусне или случайно потревоженный среди ночи, решает, что его ведут в туалет. Я бы советовал родителям подрастающих детей, страдающих энурезом, перестать будить их по ночам, даже если кроватки еще некоторое время будут оказываться мокрыми.

Есть другие средства, которые иногда помогают, как, например, электронное устройство, будящее малыша, когда моча замыкает электрическую цепь. Если проблема принимает затяжной характер, лучше посоветоваться с педиатром или специалистом в области детской психологии. И пока лечение не увенчалось успехом, очень важно помочь ребенку сохранить чувство уважения к себе, несмотря на все неприятности. И при всех условиях скрывайте свое недовольство, даже если оно и появляется.

Помогает чувство юмора. Мне прислала письмо одна мама, придумавшая для своего трехлетнего сына молитву на сон грядущий: «А теперь я ложусь спать. Я закрываю глазки и мочу постельку».

Как долго следует позволять ребенку плакать после наказания - словесного или физического? Существуют ли здесь пределы?

Полагаю, что существуют. Пока слезы выражают действительное высвобождение эмоций, им не следует препятствовать. Но иногда из внутренней потребности они превращаются в способ выражения протеста и наказания противника. Действительный плач обычно длится около двух минут, иногда до пяти минут. После этого ребенок уже просто жалуется, и это легко уловить по тональности и интенсивности его голоса. Мне кажется, нужно потребовать от него прекратить этот плач протеста, если нужно, добавив чуточку того, что вызвало первоначальные слезы. В менее антагонистических ситуациях плач можно легко прекратить, если отвлечь внимание ребенка.

Я шлепала своих детей за непослушание, и это не помогало. Случается ли, что этот метод оказывается бесплодным?

Дети настолько различаются между собой, что иногда даже трудно поверить, что все они принадлежат к одному и тому же человеческому роду. Некоторые мальчики и девочки довольствуются одним строгим взглядом, а другие нуждаются в сильных и даже болезненных дисциплинирующих мерах, чтобы произвести на них достаточное впечатление. Это различие обычно зависит от того, в какой мере ребенок нуждается в одобрении и приязни со стороны взрослых. Как я уже говорил, первая задача родителей заключается в том, чтобы знать своего ребенка и соответственно строить методы воспитания с учетом индивидуального восприятия сына или дочери.

Возвращаясь к заданному вопросу, надо сказать, что обычно физическое наказание оказывается недействительным не в результате индивидуальных особенностей. Воспитательные меры чаще всего дают осечку тогда, когда их неправильно применяют. Случается, что кара удвоенной тяжести не дает и половины ожидаемого воздействия. Я провел изучение тех ситуаций, когда, по словам родителей, дети игнорировали телесное наказание и совершали тот же поступок. Как правило, в основе этого лежат пять основных причин.

  1. Чаще всего проблема заключается в том, что наказание носит случайный характер. В одном случае ребенка призывают к порядку за вызывающее поведение, в другой раз ему это сходит с рук. Дети не должны испытывать сомнения в том, что с ними поступят по справедливости. Если есть хоть один шанс на исключение из системы, кто-нибудь обязательно рискнет.
  2. У ребенка оказывается более сильная воля, чем у отца или матери, причем обе стороны это знают. Если сыну или дочери удается взять верх в частном конфликте, они тем самым выигрывают сражение, выбив из рук родителей такое орудие, как наказание. Самые сильные из них обладают интуитивной решимостью не допустить, чтобы побои возымели действие. Поэтому они закусывают удила и стоят на своем. Выход может быть только в том, чтобы проявить больше упорства и одержать победу, даже если потребуется несколько раундов. Это окажется болезненным для обоих участников, но зато много дней потом они будут пожинать плоды.
  3. Один из родителей вдруг начинает применять наказания после того, как год или два до этого вообще не обращал внимания на дисциплину. Ребенку требуется некоторое время, чтобы привыкнуть к новому порядку вещей, и в этот период родители могут почувствовать себя несколько обескураженными. Но находят успокоение в мысли о том, что если последовательно добиваться дисциплины, то в конце концов эти усилия увенчаются успехом.
  4. Наказание может быть слишком мягким. Если оно не причиняет боли, то ребенку нет смысла избегать его в следующий раз. Один шлепок по задней части плотно укутанного трехлетнего ребенка не может служить сдерживающим средством. Проявляя крайнюю осторожность, чтобы не зайти слишком далеко, вы все- таки должны добиваться, чтобы наказание было ощутимым.
  5. Для некоторых детей этот метод воспитания просто непригоден. Например, нервные, гиперактивные дети в результате телесного наказания могут стать еще менее управляемыми. Наказание, продиктованное любовью, может вызвать чувство ненависти у ребенка, который подвергался в прошлом жестокому обращению. Особый подход нужен и к чрезмерно чувствительным детям. Снова хочу подчеркнуть: ничто не может заменить подлинного знания и понимания каждого отдельного ребенка.

Можно ли применять телесные наказания к подросткам в случае непослушаниям грубости с их стороны?

Нет! Подростки отчаянно добиваются, чтобы их считали взрослыми, глубоко негодуют, когда с ними обращаются, как с детьми. Побои являются самым страшным оскорблением в этом возрасте и вызывают оправданное чувство ненависти. К тому же они и не помогают. Наказание для подростков может заключаться в лишении каких-либо удовольствий, сокращении суммы карманных денег и других карах, не связанных с физическим воздействием. Проявляйте творческий подход!

Моя матушка, надо сказать, была великим мастером позиционной войны в мои собственные боевые подростковые годы. Отец был проповедником и постоянно находился в разъездах, поэтому основная ответственность за мое воспитание лежала на маме. Учителям нелегко приходилось со мной в ту пору, и меня не раз вызывали к директору школы, где я выслушивал строгие нотации или получал несколько ударов резиновым шлангом (тогда такая мера считалась допустимой). Эти наказания, однако, не оказывали на меня никакого воздействия, и мама испытывала все большее беспокойство в связи с моими низкими оценками и безответственностью. Вскоре ее терпение лопнуло.

Однажды, когда я вернулся из школы, она усадила меня рядом с собой и твердо сказала: «Я знаю, что в школе ты валяешь дурака и не выполняешь задания. Знаю и то, что у тебя немало неприятностей с учителями». (Мне всегда казалось, что на нее работала группа детективов, сообщая ей каждую деталь моей частной жизни, хотя сейчас я думаю, что у нее были лишь острый ум, зоркие глаза и неимоверно развитая интуиция.) Она продолжала: «Так вот, я все обдумала и решила, что я ничего не буду делать в связи с этим. Я не буду тебя наказывать. Не буду лишать тебя развлечений. Я даже не буду больше разговаривать на эту тему».

Я уже почти вздохнул с облегчением, когда она продолжила: «Но запомни одну вещь. Если директор хоть раз вызовет меня в связи с твоим поведением, то обещаю тебе, что на следующий же день я приду в школу вместе с тобой. Весь день я буду ходить за тобой по пятам. Я буду водить тебя за руку на переменах и на обед и в течение всего дня участвовать во всех твоих разговорах. А в классе я поставлю стул рядом с твоим местом или даже усядусь на одном стуле с тобой. В течение целого дня я буду безотлучно находиться возле тебя».

Это обещание повергло меня в ужас. Если моя мамочка станет следовать за мной на глазах всех моих приятелей, это будет социальным самоубийством. Не могло быть худшего наказания! Надо полагать, учителя были немало удивлены тем, насколько исправилось мое поведение и улучшились отметки к концу учебного года. Я просто не мог допустить, чтобы мама получила этот фатальный для меня вызов.

Мама знала, что угроза физическим наказанием не самый эффективный источник мотивации для подростка. Ей пришло в голову нечто получше.

Моя четырехлетняя дочь часто прибегает домой в слезах, потому что ее бьет один маленький приятель. Я учила ее, что она не должна обижать других, но теперь эти другие делают жизнь девочки невыносимой. Что мне делать?

Думаю, вы правильно сделали, научив дочь, что не надо обижать других и причинять им боль, но умение постоять за себя - совсем другое дело. Дети могут быть беспощадными к беззащитному ребенку. Когда они играют вместе, то каждый хочет заполучить лучшие игрушки и изменить правила игры в свою пользу. Если они обнаруживают, что могут добиться превосходства, нанеся хорошо нацеленный удар по носу товарища, то кому-то не поздоровится. Я абсолютно уверен, что, хотя есть немало людей, которые не согласятся со мной, вы должны научить свою девочку давать сдачи, когда на нее нападают.

Недавно я беседовал с матерью, которая была озабочена неспособностью дочери постоять за себя. Одна из соседских девочек била трехлетнюю Энн по лицу по малейшему поводу и без повода. Эта малолетняя забияка по имени Джоан была очень маленькой и нежной на вид, но ей и в голову не приходило, что она может получить сдачи, потому что драться нельзя. Я посоветовал матери Энн, чтобы она разрешила дочери ударить Джоан, если та первая начнет драку. Через несколько дней мать услышала снаружи громкое выяснение отношений, за которым последовала короткая драка. Теперь уже Джоан с плачем удалилась домой. Энн же вошла в дом небрежной походкой, засунув руки в карманы, и сообщила: «Джоан ударила меня, так я проучила ее, чтобы она больше не дралась». Девочка успешно рассчиталась по принципу око за око, зуб за зуб. С тех пор они с Джоан играли вместе гораздо более мирно.

Вообще говоря, родители должны делать упор на то, что драться глупо. Но заставлять ребенка пассивно терпеть, когда его избивают, значит отдавать его на милость безжалостных сверстников.

Основываясь на опыте вашего двадцатипятилетнего общения с родителями и детьми, какой метод утверждения дисциплины Вы рекомендовали бы в качестве наилучшего? Какой способ или метод управления детьми вам кажется самым эффективным по сравнению со всеми прочими, известными вам?

Это будет, вероятно, не совсем тот ответ, которого вы ожидаете, но моя точка зрения основывается на том, что я часто наблюдал и в чем уверен. Лучший способ побудить детей поступать так, как вы считаете нужным, заключается в том, чтобы проводить с ними время до того, как возникнут проблемы с дисциплиной, - вместе развлекаться, делить смех и радость. Когда у вас бывают эти мгновения любви и взаимной близости, у детей реже появляется соблазн бросить вызов взрослым и испробовать прочность установленных для них правил. Многих конфликтов можно избежать, создавая узы дружбы с детьми и таким образом возбуждая желание взаимодействовать с родителями. Это куда более надежный источник мотивации для малышей, чем гнев взрослых.

Теперь я вижу многие ошибки, которые совершил в воспитании детей. Могу ли я исправить положение?

Когда ребенок становится подростком, бывает уже очень поздно, чтобы повернуть события вспять. До этого времени, однако, вы еще можете привить сыну или дочери умение правильно себя вести. К счастью, мы имеем право на некоторые промахи в общении с детьми. Нет людей, которые все и всегда делали бы правильно, и несколько ошибок ребенка не погубят. Все зависит от того, каким будет общее воздействие на него в период детства.

Расскажите, пожалуйста, как применять телесные наказания к детям с упрямым характером в возрасте полутора-двух лет.

Слегка отшлепать полуторагодовалого ребенка можно, но делать это надо не часто, только в случаях явного непослушания, и никогда - при проявлении детской безответственности! Ощущение гнета тяжелой руки в этот возрастной период заставляет ребенка подавлять в себе потребность в постоянном освоении окружающей среды, что может иметь далеко идущие неблагоприятные последствия. Ребенка этого возраста нужно постепенно приучать слушаться и подчиняться указаниям родителей. Не следует даже надеяться добиться результата после первого замечания.

Прибегая к телесным наказаниям, лучше пользоваться небольшими легкими ремнями и реже шлепать ребенка рукой. Мне всегда казалось, что ребенок должен ощущать руки родителей как предмет, связанный с любовью и лаской, а не как инструмент наказания.

Если отец привык отвешивать шлепки своему юному созданию тогда, когда тот не ожидает, то такие действия папы могут привести к неприятностям. Вероятнее всего, ребенок постарается увернуться и отскочить, а отец попытается его ухватить и ударить неожиданно. И конечно, удар по лицу может повредить нос, ухо или челюсть. Если родители наказывают ребенка всегда с помощью такого нейтрального предмета, как ремень, и применяют его осмотрительно, осторожно и целенаправленно, тогда у ребенка никогда не возникнет страха оттого, что его могут неожиданно отшлепать за какой-то случайный, невольный проступок. Существуют исключения из этого правила, например в случаях, когда ребенок тянет руки к духовке или к другим опасным предметам.

Должны ли телесные наказания причинять боль?

Да, должны, иначе они не произведут никакого впечатления. Шлепок ниже спины через три слоя мокрых пеленок и ползунков не несет малышу информации, которую он может понять! Однако небольшое болевое ощущение оставит след в его памяти. Конечно, нет необходимости лупить его, как Сидорову козу, пока не устанет рука. Двух или трех легких решительных шлепков ремешком по ногам или ниже спины обычно достаточно, чтобы донести до ребенка мысль: «Ты должен меня слушаться». И наконец, наказывать надо сразу же после проступка.

Я прибегала к телесным наказаниям и порола детей за непослушание, но, мне кажется, это совсем не помогало. Может быть, такие методы воспитания действуют не на каждого ребенка?

Дети такие разные, что иногда даже трудно поверить, будто все они члены единой семьи человечества. На некоторых детей может оказать совершенно потрясающее действие только один недружелюбный, осуждающий взгляд. А для другого ребенка, чтобы произвести достаточное впечатление, требуются, по-видимому, достаточно суровые меры наказания. Эти различия являются чаще всего результатом определенной потребности ребенка в одобрении и признании со стороны взрослых. Первейшая задача родителей состоит в том, чтобы увидеть эти потребности глазами ребенка, чтобы была возможность соизмерять наказания и поощрения с его особенностями и степенью восприятия таких воздействий.

Отвечая непосредственно на ваш вопрос, я должен сказать, что в большинстве случаев причины неэффективности телесных наказаний не связаны с индивидуальными различиями между детьми. Когда дисциплинарные меры не дают результата, то в основном это происходит из-за существенных ошибок в подходе к их применению. Я провел исследование ситуаций, которые мне поведали родители в связи с безрезультатной реакцией их ребенка на наказание, и установил четыре основные причины возникающих неудач.

  1. Наиболее часто встречается ситуация, когда к наказаниям родители прибегают случайно, бессистемно. Временами ребенка не наказывают за какое-то конкретное неповиновение, а потом вдруг наказывают за тот же самый проступок. Детям необходима определенность, поскольку речь для них идет о справедливости и ответственности.
  2. У ребенка может быть более волевой, более сильный и упрямый характер, чем у его родителей. Об этом чаще всего знают как родители, так и ребенок. Если он выдерживает временный натиск со стороны матери или отца, то обычно выигрывает в поединке, добиваясь от родителей исключения наказания как элемента воспитательного воздействия. Даже если мама раз-другой и отшлепает его, то он все равно настоит на своем и снова бросит ей вызов своим неповиновением. Выход из подобной ситуации очевиден: натиск должны выдержать родители. Им необходимо продержаться до победы, даже если потребуется несколько раз прибегнуть к наказанию за один и тот же проступок. Такие ситуации, конечно, протекают болезненно для обеих участвующих сторон, но выигрыш родителей будет если и не послезавтра, то обязательно в недалеком будущем.
  3. У некоторых родителей появляется желание прибегнуть к наказанию, несмотря на то что целый год, а то и два они ничего не предпринимали. Ребенку требуется время, чтобы разобраться и отреагировать на новый метод воздействия, поэтому родителям остается в таких случаях только терпеливо сносить отсутствие немедленных результатов.
  4. Возможно, родители наказывают ребенка слишком мягко. Если шлепок не вызывает ощущения легкой боли, то не стоит пытаться его повторить. Слабый удар рукой ниже спины через много слоев одежды, надетой на двухлетнего ребенка, не окажет никакого воздействия. Конечно, я ни в коем случае не советую сильно бить ребенка, но он должен почувствовать суть наказания.

Встречаются дети, для которых телесные наказания либо недейственны, либо вообще неприемлемы. Например, наблюдая детей с повышенной активностью, я видел, что любое воздействие на нервную систему приводило их в сильное возбуждение. В подобных ситуациях необходимо прибегать к другим дисциплинарным методам.

Я знаю, что можно применять телесные наказания по отношению к маленьким детям. А могу ли я наказывать своего десятилетнего сына?

Перед вступлением ребенка в период подросткового возраста наказания должны становится все реже и реже. Конечно, некоторым особенно упрямым и непослушным детям просто требуется иногда порка. Однако последнее наказание, когда покладистое юное создание почувствует на себе действие ремня, должно произойти до наступления его десятилетнего юбилея, а может быть, даже года на четыре раньше этой даты.

У нас есть приемный ребенок, которого мы усыновили в двухлетнем возрасте. Однако эти первые два года своей жизни он провел в состоянии постоянного страха, и мы его жалеем. Поэтому ни муж, ни я не позволяем себе наказывать его даже в тех случаях, когда он этого заслуживает. Нам кажется также, что мы не имеем права требовать от него послушания, потому что не являемся его биологическими родителями. Правы ли мы?

Боюсь, что вы делаете ошибку, какую обычно совершают родители приемных детей более старшего возраста. Они слишком жалеют их и не хотят ни в чем противоречить, полагают, что жизнь и так слишком жестоко обошлась с малышами и не следует усугублять эту жестокость, приучая их к дисциплине. Как вы верно заметили, часто присутствует чувство, что у вас нет права предъявлять требования к своим приемным детям.

Эта позиция, порожденная чувством вины, может привести к несчастным последствиям. Дети, переданные в другую семью, так же нуждаются в руководстве, как и те, что живут со своими биологическими родителями. Один из путей сообщить ребенку чувство неуверенности в себе и в своем положении заключается в том, чтобы обращаться с ним так, будто он отличается от других детей, не такой, как все, лелеять его, как хрупкую игрушку. Если родители будут видеть в нем несчастное брошенное дитя, нуждающееся во всемерной опеке, то и сам ребенок будет относиться к себе точно таким же образом.

Надо полагать, что те же трудности с приобщением ребенка к дисциплине испытывают отцы и матери больных детей и страдающих какими-нибудь физическими недостатками. Малыш с неразвитой ручкой или несмертельной болезнью может держать в страхе всю семью только потому, что родители не устанавливают для него определенных границ. Надо помнить, что потребность в руководстве и управлении со стороны взрослых присуща почти всем детям. И эта потребность вовсе не исчезает вследствие каких-либо проблем или трудностей жизни. В некоторых случаях желание видеть четко установленные правила даже усиливается вследствие житейских бед, поскольку именно через руководство, сочетающееся с любовью, отец и мать дают ребенку почувствовать его самоценность.

Хотелось бы сделать еще одно необходимое замечание, касающееся приемных детей. Мой ответ на заданный вопрос был бы иным в том случае, если ребенок до усыновления подвергался жестокому обращению. Если ребенка били или причиняли ему другие травмы, было бы просто неразумно рекомендовать телесные наказания. Воспоминания о пережитых страданиях вряд ли помогут ему понять исправительную сущность наказания. В этом случае следует применять другие способы призвать ребенка к дисциплине и в максимальной мере проявлять любовь к нему.

Мне бы хотелось услышать о Ваших взглядах на наказания подростка, особенно после Вашего совета не прибегать к порке детей подросткового возраста, так как это непродуктивно и неразумно.

Единственным инструментом воспитания дисциплины и наказания за ее нарушение остаются варианты использования интересов подростка, связанных с его окружением и условиями жизни. Вы можете предоставить подростку какие-то привилегии или лишить их, вплоть до разрешения или запрета пойти на вечеринку. Вы можете выделить ему безвозмездно некоторую сумму денег, или ссудить средства на льготных условиях - или проявить скупость и вовсе «закрыть кассу» для своего отпрыска. Вы можете подтвердить право подростка пользоваться телефоном и смотреть телевизор, но можете временно отказать ему в этом праве.

Если у подростка нет внутреннего голоса, призывающего к сотрудничеству и ответственности, очень скоро ситуация может усложниться. Но откуда появиться этому голосу? Я неоднократно повторяю, что жизненно важную роль в формировании чувства уважения между поколениями играют ранние детские годы каждого человека. Без этой воспитательной основы, без чувства детского благоговения перед родителями баланс сил и способность контролировать конфликтную ситуацию в годы юности ребенка обычно смещаются в пользу более молодого участника «битвы». Я сослужил бы плохую службу своим читателям, если бы попытался внушить другое представление об этой проблеме.

Мы очень часто слышим о важности взаимопонимания между родителями и детьми. Но если вы подавляете неповиновение ребенка, как же он может выразить чувства враждебности и обиды, когда их испытывает?

Ребенок должен иметь возможность сказать все своим родителям, вплоть до «Я недоволен тобой» или «Мама, ты поступила со мной несправедливо». Подобные выражения подлинных чувств не должны подавляться при условии, что они выдержаны в приличествующей форме. Однако граница между приемлемым и недопустимым поведением является очень тонкой. Ребенка нужно поощрять к тому, чтобы он выражал сильные чувства, даже обиду и гнев, когда они у него возникают. Но родители должны запрещать оскорбительные выражения и неповиновение. «Папа, ты задел мои чувства в присутствии моего друга, ты поступил нехорошо по отношению ко мне» - такое высказывание нужно считать вполне приемлемым. Но если сын говорит: «Идиот несчастный, почему ты не можешь заткнуться, когда у меня друзья?» - то это недопустимо. Если сын или дочь разумно изложили свою позицию, как это показано в первом случае, то отцу следует сесть и подумать, понять точку зрения ребенка. Папа должен быть достаточно мудрым, чтобы извиниться, когда он чувствует свою неправоту. Однако если он прав, то его долг спокойно объяснить, почему он реагировал именно таким образом и как нужно действовать, чтобы следующий раз избежать конфликта. Вполне возможно общаться, не жертвуя родительским авторитетом, и нужно научить ребенка достойным образом выражать свое несогласие. Когда-нибудь этот навык общения ему очень пригодится в жизни.

Считаете ли Вы, что ребенок должен, обращаясь к членам своей семьи, говорить «спасибо» и «пожалуйста»?

Уверен, что должен. Требуя этих слов от ребенка, вы напоминаете ему, что мир создан вовсе не только для того, чтобы удовлетворять его потребности. И хотя взрослые готовят пищу для детей, покупают для них вещи и дают им все необходимое, сыновья и дочери взамен имеют некоторые обязательства, отражающиеся в их поведении. Как я уже отмечал, нужно прививать умение быть благодарным, и этот воспитательный процесс начинается с обучения элементарной вежливости.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

тетя 2 января 2015 06:46:06

Если мой муж выпорол мою племянницу портупеей, а ей уже 14 - это нормально?

Даниил 2 января 2015 12:55:13

Конечно, ненормально. Это же надо племяннице так себя вести в 14 лет (практически взрослая!), что вывела из себя здорового мужика?! Интересно, что же она такого ужасного натворила? Могу предположить, что вела себя по-хамски.

Гость 29 августа 2016 22:04:25

Детей бить нельзя!

Развитие темы

Самые популярные материалы