Как дети управляют родителями

Я работаю врачом-педиатром в детской поликлинике, веду прием заболевших детей. При осмотре ребенка, заболевшего банальной простудой, обязательно нужно посмотреть ему горлышко, чтобы не пропустить «злую» ангину, которая чревата осложнениями. Или чтобы не пропустить тонзиллит, который может быть и не такой «злой», как ангина, но, тем не менее, тоже может дать осложнения. Как известно, подавляющее большинство детей терпеть не могут эту процедуру. Они плачут, вырываются, зажимают ротик, истошно кричат. Эта картина стала для меня привычной. Но недавно меня поразила одна маленькая девочка, которая придумала очень изощренный способ воздействия на взрослых, чтобы избежать неприятную для нее процедуру.

Эту девочку зовут Алиночка, ей три с половиной годика. Она очень не любит, когда ей смотрят горлышко и пытаются отодвинуть язычок медицинским шпателем. Я наблюдаю ее давно. Каждый раз во время осмотра она демонстрировала какой-то новый способ поведения. То она плакала, то закатывала истерики, то убегала, то соглашалась на уговоры, открыть ротик. Но все эти варианты ее не совсем устраивали. На каждом приеме она вела себя по-разному. Мне показалось это странным. Обычно у каждого ребенка есть какой-то свой, определенный, излюбленный способ поведения. Здесь же девочка каждый раз выбирала новый вариант поведения. Я приписывала это разным обстоятельствам: то рядом с девочкой мама, то папа, то бабушка, то дедушка. Каждому из взрослых она, видимо, демонстрирует разные эмоции. Может быть, еще виновата сама болезнь, интоксикация, которая делает ребенка более капризным. В острую фазу заболевания ребенок более капризен, чем в период выздоровления.

Однако последний случай поразил меня особенно. Девочка пришла на прием с папой. Она казалась веселой, приветливой и дружелюбно настроенной. Когда дело дошло до осмотра горла (у меня на приеме эта процедура обязательна), Алина закатила истерику. Она плакала, сопротивлялась, зажимала рот руками, стискивала зубы, пряталась за папу, дралась. Я все-таки изловчилась, и посмотрела ей горло. Алина истошно закричала. Потом мгновенно успокоилась. Она уткнулась папе в колени, повернула голову в мою сторону, загадочно и хитро улыбнулась, и сверкнула темно синими, прищуренными глазами. Потом подняла голову, сделала грустное личико папе, и с недовольным видом ушла.

Через несколько дней Алина с папой пришли на повторный прием. Заходя в кабинет, девочка специально искала встречи со мной взглядом, она посмотрела мне прямо в глаза и улыбнулась. Папа же мне сказал следующее: «Помните, Вы в прошлый раз смотрели Алине горлышко, когда она сильно сопротивлялась? Она потом мне долго жаловалась, что у нее болит ротик. Вы, наверное, ей что-то там задели. Я не увидел, что именно, но ребенок жаловался. Можете ли Вы сегодня посмотреть ей горлышко без палочки?». Я, чтобы отвязаться от папы, который казался мне вредноватым, и который шел на поводу у ребенка, пообещала, что посмотрю горло без шпателя. Тем более что здесь был явный «наезд» на меня: я там что-то повредила, но что именно, никто так и не понял (ситуация могла усугубиться). К тому же у ребенка уже давно не было повышенной температуры.

Я сделал вид, что якобы очень внимательно осматриваю горло у 3-х летнего ребенка без шпателя, и как будто бы я что-то там вижу. Авторитетным тоном я давала Алине рекомендации, как лучше открыть ротик и показать горло: «Опусти вот здесь вот язычок, и скажи «а-а-а-а», - говорила я Алине. Алина девочка нежная, красивая, любит все делать красиво и изящно. Она и «а-а-а» говорила очень нежно и красиво. Папа стоял рядом и следил, чтобы Алиночка, не дай Бог, не обиделась, не заплакала, и не закричала. Сама же Алина без особой надобности напрягать свой голос не собиралась. Поэтому увидеть горло за корнем языка мне было просто невозможно.

Я похвалила Алину за ее старания, и с умным, уверенным видом сказала, что горло красное, но меньше, чем в прошлый раз. Алина была невероятно довольна. Весь ее внешний облик говорил об этом. Она снова посмотрела на меня, как и в прошлый раз, очень выразительным, хитрющим взглядом с прищуром, блистающими, темно синими глазами, и с таинственной улыбкой. Выходя из кабинета, на пороге, не закрывая двери, и не давая никому ни войти, ни выйти, она нашла взглядом маму, сидящую где-то в очереди среди пациентов, и тут же пронзительным звонким голосом, полным торжества и победы закричала на все отделение: «Мама! Сегодня без палочки! Доктор папу послушалась!».

«Да-а-а, - подумала я, - я так и поняла, что очень выразительный, сверкающий, темно синий взгляд с прищуром, и неопределенная, загадочная улыбка в мою сторону означают не что иное, как хорошо продуманный план действий. Маленькой Алиночке все-таки удалось реализовать свой план, и обвести всех вокруг пальца: и маму, и папу, и доктора!».

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Самые популярные материалы