Игры, в которые играют в школе: игры между детьми и взрослыми

Автор статьи Кирилл Карпенко, педагог-психолог, Красноярск, kekarpenko@mail.ru

Статья опубликована: Школьный психолог. - 2011. - № 16

Маленький «алкоголик»

Это начальная стадия игры «Алкоголик» или её детский вариант. Эрик Берн: «Прототип [игры «Алкоголик». К. К.] трудно соотнести с самой игрой из-за его сложности. Однако дети, особенно дети алкоголиков, часто пользуются маневрами, характерными для алкоголиков. Дети, играющие в "Попробуй поймать меня", лгут, прячут вещи, напрашиваются на брань, ищут тех, кто им посочувствует, и обычно находят сердобольную соседку, дающую им подачки, и т.д. Самобичевание при этом часто откладывается на последующие годы».

«Маленький «алкоголик», как и «Алкоголик», это не просто игра, это целый жизненный сценарий, предписывающий человеку, что он должен быть неудачником. Сценарий – это непрерывно действующая программа, которая возникает в раннем детстве под родительским влиянием и которая определяет поведение человека в решающие моменты жизни.

В формировании сценария обычно участвуют оба родителя, причём родитель противоположного пола даёт ребёнку определённые предписания, а родитель того же пола показывает, как их нужно выполнять. Например, отец может говорить дочери, что женщина должна быть красивой, а мать демонстрирует, что для этого нужно делать.

Сценарий – это непрерывно действующая программа, которая возникает в раннем детстве под родительским влиянием и которая определяет поведение человека в решающие моменты жизни.

В нашей практике типичным является, когда трудный ребёнок является членом неполной семьи, живёт с матерью, а родители в разводе по причине алкоголизма отца. То есть ребёнок многие годы наблюдал, как родители играли в «Алкоголика», полностью структурирующего жизнь всей семьи. Папа был плохим мальчиком (Алкоголиком) и плохо себя вёл (пил), а мама играла роль Преследователя. В конечном счёте, мать принимает решение о разводе, но не потому что она решила начать жить принципиально по-новому и отказаться от игры, а лишь потому, что игра «Алкоголик» на своих поздних стадиях носит крайне деструктивный характер во всех сферах жизни.

Когда игра заходит слишком далеко, люди склонны скорее сменить роль в игре, нежели полностью от неё отказаться. Алкоголик может перейти на роль Спасителя, например, помогает другим алкоголикам в психотерапевтической группе справиться с алкоголизмом. Так и семья после развода продолжает играть в «Алкоголика», только роль, которую играл отец, должен теперь играть сын. И он делает всё, чтобы быть плохим мальчиком и оправдать ожидания матери: ворует, лжёт, прогуливает уроки, дерзит взрослым, дерётся с детьми плохо учится, курит и др. Мать соответственно может продолжать исполнять роль Преследователя, но занимается исправлением уже не мужа, а сына.

Соответственно, важнейшим направлением работы психолога является консультирование матери. Главный вопрос, на который должна ответить мать Маленького «алкоголика» заключается в том, что она будет делать, когда её сын станет себя хорошо вести? О чём она будет с ним разговаривать по вечерам, если его не в чем будет упрекнуть? Что будет делать, в те часы, которые она тратит на посещение психолога, социального педагога, психиатра, невролога, совета профилактики, постоянные вызовы в школу?

В процессе психотерапевтической работы важно поговорить о том, могла ли женщина ещё до замужества понять, что её избранник станет алкоголиком? Почти всегда мы получаем положительный ответ. Иногда женщины признаются, что за ними ухаживали мужчины, которых не нужно было переделывать, которые проявляли заботу, дарили цветы, читали стихи. Но такие поклонники с отвращением отвергались, а в мужья выбирались «настоящие мужики», которые потом и пили и били своих жён. Соответственно, необходимо также подумать о том, какого мужчину хочет видеть она рядом с собой. Многих женщин этот вопрос ставит в тупик. У них уходит несколько недель на то, чтобы появился вполне конкретный и адекватный (с помощью психолога) образ желанного спутника жизни. Следующий вопрос: «Каким Вы хотите видеть своего ребёнка? Сегодня вы характеризуете его словом «придурошный». Вы констатируете факт и выражаете свою отрицательную оценку его поступков или программируете его поведение подобными словами?»

Другое направление работы: сам Маленький «алкоголик». Сценарий программируется родителями в раннем детстве и на базовом уровне представляет собой явление полностью суггестивное. Берн сценарное предписание даже назвал «проклятием» (curse). Поэтому часто работать с неадаптивными сценариями на уровне убеждений, пытаться рационально показать их несостоятельность неэффективно. Важнейшим понятием психотерапии в этом аспекте является «разрешение» - вмешательство, которое дает индивидууму разрешение не повиноваться родительскому запрету, если он готов, хочет и способен освободиться от родительских провокаций. Например, вместо того чтобы копаться в прошлом Алкоголика и пытаться найти причины его неадаптивного поведения, можно просто сказать «Не пей!» или «Я разрешаю тебе не пить. Ты вовсе не обязан это делать. Я освобождаю тебя от этого бремени». Простота такого подхода не должна нас смущать: всё дело в том, как это говорит психолог, и верит ли он в то, что говорит.

Фильм "СЭР"

Иногда сыновья бывают сильнее своих отцов и способны вытянуть их из жизненной петли.

Школьный психолог, конечно, должен подходить к освобождению ребёнка от родительского влияния с большим тактом и осторожностью. Здесь большую помощь могут оказать художественные фильмы «Свобода – это рай» («СЭР») (1989 год, реж. Сергей Бодров-старший) и «Маэстро с ниточкой» (1992 год, реж. Георгий Реутов). Это фильмы про жизнестойких детей [3, 142], бросивших вызов своей судьбе. Немногие взрослые решаются отказаться от сценария и самостоятельно решать важные вопросы своей жизни. Поэтому удивительно, что некоторые дети на это способны. Начиная свою жизнь в крайне неблагоприятных социальных условиях, им удаётся добиться успеха и стать достойными членами общества.

~C~Жизнестойкие дети– дети, преодолевающие отрицательное влияние неблагоприятной окружающей обстановки и добивающиеся успеха в жизни.

Главный герой фильма «СЭР», Саша Григорьев - воспитанник спецшколы. Он мечтает найти своего отца, который сидит в тюрьме, Саша никогда его не видел. Ради этой мечты он сбегает из спецшколы, хотя знает, что это грозит ему как наказанием начальства, так и местью других воспитанников. Но всё же его мечта осуществляется. Когда Саша добился встречи с отцом в колонии строгого режима, он стал ободрять отца-рецидивиста, что всё у них будет хорошо, что он найдёт работу, у них будет свой дом. То есть подросток в отношении своего отца сам занял позицию Заботливого Родителя и не только отказался от предначертанного судьбой сценария, но и отца программировал на другую жизнь.

Эти фильмы достаточно серьёзны и скучны для детей. Но ребята, которые уже сделали шаги на преступном пути, имеют приводы в милицию, участвовали в судебных разбирательствах в качестве обвиняемых, отбыли срок в Центре временного содержания несовершеннолетних правонарушителей (ЦВСНП), смотрят фильмы про подростков из спецшколы с большим интересом.

Анализ

Тезис: Я плохой мальчик. Посмотрим, сможете ли Вы меня остановить.

Антитезис: Очень сложен – психотерапия.

Цель: вызвать социальное осуждение.

Роли: Маленький «алкоголик», Преследователь, Спаситель.

Социальная парадигма: Ребёнок – Родитель.

Ребёнок: «Опять я всё сделал неправильно».

Родитель: «Ты весь в отца».

Психологическая парадигма: Ребёнок – Ребёнок.

Ребёнок: «Как у меня получается, мама?»

Ребёнок: «Отлично, такими темпами ты станешь неудачником гораздо быстрее своего отца».

Ходы: Провокация – наказание.

Выгода:

1. Внутренняя психологическая – удовлетворение желания, бунт; самобичевание.

2. Внешняя психологическая – избегание любой близости.

3. Внутренняя социальная – «Маленький «алкоголик».

4. Внешняя социальная – Времяпрепровождение «Я им показал наших».

5. Биологическая – обмен транзакциями гнева и страха.

6. Экзистенциальная – Все хотят меня обидеть.

Шалун

Эта игра очень распространена в школьной жизни и довольно проста: ученик различными способами нарушает дисциплину, Учитель отвлекается на это, раздражается, наказывает Шалуна.

Понять суть игры можно на следующем примере. Учитель второго класса жаловалась на Шалуна. Ребёнок имел привычку на каждом уроке много раз произносить какое-нибудь забавное слово: им он комментировал, слова учителя и учеников, заполнял паузы, выкрикивал его. Ученики смеялись, Учитель нервничал. Педагогу было рекомендовано применить технику психологическое айкидо [5], то есть не бороться с активностью ребёнка, а поощрить и усилить её. Хотя преподаватель считала, что с её контингентом это не работает, всё же согласилась попробовать.

В этот день ученик (назовём его Иваном) повторял слово «бомжик», вставлял его везде, где можно и нельзя. Когда учитель дошла до высокой степени раздражения, она вспомнила рекомендацию психолога:

- Иван, встань.

Иван, довольный вниманием, с радостной улыбкой встал.

- Иван, скажи слово «бомжик» 10 раз.

На лице Шалуна отразилось даже не удивление, а испуг:

- Зачем?!

- Ну, тебе же нравится произносить это слово. Я даю тебе возможность сказать его 10 раз подряд, а мы все послушаем.

Учителю не удалось убедить Ивана произнести заветное слово даже один раз. Во время диалога другие ученики стали показывать в Шалуна пальцами и дразнить его: «Бомжик! Бомжик!» Иван сел на своё место в крайнем смятении.

К концу урока ребёнок оправился от удара и попытался возобновить игру. Учитель повторила свой приём. В это время ученики по очереди давали свои варианты ответов на поставленные вопросы. Когда очередь доходила до Шалуна, ему предлагалось вместо ответа произносить слово «бомжик». Ученик сильно обиделся на Учителя. Мы уже упоминали, что выход из игры всегда чреват социальным осуждением. Игра «Шалун» стала весёлой «традицией», а учитель в одностороннем порядке, без предупреждения вышла из неё. Это конечно очень неприятно для других игроков. Но главное, что после этого урока Иван никогда больше даже не пытался начать эту игру!

Проведя транзакционный анализ, мы видим, что на психологическом уровне Шалун был в позиции Ребёнка, а Учитель в позиции Родителя. Транзакции были дополняющими.

Ребёнок: «Я плохой мальчик, я – шалун».

Родитель: «Ты очень плохой мальчик, просто отвратительный».

Применяя психологическое айкидо, Учитель совершила транзакционную реакцию от Взрослого Взрослому. Транзакция стала пересекающейся: игра прекратилась.

Ребёнок: «Я плохой мальчик, я – шалун».

Взрослый: «Можешь шалить, я тебе разрешаю».

Здесь не лишним будет вспомнить о главном положении теории игр: всякое общение (по сравнению с его отсутствием) полезно и выгодно для человека. Одна учительница искренне призналась, что трудные ученики лучше покладистых, потому что трудный даже через десять лет после окончания школы, встретив на улице своего бывшего педагога, радостно улыбнётся, поздоровается и поинтересуется делами учителя. Ведь за школьные годы между ними происходил интенсивный обмен «поглаживаниями», в результате чего они стали близкими людьми. И не важно, что общение носило негативный эмоциональный окрас. А примерные отличники могут уже через год после выпускного не узнать учителя, потому что общение между ними было в основном в форме процедур, с минимальным вовлечением эмоций. Поэтому учителя в этой и других подобных играх имеют существенные выигрыши и часто сами не намерены отказываться от таких игр. Заядлые игроки в ответ на рекомендации по выходу из игры, описанные выше, могут заявить, что это «не гуманно» и «не этично» в отношении детей.

Анализ

Тезис: Я - шалун.

Антитезис: Можешь шалить.

Цель: вызвать эмоции.

Роли: Шалун, Учитель, Зрители.

Социальная парадигма: Ребёнок-Родитель.

Ребёнок: «Бомжик!».

Родитель: «Прекрати баловаться!».

Психологическая парадигма: Ребёнок-Родитель.

Ребёнок: «Я плохой мальчик, я – шалун».

Родитель: «Ты очень плохой мальчик, просто отвратительный».

Ходы: провокация – наказание.

Выгода:

1. Внутренняя психологическая – защита от депрессии.

2. Внешняя психологическая – избегание эмоциональной депривации.

3. Внутренняя социальная – «Шалун».

4. Внешняя социальная – времяпрепровождение «Я им показал наших».

5. Биологическая – обмен «поглаживаниями» радости и гнева.

6. Экзистенциальная – Я идеален.

Хам

Игра выражается, например, в том, что ученик в роли Хама может сказать Учителю «Ты». Психологический выигрыш для обоих очевиден: Хам наслаждается своей самоуверенностью и наглостью, проявленной публично; Учитель упивается праведным негодованием, которым можно поделиться на перемене в учительской с коллегами.

Транзакционная диаграмма аналогична игре «Шалун» и выход из игры для Учителя также заключается в переводе «поглаживаний» на уровень Взрослый-Взрослый. Учителю нужно понимать, что если он обращается к ученикам на «Ты», регулярно входит в класс после звонка на урок, кричит на учеников, то тем самым и им даёт право вести себя подобным образом. И с формально-юридической точки зрения они будут правы. Вежливое, тактичное, уважительное отношение учителя разрушит игру и уберёт почву для неё. Как и в игре «Шалун», Водящий («Хам») будет в неё играть только в том случае, если она раздражает Учителя и он пытается противодействовать. Если же Учитель сохраняет спокойствие, такт и не считает себя лучше учеников, то игры не будет. То есть в ответ на «тыкание» Хама учитель должен обращаться к нему на «Вы» - игра будет разрушена.

Если Учитель не готов на антитезис и желает классическим путём бороться (то есть играть), то он может рассказать Хаму притчу Христа: «Когда ты будешь позван кем на брак, не садись на первое место, чтобы не случился кто из званых им почетнее тебя, и звавший тебя и его, подойдя, не сказал бы тебе: уступи ему место; и тогда со стыдом должен будешь занять последнее место. Но когда зван будешь, придя, садись на последнее место, чтобы звавший тебя, подойдя, сказал: друг! пересядь выше; тогда будет тебе честь пред сидящими с тобою, ибо всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится» (Лк.,14:8 - 11).

Анализ

Тезис: Я не хуже тебя.

Антитезис: Вы не хуже меня.

Цель: самоутверждение.

Роли: Хам, Учитель, Зрители.

Социальная парадигма: Ребёнок-Родитель.

Ребёнок: «А чем я хуже?».

Родитель: «Я старше и образованней!»

Психологическая парадигма: Ребёнок-Ребёнок.

Ребёнок: «Я уже большой!».

Ребёнок: «А мой папа больше твоего папы!»

Ходы: провокация – обвинение.

Выгода:

1. Внутренняя психологическая – защита от депрессии.

2. Внешняя психологическая – избегание изоляции.

3. Внутренняя социальная – «Хам».

4. Внешняя социальная – времяпрепровождение «Я им показал наших».

5. Биологическая – обмен «поглаживаниями» презрения.

6. Экзистенциальная – Я идеален.

Это не про Вас

«Это не про Вас» также относится к группе игр ученик-учитель. Состоит она в том, что ученики, общаясь в присутствии учителя, говорят какую-либо неприятную фразу или слово так, чтобы учитель слышал это. И совершенно непонятно: относятся эти слова к учителю или он здесь ни при чём. Учитель по правилам игры должен проиграть, как бы он себя ни повёл. Если педагог принимает услышанное на свой счёт и выражает своё недовольство, то в ответ видит недоумение ребят и слышит фразу: «Это не про Вас», - и выглядит чрезмерно мнительным. Если учитель делает вид, что ничего не услышал, то ребята над ним безнаказанно смеются, а педагог молча переживает обиду.

В такой ситуации, как и в других играх этой группы, учителю рекомендуется отказаться от скрытых (психологических) транзакций, а социальные транзакции перевести в позицию Взрослый – Взрослый. Борис Куприянов справедливо заметил, что для учителя, как и для представителя любой другой профессии, предпочтительно выстраивать отношения со всеми участниками образовательного процесса в позиции Взрослый – Взрослый. К таким педагогам он относит Антона Семёновича Макаренко и называет их «Славный король» [4].

Следующий пример покажет, как учитель может выйти из этой игры.

В небольшую школу пришёл новый учитель истории: молодой парень с очень короткой причёской (почти лысый). В один из первых дней, пройдя мимо группы старшеклассников, он услышал сзади: «Йорик, ха-ха-ха». Через день эти ребята пришли к нему на первый урок. Ученики стоя приветствовали учителя. Педагог поздоровался, представился и сказал:

- Прежде чем мы начнём, мне хотелось бы, чтобы любители Шекспира закончили начатое.

На лицах детей отразилось недоумение, поэтому историк пояснил:

- Кто про Йорика говорил?

После этого лица некоторых учеников стали выражать смущение. Учитель предложил детям сесть (один из учеников в этот момент вспомнил и воскликнул: «А, так это не про Вас») и с добродушной улыбкой резюмировал:

- Не нужно никогда говорить в спину и за глаза. Если хотите мне что-то сказать, подойдите и скажите в лицо.

Здесь важно отметить, что учитель не высказал обиды, упрёка или угрозы. Была только демонстрация уверенного поведения. По сути это разновидность психологического айкидо: «Вы можете проявлять в отношении меня агрессию, но делайте это смелее».

Анализ

Тезис: Учитель - глупец.

Антитезис: Продолжайте Вашу мысль, я Вас слушаю.

Цель: самоутверждение.

Роли: Умники, Учитель.

Социальная парадигма: Взрослый-Ребёнок.

Взрослый: «Мы просто общаемся».

Ребёнок: «Я вам покажу!» или бессловесная печаль, обида.

Психологическая парадигма: Ребёнок-Ребёнок.

Ребёнок: «Посмеёмся над ним!».

Ребёнок: «Я вам покажу!» или бессловесная печаль, обида.

Ходы: провокация – обвинение или страдание.

Выгода:

1. Внутренняя психологическая – защита от депрессии.

2. Внешняя психологическая – избегание близости со сверстниками.

3. Внутренняя социальная – «Это не про Вас».

4. Внешняя социальная – времяпрепровождение «Я им показал наших».

5. Биологическая – обмен «поглаживаниями» презрения, гнева, радости.

6. Экзистенциальная – Я идеален.

Кирпичный язык

Когда двое подростков у меня в кабинете начали изъясняться на этом необычном диалекте, я подумал: «Дурачатся, бессмысленный набор слогов». Но продолжительность обмена репликами заставила усомниться в первоначальной оценке.

- Что вы делаете?

- Мы по-кирпичному общаемся.

- По-кирпичному? Это язык такой «кирпичный»?

- Да, мы сами его придумали, чтобы другие нас не могли понять.

- В чём суть этого языка?

- После каждого слога нужно вставлять слог, состоящий из буквы «г» и гласной от предыдущего слога.

Такой ответ заставил меня на мгновение восхититься происходящим. Свой язык! И так просто: всего одна буква!

В зависимости от обстоятельств может быть три варианта игры: нейтральный, тактичный и обидный.

В нейтральный вариант дети играют в общественных местах, когда хотят скрыть содержание беседы не от конкретного человека, а от всех окружающих, от случайных людей.

В тактичном варианте ребята скрывают информацию от конкретного человека, чтобы не обидеть его. Например, подростки едут в автобусе, в который вошёл мужчина с белой тростью. Один хочет поделиться с другим своими наблюдениями, но понимает, что вслух обсуждать инвалида в его присутствии неприлично, поэтому он говорит по-кирпичному: «Огон слегепогой» («Он слепой»). Хотя в этом случае, ребята не учли, что слух слепых обострён до предела и даже без знания кирпичного языка он смог легко понять, о чём идёт речь. Но само намерение школьников было добрым.

С обидным вариантом игры может столкнуться учитель. Например, на уроке или на перемене в кабинете школьники обмениваются репликами и смеются. Явно они имеют целью скрыть содержание разговора от учителя и, возможно, говорят что-то оскорбительное для педагога («Это не про Вас»). Антитезис - выучить кирпичный язык. Впрочем, учить тут ничего не нужно: в основе русский язык, - нугужного прогостого негемногового поготрегенегероговагатьсягя (нужно просто немного потренироваться). В слове «немного» после последнего слога вставлено «во», потому что само слово заканчивается на слог с буквой «г». Это исключение из общего правила, чтобы речь была более приятной на слух: всё как в нормальном живом языке.

Существует несколько вариантов кирпичного языка. Нам доводилось встретиться, например, с таким: в середине слова вставляется буква «з», - полузяется озень непозятно (получается очень непонятно). Есть и другие языки, например, «солёный». После гласной буквы здесь пишется буква "с" и повторяется гласная. Пример: молоко - мосолосокосо, машина – масашисинаса.

В анализе рассматривается обидный вариант, во многом совпадающий с «Вы меня не понимаете».

Анализ

Тезис: Угучигитегель - глугупегец (Учитель – глупец).

Антитезис: Ягя глугупегец? (Я глупец?)

Цель: самоутверждение.

Роли: Кирпичники, Учитель.

Социальная парадигма: Взрослый-Ребёнок.

Взрослый: «Мы просто общаемся».

Ребёнок: «Я вам покажу!» или бессловесная печаль, обида.

Психологическая парадигма: Ребёнок-Ребёнок.

Ребёнок: «Посмеёмся над ним!».

Ребёнок: «Я вам покажу!» или бессловесная печаль, обида.

Ходы: провокация – обвинение или страдание.

Выгода:

1. Внутренняя психологическая – ощущение превосходства.

2. Внешняя психологическая – избегание любой близости.

3. Внутренняя социальная – «Кирпичный язык».

4. Внешняя социальная – времяпрепровождение «Я им показал наших».

5. Биологическая – обмен «поглаживаниями» презрения, гнева, радости.

6. Экзистенциальная – Я идеален.

Литература:

  1. Эрик Берн. Игры, в которые играют люди. - Екатеринбург: ЛИТУР, 1999.
  2. Эрик Берн. Люди, которые играют в игры. - Екатеринбург: ЛИТУР, 1999.
  3. Г. Крайг «Психология развития». – С.-Пб.: Питер, 2002.
  4. Куприянов Б. В. Психолого-педагогические наваждения: Анализ педагогического взаимодействия. - М.: Чистые пруды, 2010.
  5. Литвак М. Е. Психологическое айкидо. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2005.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы