Как любить своего подростка (Р. Кэмпбелл)

Предисловие

Это очень серьезная книга, но и помощь подросткам в переходный период их жизни – тоже серьезное и непростое дело, особенно в наше время. В своей книге автор рассматривает реальные трудности, с которыми сталкиваются сегодня родители.

Нас, взрослых, не учили быть родителями, поэтому и воспитание подростков обычно происходит само собой. Кажется, что даже «успехи» приходят как-то вдруг, случайно.

Эта книга способна указать родителям путь, который приведет к успеху.

Автор книги, доктор Кэмпбелл, эмоционально, но очень доступно пишет о депрессии подростков и о наиболее распространенных способах, которыми они выражают свое раздражение. Он заставляет нас задуматься над тем, действительно ли мы, родители, отдаем нашим детям «безусловную любовь», уделяем ли мы им достаточно времени и внимания. Все, о чем пишет автор, пронизано духом христианского понимания проблемы. Но при этом он не стремится дать точные ответы, а направляет нас на поиски реальных путей для создания глубоких отношений между родителями и детьми в трудный подростковый период.

Особенно привлекает в этой книге честность, с которой автор пишет не только об основных принципах воспитания, но и о том, как они воплощались в его собственной семейной жизни. Он не уклоняется от реальных проблем, а, наоборот, предлагает пути их решения, используя при этом в качестве примеров свои собственные успехи и неудачи. Задача этой книги не в том, чтобы осудить нас за ошибки, а в том, чтобы помочь нам увидеть и исправить их. Через всю книгу проходит мысль о том, что иметь ребенка – это и великая радость, и великая ответственность.

Доктор Кэмпбелл пишет как врач-психиатр, но его язык почти лишен профессиональных терминов и вполне понятен. Мы бы рекомендовали вам прочитать эту книгу до того, как ваши дети станут подростками. Это действительно полезная книга, и вам захочется перечитать ее не раз, когда вы вместе со своими детьми будете проживать трудный подростковый период.

Рой и Фиона Кастл

Введение

Воспитание подростка – нелегкая задача, и сегодня большинство родителей, а число таких родителей увеличивается год от года, сталкивается с огромными трудностями. Количество самоубийств среди подростков так сильно возросло, что это стало сейчас второй по важности причиной смертности людей в возрасте от 14 до 20 лет. В последние несколько лет уровень подростковой преступности, детской беременности, наркомании и заражения болезнями, передаваемыми половым путем, невероятно увеличился. Чувство отчаяния все сильнее овладевает сердцами.

В чем же дело? Причиной такого положения является неподготовленность родителей, они не имеют четкого представления о том, как надо обращаться со своими подростками. Большинство родителей неправильно понимают, что такое подростковый период и чего им следует ожидать в это время от своих детей.

Хотя практически все родители действительно любят своих детей, тем не менее они не знают, как выразить эту любовь, чтобы подростки чувствовали, что их любят и понимают. Но те, кто по-настоящему хочет дать своим подросткам любовь, в которой они так нуждаются, могут научиться этому.

Я обнаружил, что родители, применявшие на практике методы, предлагаемые в этой книге, добились больших успехов, они научились правильно строить свои взаимоотношения с подростками и сумели помочь им стать полноценными взрослыми.

Некоторые основные моменты этой книги заимствованы из моей первой книги – «Как по-настоящему любить своего ребенка». Но так как запросы подростка выше запросов детей младшего возраста, то и подход к нему необходим иной.

Когда вы соедините идеи этих книг в единое целое и начнете применять их, вы будете приятно удивлены, обнаружив, что по-настоящему любить своего подростка – это чрезвычайно интересно и к тому же вполне осуществимо.

На страницах этой книги в качестве иллюстраций использованы многие случаи из моей практики, но настоящие имена и обстоятельства изменены, чтобы сохранить анонимность моих клиентов.

Глава 1. Переходный возраст

«Я не могу поверить, что она сделала это, – начинает печальную историю своей семьи миссис Баттен. – Она была такой хорошей девочкой, никогда не жаловалась, никогда не создавала нам проблем. Мне казалось, мы давали Дебби все, в чем она нуждалась: одежду, домашний уют, религиозное воспитание. Почему она вообще захотела покончить с собой? Как она могла принять эти таблетки? Действительно ли она хотела умереть, или просто пыталась привлечь к себе внимание? Я так запуталась. Она стала такой злобной и угрюмой. Я не могла поговорить с ней, да и сама она не желала разговаривать со мной. Ей хотелось просто сидеть в своей комнате одной. И отметки ее в школе становились все хуже».

Миссис Баттен сидела на стуле, плечи ее были опущены, в глазах не было обычного блеска. Пока она рассказывала о проблемах своей дочери, я понял, что она сейчас так же одинока и в таком же замешательстве, как и Дебби. Это типичный пример беспомощности родителей, которые не знают, как обращаться с подростком.

«Когда вы заметили в Дебби эти перемены?» – спросил я.

«Около двух или трех лет назад, – ответила миссис Баттен. – Но это происходило так постепенно. До недавнего времени мы не придавали этому серьезного значения. Я хочу разобраться. Сейчас ей пятнадцать. Когда она заканчивала первый учебный год в старших классах, мы заметили, что она стала безразличной, и прежде всего – к школе. Ее отметки оставляли желать лучшего. Учительница жаловалась, что она витает в облаках, не работает на уроках. Она была очень обеспокоена поведением Дебби. Жаль, что мы не прислушались к советам миссис Коллинз. Она очень хорошая учительница.

Постепенно Дебби становилась безразличной и к жизни. Одно за другим бросила она все свои любимые занятия и, казалось, потеряла интерес ко всему, даже к церкви. Начала избегать своих лучших друзей и все больше и больше времени проводила одна. Мало разговаривала. Но год назад все стало еще хуже. Она полностью отдалилась от своих старых друзей и начала общаться с ребятами с улицы. Характер ее ухудшался, и она все больше походила на своих новых дружков, из-за которых часто попадала в неприятности, и порой – большие.

Мы перепробовали практически все. Сначала в качестве наказания мы били ее. Потом запретили ей выходить на улицу и лишили некоторых других развлечений. Наконец мы пытались дарить ей что-нибудь в награду за хорошее поведение. Мы разговаривали со всеми, кто, как нам казалось, мог бы помочь. Мне действительно думается, что мы перепробовали все. Можно ли помочь Дебби?»

«Мы в отчаянии, – вмешивается мистер Баттен. – Неужели мы плохие родители? Мы ведь действительно очень старались. Может быть, это наследственное? А может, связано с физическим здоровьем? Может быть, нужно проверить кровь на сахар или сделать электроэнцефалограмму? Может быть, помогут витамины или минералы? Мы любим Дебби, доктор Кэмпбелл. Что можно сделать, чтобы помочь ей? Неужели все безнадежно?»



Я встретился с Дебби после того, как ее родители ушли. Она оказалась симпатичной, приятной девочкой. Дебби была, без сомнения, умна, однако говорила мало и невнятно и отвечала на все вопросы каким-то мычанием или «атаками». В ней не было той непосредственности и энтузиазма, какие нам хочется видеть в пятнадцатилетней девочке. Было очевидно, что она несчастна, с ней было тяжело разговаривать.

Но, однако, когда Дебби почувствовала себя более раскованно, она стала говорить свободней и перестала избегать моего взгляда. Всем своим поведением и словами она показывала, что потеряла интерес ко всему, что когда-то ее заботило. В конце она сказала: «Все бессмысленно в жизни. Никому нет дела до меня, и мне ни до чего нет дела. Всем все равно».

По ходу беседы стало ясно, что Дебби страдает от депрессии – серьезной и довольно широко распространенной проблемы подростков. Было заметно, что девочка редко бывает довольна собой и своей жизнью. Многие годы Дебби мечтала о близких, теплых отношениях со своими родителями, но за последние несколько месяцев она постепенно потеряла надежду. Все чаще обращалась она к своим сверстникам, которые, как ей думалось, принимали ее с большей любовью. Но, несмотря на это, она чувствовала себя все более и более несчастной.

Печально это констатировать, но Дебби оказалась в положении, которое переживали многие девочки-подростки. В течение всех предыдущих лет Дебби лишь казалась счастливой и довольной. Она считалась благополучным ребенком, который мало требовал от своих родителей, учителей или от кого бы то ни было. И никто поэтому не подозревал, что она не ощущает себя по-настоящему, т. е. искренне и безусловно любимой своими родителями. Хотя родители Дебби действительно искренне ее любили и заботились о ней, она не чувствовала этой любви. Да, разумом Дебби все понимала и никогда бы никому не сказала, что они не любят ее. Но самого важного – живого чувства и сердечного отношения к себе – ей недоставало.

Понять эту ситуацию непросто, потому что родители Дебби любили свою дочь и старались, как только могли, обеспечить ее всем необходимым. Мистер и миссис Баттен использовали все имеющиеся у них знания и прислушивались к дельным советам специалистов. Кроме всего прочего, их брак был на редкость крепким: они любили друг друга и уважали.

И все же супругам Баттенам, как и многим родителям, не хватало опыта в воспитании дочери, они плохо понимали, как помочь ей пройти этот период от детства к юности. Учитывая груз проблем, который лежит сегодня на каждой семье и который увеличивается день ото дня, легко впасть в уныние и депрессию. Растущее число разводов, экономический и финансовый кризисы, падение уровня образования и недоверие к политикам – все это не может не волновать нас. А так как мы, родители, страдаем от постоянного физического и эмоционального напряжения, нам все труднее и труднее заботиться о наших детях. Но я уверен, что ребенок, особенно подросток, страдает больше всех в наше сложное время. Подростки – самые уязвимые члены общества и больше других нуждаются в любви.

Родители Дебби выполняли, как могли, свои родительские обязанности по воспитанию дочери, но чего-то все-таки недоставало. Как уже было отмечено, Дебби не чувствовала себя любимой. Была ли в этом вина ее родителей? Стоит ли их обвинять? Я думаю, что нет. Мистер и миссис Баттен всегда любили Дебби, но они просто не знали, как выразить это. Подобно большинству родителей, они имели лишь слабое представление о том, что нужно ребенку. Защита, кров, еда, одежда, образование, любовь, поддержка и тому подобное – все необходимое они давали. Кроме искренней и глубокой безусловной любви.

ПОДРОСТКИ – ЭТО ЕЩЕ ДЕТИ

Подростки – это дети, которые находятся на пути к взрослой жизни. Это еще не юноши и девушки, и их потребности, в том числе и духовные, – это еще потребности детей. Одна из самых распространенных ошибок окружающих (родителей, учителей) состоит в том, что они считают подростков взрослыми людьми (молодыми, но взрослыми).

А ведь подросткам, как и всем детям, необходимо знать, что их любят и принимают такими, какие они есть, что о них заботятся, что они кому-то небезразличны. Этого часто не понимают даже те, кто призван заниматься вопросами воспитания молодежи.

Сегодня слишком многим подросткам кажется, что они никому не нужны. Отсюда и ощущение собственной ненужности, незащищенности, безнадежности, а также низкая самооценка.

Современных подростков иногда называют «апатичным поколением». Эта апатия лежит на поверхности, а под ней – озлобленность и смятение. Почему это так? Да потому, что большинство подростков недооценивают себя, считая ненужными и ни к чему не пригодными. Такая точка зрения – естественный результат дефицита любви, тепла и нежности.

У апатии есть два самых страшных последствия – депрессия и преступность. Равнодушные ко всему окружающему, подростки легко становятся жертвами бесчестных людей, использующих их в своих интересах. Такие дети особенно подвержены влиянию тех, кто не в ладах с законом.

В результате общество становится все более озлобленным, а раздражение людей подчас направляется не только против молодежных авторитетов, но и против властей. Для демократического общества, где безопасность опирается на доверие и чувство личной ответственности, это может быть опасным. Однако возможность уберечь наших подростков от равнодушия и вырастить здоровое, энергичное и созидающее поколение все же есть (мы будет говорить об этом позже).

ВЛИЯНИЕ СЕМЬИ

Сегодня воспитывать подростка очень трудно. Ведь большую часть времени они находятся под влиянием других людей: школьных учителей, сверстников, соседей, телеведущих развлекательных программ.

В этом кроется одна из важнейших причин всех наших трудностей.

Многие родители чувствуют, что их некомпетентность, неподготовленность к выполнению родительских обязанностей сводит на нет любые их усилия. Но, с другой стороны, очевидно, что семья все еще оказывает огромное влияние на детей.

Именно семья может создать для подростка атмосферу душевного комфорта, помочь ему почувствовать свою защищенность, уверенность в себе, научить его правильно относиться к взрослым, сверстникам и маленьким детям и правильно реагировать в нестандартных ситуациях. Несмотря на множество людей и обстоятельств, оказывающих влияние на подростка, самым серьезным является влияние семьи.

Подросток может быть выше, красивее, сильнее своих родителей, он может перерасти их еще в каких-либо отношениях, но внутренне, по эмоциональному складу, он остается ребенком и ему по-прежнему необходимо чувствовать себя любимым своими родителями. Если же у него нет неоспоримых доказательств этой любви, он перестает стремиться быть лучше и в результате становится неспособным реализовать себя, т. е. выявить свои лучшие качества.

Очень немногим подросткам действительно повезло, и они получают эту настоящую, безусловную и полную любовь своих родителей. Несомненно, большинство родителей по-настоящему любят своих подростков и полагают, что им отлично удается выражать эту любовь. И это, конечно же, самое большое их заблуждение, потому что почти все они вообще никак не проявляют ее. Они просто-напросто не знают, как это делается.

Когда я говорю с подростками, которые приходят ко мне со своими проблемами, выясняется, что очень часто причиной конфликтов и непонимания (или обстоятельством, усугубляющим эти ситуации) является именно ощущение, что родители их не любят.

Вот об этом-то и пойдет речь в нашей книге, мы постараемся помочь родителям понять, как любить своих подростков так, чтобы они стремились к лучшему, стремились вырасти хорошими людьми. Я молюсь, чтобы эта книга стала не только книгой ответов для измучившихся и вконец запутавшихся родителей, но и книгой надежды.

Лично я очень люблю подростков. Они очень дороги и близки мне, потому что, получая то, что им необходимо, они дарят нам столько радости и сердечной открытости, что иногда мое сердце разрывается от благодарности и любви к ним.

Да, разумеется, порой подростки доставляют нам и мучительные минуты, становясь серьезным испытанием нашей выдержки и терпения, заставляя нас терять хладнокровие и душевное равновесие. Тогда нам кажется, что мы просто не в состоянии удовлетворять их потребности, и хочется все бросить и убежать.

Дорогие родители, забудьте об этом, держитесь. Будьте стойкими! Ваше упорство поможет вам одолеть все невзгоды.

К тому же какое это глубокое, ни с чем не сравнимое наслаждение – видеть чудо превращения наших подростков в приятных и достойных юношей и девушек. Но надо быть реалистами – само по себе это не происходит. Приходится платить дорогую цену.

Я действительно хочу, чтобы эта книга стала для вас источником надежды, и далек от желания пробудить в вас чувство вины.

Мы все совершаем ошибки, и как не существует идеальных детей, так нет и идеальных родителей. Нельзя, чтобы чувство вины за прошлые ошибки мешало вам в воспитании ваших детей.

Большинство подростковых проблем может быть частично или полностью решено, если исчезнет натянутость во взаимоотношениях детей и родителей. Однако причиной или поводом к возникновению некоторых из проблем могут являться заболевания нервной системы, например депрессия. В этих случаях проблемы со здоровьем должны быть устранены прежде, чем вы начнете исправлять ваши взаимоотношения.

Чаще же для разрешения проблем подростков не требуется профессиональной медицинской помощи, так как все может быть улажено, если родители научатся правильно выражать свою любовь к детям. Именно о том, как это делается, вы узнаете из моей книги.

Глава 2. Семья

Главная задача родителей – создать дружную и счастливую семью, на первом месте в этом деле должны быть отношения между супругами и только потом – отношения родителей с ребенком. Успех в достижении контакта с подростком во многом зависит от отношений между родителями. Супругам надо понимать, как важна сердечность и доверительность во взаимоотношениях между ними, ведь именно это и будет основой для достижения такой же духовной близости с подростком.

ЧАК

Родители Чака привели его ко мне, потому что его поведение – прогулы в школе, воровство и непослушание – стало постоянной проблемой семьи. Супруги Харгрейвы говорили о своем сыне с раздражением и злостью, сила их отрицательных чувств по отношению к мальчику обеспокоила меня.

Слушая обвинения своих родителей, Чак сидел молча, опустив глаза. Когда же он наконец заговорил, его голос звучал мягко и кротко, речь состояла по большей части из коротких простых предложений.

Я провел еще некоторое время наедине с Чаком после того, как родители покинули кабинет. Он был рассержен, но не мог толком сказать почему. Вскоре стало ясно, что Чак просто в крайнем замешательстве. Он сам был сбит с толку своим поведением и отношениями с родителями. Он не мог объяснить, почему он так ведет себя, ведь раньше он всегда был отличником и у него никогда не было проблем с учебой. Сверстники относились к нему очень хорошо, да и учителя тоже. Он сам удивлялся тому, что ворует, ведь эти вещи были вовсе не нужны ему. Скорее всего, ему хотелось быть пойманным.

Случай с Чаком не так уж необычен. Воспитывая его, родители допустили несколько ошибок, несмотря на желание сделать все как можно лучше. Их брак был очень неустойчивым, и в основном оттого, что они так и не научились делиться друг с другом своими мыслями и переживаниями. Миссис Харгрейв никогда не могла выразить открыто, «здраво» свой временами возникающий гнев на мужа; вместо этого она мстила ему не совсем обычными способами, например транжирила деньги.

Мистер Харгрейв тоже не был полностью искренним со своей женой и выражал свой гнев упорным молчанием, тем, что не замечал ее и уклонялся от выполнения домашних обязанностей.

Чак учился на их примере. Так как в семье Харгрейвов не умели открыто выражать свои чувства и выяснять отношения в честном разговоре, Чак, не зная, как это сделать правильно, демонстрировал свой гнев поступками, поражавшими и приводившими в недоумение его родителей.

Из-за отсутствия нормального, сердечного общения мистер и миссис Харгрейв сами не понимали, чего они хотят от Чака. Они никогда не обсуждали друг с другом, как правильно воспитывать его, в чем нужно ограничить, а в чем нет.

И Чак не знал, чего ожидают от него его родители, поэтому тоже был в растерянности. В глубине души он всегда хотел быть хорошим. Но как это сделать, не знал. И он оставил свое стремление понравиться им, потому что не понимал, какие они и чего хотят от него.

Причиной всех этих проблем было, конечно, неумение обсуждать возникающие разногласия и приходить к единому мнению.

РОДЖЕР

Вот еще один пример, свидетельствующий о важности добрых отношений между родителями. Четырнадцатилетний Роджер был пойман на краже. Родители привели его ко мне, жалуясь на плохое отношение к учебе, вызывающее поведение и постоянное угрюмое расположение духа. В ходе нашей беседы выяснилось, что проблемы с сыном преследуют их уже в течение нескольких лет. Он непослушен, упрям и, чтобы добиться своего, настраивает родителей друг против друга. Эта тактика приводит к конфликтам между матерью и отцом, они без конца воюют друг с другом и не могут решить, как обращаться с Роджером, в то время как он делает все, что ему вздумается.

Оценивая ситуацию, я пришел к выводу, что у мальчика явные признаки пассивной агрессии, неадекватного восприятия и глубокой депрессии (см. главу 7). Когда я дал родителям рекомендации, они, как обычно, стали спорить, что стоит выполнять, а что нет. Эти горе-родители, даже получив совет профессионала, были не в состоянии прийти к единому мнению.

Конечно, в этом случае главной моей задачей было помочь родителям нормализовать их собственные взаимоотношения, чтобы они были едины в своих действиях. Ведь только тогда мальчик станет уважать их, перестанет восстанавливать их друг против друга и научится владеть собой.

РОЛЬ ВЗАИМОПОНИМАНИЯ В СЕМЬЕ

Эти случаи из моей практики показывают, что неотрегулированные взаимоотношения между супругами становятся причиной возникновения проблем у подростков. Каждому подростку необходимы родители, чей брак надежен, полон взаимоуважения и любви.

А умение выражать свои эмоции, особенно отрицательные, имеет решающее значение в супружеских отношениях. Честный, откровенный разговор особенно много значит в трудные моменты стрессовых ситуаций и может даже определить, будет брак прочным или нет.

В течение своей собственной семейной жизни я не раз осознавал, насколько важно взаимопонимание в семье. Однако это осознание, как правило, давалось мне нелегко. Наиболее тяжелым было для меня время после рождения нашей второй дочери, Кэти, которая появилась на свет с несколькими физическими недостатками. Мне было очень трудно с этим смириться. Но когда ей исполнился год, стало очевидно, что у нее не только церебральный паралич и тяжелая форма эпилепсии, но что и умственно она тоже серьезно отстает. Мне тогда было 24 года, я был мужем и отцом, но вдруг испытал такие чувства, которые раньше считал просто невозможными для себя. Меня обуревали ярость, раздражение, мне было нестерпимо больно, я чувствовал себя виноватым и абсолютно неполноценным как мужчина, отец и муж. Нести этот груз не было сил, и мне хотелось просто убежать, спрятаться, особенно когда я видел, что состояние Кэти не улучшается. Она абсолютно не развивалась, ничего не могла сделать самостоятельно.

Уход за Кэти представлял собой сплошной кошмар. Когда она наконец научилась с трудом передвигаться, стало еще труднее, потому что она постоянно тянула в рот все, что попадалось под руки, тянула руки к горячей плите, почти не ощущая боли. Каждую секунду за ней нужно было следить – ее неудержимо влекло ко всему, что представляло опасность.

Все это началось в первый год моей учебы в медицинском институте. Расходы на уход за Кэти и другие финансовые проблемы сделали наше материальное положение очень тяжелым. Вспоминая все это, я удивляюсь, как наш брак вообще не распался.

Пэт, моя жена, всегда была эмоционально более зрелой, чем я. Боль за Кэти и нехватка средств были для нее так же мучительны, как и для меня, но она реагировала на все совсем по-другому. Хотя сердце ее тоже разрывалось от боли, тем не менее она не опускала рук, заботилась о Кэти с вниманием, терпением, мягкостью и безграничной любовью. Она почти никогда не поддавалась тем паническим чувствам, которые так изводили меня. Ее любовь, мягкость и терпение были выше моего понимания. А хуже всего было то, что я не мог оценить всего этого, потому что ее поведение так контрастировало с моей неспособностью справиться с ситуацией. По сравнению с ней я чувствовал себя и плохим мужем, и никудышным отцом. Я даже обижался на нее за это и старался отстраниться от нее и Кэти под любым благовидным предлогом.

Однако я любил Пэт и понимал, что, вместо того чтобы помогать, я создаю ей новые трудности. Я мучился от сознания своей вины и полной беспомощности. В поисках выхода я обращался к другим, но никто не мог понять меня.

Наши дела пошли особенно плохо, когда стал популярен «метод образцов» в воспитании таких детей, как Кэти. Нужны были 5 человек, чтобы одновременно двигать ее руки, ноги и голову, имитируя ползание. На несколько часов таких каждодневных занятий уходили почти все деньги, а безрезультатность наших усилий заставила нас все-таки сдаться.

В конце концов мы поняли (как, впрочем, и многие другие, увлекавшиеся этим методом), что он оказался пустой и бессмысленной тратой времени. Но прежде чем мы пришли к такому заключению, наш семейный бюджет оказался на нуле.

Тем не менее даже в самые мрачные минуты Пэт продолжала ухаживать за Кэти с любовью, нежностью и поразительным терпением. Она не утратила ни внутреннего мира, ни душевной красоты.

А я? Я едва справлялся. Днем и ночью внутри все болело за Кэти. Я не мог сосредоточиться на учебе и не знал, как справиться с финансовыми проблемами. Короче говоря, я был жалок и боялся, что долго не выдержу. Я спрашивал себя: «Сколько трудностей могут вынести супружеские отношения? Испортятся ли они после всего этого, или брак вообще распадется?»

К тому времени Кэти было уже 5 лет. В целом все оставалось по-прежнему, но ее приступы становились сильнее и справляться с ними было все сложнее и сложнее. Дошло до того, что малейшая перемена окружающей обстановки вызывала новый приступ. После приступа Кэти не могла есть в течение трех дней. Когда приступы стали повторяться по несколько раз в день, приходилось насильно кормить ее. В конце концов мы поняли, что Кэти не выживет, если ее не положить в больницу. И наконец пришел день, когда нам пришлось принять самое тяжелое, самое мучительное решение в нашей жизни: мы вынуждены были поместить Кэти в клинику для умственно отсталых. Представьте себе – отдать нашу драгоценную пятилетнюю крошку абсолютно незнакомым людям. Я вообще не был уверен, что переживу это. И вновь я смотрел на свою жену, на мою дорогую Пэт. Борясь с той болью, которая мучила ее не меньше, чем меня, она, тем не менее, знала, что нам делать, решала разные вопросы, находила в себе мужество принимать все таким, как оно есть, и не утратила при этом мягкости и душевной красоты.

К сожалению, меня трудно чему-либо научить. Но тогда, вместо присущего мне стремления до последнего пытаться поправить непоправимое, вместо негодования на жену, которая так спокойно относится к самым невыносимым жизненным обстоятельствам, я решил, что должен учиться у Пэт. И она научила меня (что способна сделать только лишь женщина), как продолжать жить и смиряться с самыми тяжелыми потерями.

В каждом типе личности есть свои достоинства и недостатки. В ситуации с Кэти Пэт была сильнее меня и мне приходилось учиться у нее, а иногда даже искать ее поддержки. В других ситуациях, с которыми легче справиться мне, я помогаю Пэт.

Главное во всем этом – понять, что подобные испытания могут постигнуть каждую семью, а разрушат они брак или укрепят его – зависит от того, как муж и жена будут реагировать на удар. Моя первоначальная реакция на то, что случилось в нашей семье, была неправильной. Я старался уйти от реальности, оставив Пэт справляться со всем в одиночку. Но своим примером она показывала мне, как надо выполнять обязанности мужа и отца и брать на себя ответственность. Я научился этому и с тех пор моя признательность и любовь к Пэт все возрастает. Только потому что я научился справляться с душевной болью, а не бегать от нее, мы с Пэт смогли многие годы стойко встречать жизненные невзгоды и преодолевать мучительные удары судьбы.

Дорогие родители, если мы справимся с проблемами, которые способны расшатать брак, то как супруги мы вырастем. Если мы будем смотреть на свои супружеские обязанности как на обязательство всей жизни, мы будем жить в любви, взаимопонимании и уважении. Мы должны думать и поступать так, будто других путей, кроме ответственного исполнения своих супружеских обязанностей, просто не существует. Да, это труд, и труд тяжелый. Он требует выполнения обязанностей обоими супругами. Многие браки сейчас основаны на принципе «поживем-увидим»: «Мы попытаемся жить в браке, а если не получится – расстанемся». Но ни один брак, основанный на таком принципе, не может быть удачным. Вы скажете, что браки на всю жизнь с безоговорочным исполнением всех супружеских обязанностей так редки, что реже и не бывает. Но вся наша жизнь держится на дружной и крепкой семье. Если это не возрождать и не поддерживать, семья как социальный институт просто обречена.

НЕПОЛНЫЕ СЕМЬИ

В ходе опроса, проведенного в Америке в 1989 году, выяснилось, что 26 % детей, не достигших 18 лет, живут с одним родителем. И эта цифра быстро растет. Более 50 % новорожденных проведут по меньшей мере часть своего детства в неполной семье.

Сегодня многие уверены, что мать или отец в одиночку не могут так же успешно воспитывать ребенка, как может сделать это полная семья. В статье Дейвида Клевенджера «Parenting in the '90s», опубликованной в журнале Американского медицинского сообщества «Facets» за сентябрь 1992 года, доказывается обратное. Как утверждает Клевенджер, десятилетия исследований показывают, что «ничто не мешает родителю-одиночке быть хорошим родителем.

Хотя, безусловно, личные и общественные предрассудки в некотором смысле снижают его шансы».

В своей статье Клевенджер также цитирует слова Берри Бразельтона, одного из самых известных и уважаемых педиатров Америки: «Огромная разница – один вы растите ребенка или нет. Но даже если вы одни, я все же думаю, вы можете с этим справиться. Просто сделать это труднее, и вам придется несладко. Быть родителем-одиночкой очень и очень сложно, потому что вам придется быть одновременно и воспитателем, и добытчиком, кормильцем семьи».

Такому родителю приходится не только зарабатывать на жизнь, но и вести хозяйство. Элвин Поссент, психиатр из Гарварда, говорит: «Мать-домохозяйка выполняет множество разных дел, очень важных для семьи. Она встречает детей, когда те возвращаются домой, она готовит их к школе, ходит на родительские собрания, водит детей к врачу. Ну а если вы одиноки и вынуждены целыми днями работать, чтобы содержать себя и ребенка, кто будет делать все это? Вот это и есть трудности неполных семей».

Дейвид Клевенджер же в своей статье приводит такие факты:

«В сущности, самой серьезной причиной, снижающей возможности родителей в неполных семьях, является бедность, которая особенно серьезно сказывается на матерях-одиночках. Сегодня около 80 % неполных семей Америки живут в бедности, и 45 % семей, где только одна мать (а такие семьи составляют большинство всех неполных семей), находятся вообще за чертой бедности».

Почему низкий уровень благосостояния и другие специфические проблемы так негативно влияют именно на неполные семьи? Мать и отец в полной семье знают, что у нее или у него есть супруг (супруга), на которого (которую) они всегда могут опереться; они поддерживают друг друга психологически, морально и материально, чего лишен родитель, который растит ребенка один.

Отсутствие такой поддержки – веский аргумент в пользу мнения, что неполная семья не может считаться оптимальным социальным институтом, способным дать хорошее воспитание ребенку. Но те, кто так считает, упускают один важный момент: у родителей-одиночек тоже есть поддержка. Они не могут обратиться к супругам, но могут положиться на других людей, окружающих их, – на своих родственников, друзей, коллег, могут обратиться в различные специальные общества и организации.

И эта поддержка, откуда бы они ни исходила, чрезвычайно необходима одиноким родителям. Наиболее удачливыми оказываются те неполные семьи, которые научились обращаться за помощью и, пользуясь ею, справляться со своими проблемами. А научившись преодолевать свои трудности, одинокие мать или отец вполне могут стать прекрасными родителями.

СМЕНА РОЛЕЙ

Сейчас довольно часто происходит то, что называется сменой ролей, когда родители ждут от ребенка, чтобы он заполнил их эмоциональный вакуум, недостаток искреннего сердечного общения. Хотя это может случиться в любой семье, чаще всего встречается в неполных.

Некоторые родители-одиночки устанавливают со своими подростками отношения, подобные доверительным отношениям между друзьями или коллегами. Это происходит оттого, что им не с кем поделиться своими взрослыми проблемами.

Из-за одиночества, неудовлетворенности, депрессии или других проблем одинокие родители порой просто не могут относиться к своим подросткам не как к ровесникам. Им хочется доверить своим детям личные проблемы, которые те еще не готовы осмыслить. Такие родители стремятся стать «лучшими друзьями» своих детей, вместо того чтобы установить нормальные для них отношения.

Мне приходилось наблюдать крайние проявления такого стремления. Джиму было 16 лет, но он частенько напивался в баре вместе со своим отцом. Хотя это происходило оттого, что у отца не было друзей, сам отец при этом думал, что таким образом «делает из сына настоящего мужчину».

Мать Джулии, чтобы иметь возможность чаще встречаться со своим приятелем, просила его приводить друга и для дочери. Это, конечно, крайности, но, тем не менее, подобные формы взаимоотношений с подростками далеко не редкость. Например, часто родители жалуются подростку на то, как они одиноки, несчастны, подавлены, как с ними несправедливо обращаются. Тогда они перестают выполнять свою роль, потому что именно родители должны удовлетворять психологические потребности ребенка или подростка, а не наоборот. А если происходит смена ролей, это приносит только вред, мешая естественному развитию подростка.

Мы, родители, независимо от того, есть ли у нас жена (муж) или нет, должны всегда быть именно родителями, т. е. быть опорой для наших подростков. Если мы изменим это естественное положение вещей и будем требовать от них эмоциональной поддержки, мы причиним им вред и разрушим наши отношения. Нам нужно искать поддержки для себя где угодно, но только не в наших детях.

Мне самому никогда не нравилось быть образцом для кого-либо, а особенно для моих детей. Когда они были подростками, меня так и подмывало обращаться с ними как с друзьями-ровесниками, но я не осмеливался. Да, я был с ними ласков и дружелюбен, мне нравилось играть, развлекаться с ними. Иногда я даже говорил с ними о некоторых личных проблемах, но только с целью развития их интеллекта, а не для собственной выгоды, не для того, чтобы переложить на них свои проблемы. Я не забывал, что я их отец и им необходимо, чтобы я был авторитетом для них, направляя их в жизни, чтобы им было на кого равняться. Если бы я перестал выполнять свои отцовские обязанности и не подавал бы им примера, впрочем, как и Пэт (ведь она тоже должна была быть для них образцом), то мои дети не были бы счастливы. А в таких случаях они чувствуют себя незащищенными и легко поддаются дурному влиянию.

Как родители, мы не имеем права использовать наших детей или подростков в качестве той самой жилетки, в которую можно поплакаться, т. е. как советчиков или коллег. Конечно, мы можем спрашивать их мнения или совета, если это делается не с целью переложить на них принятие решения или получить от них эмоциональную поддержку. Мы не можем просить их, чтобы они облегчили наши страдания. Также нельзя быть постоянно строгими с подростками, особенно если мы психологически зависим от них и нуждаемся в их эмоциональной поддержке.

Наша первая родительская обязанность состоит в том, чтобы наши дети чувствовали себя нежно любимыми; вторая же обязанность – быть для них авторитетом и воспитывать их с любовью.

Глава 3. Безусловная любовь

В основе прочных взаимоотношений с подростком лежит безусловная любовь.

Только такая любовь способна помешать развитию у подростка обидчивости, предотвратить возникновение чувства страха, оградить от ощущения собственной ненужности и неполноценности.

Когда ваши взаимоотношения с подростком основаны на безусловной любви, можете быть уверены – вы хорошие родители. Ведь без этого фундамента невозможно правильно понять подростка, чтобы установить с ним верные отношения (а именно это и отличает хороших родителей от плохих).

Если нет безусловной любви, ваши дети становятся для вас обузой, они мешают и раздражают. Безусловная же любовь станет путеводной нитью, благодаря которой вы поймете, каковы ваши отношения с подростком сейчас и что вам нужно делать дальше.

Руководствуясь безусловной любовью, вы научитесь правильно обращаться с подростком и удовлетворять его каждодневные потребности. Более того, вы поймете, когда вам удается это, а когда не очень.

Вы хотите быть хорошим родителем? Многие спрашивают, возможно ли это вообще. Я вас уверяю, что вполне возможно и быть таковым, и чувствовать себя уверенным в этом.

ЧТО ТАКОЕ БЕЗУСЛОВНАЯ ЛЮБОВЬ?

Безусловная любовь – это такая любовь, когда вы любите своего ребенка вне зависимости от его качеств и особенностей.

  • Не важно, как он выглядит.
  • Не важно, каковы его склонности, достоинства и недостатки.
  • Не важно, как он себя ведет.

Но это вовсе не значит, что вам всегда должно нравиться его поведение. Безусловная любовь – это когда вы любите подростка, даже если не одобряете его поступков.

Безусловная любовь, конечно, идеал. Вы не можете постоянно испытывать к подростку – или к кому бы то ни было – абсолютную любовь. Но чем ближе вы будете подходить к этому идеалу, тем спокойнее и увереннее вы будете чувствовать себя. И чем спокойнее и увереннее будет ваш подросток, тем лучше он будет.

Оглядываясь на то время, когда мои дети были подростками, я понимаю, что отнюдь не всегда чувствовал себя любящим отцом. Но я старался достичь этого прекрасного идеала безусловной любви. Я помогал себе, держа в голове следующие положения, которые вы тоже можете учитывать в ваших взаимоотношениях с подростком:

  • Подростки – это еще дети.
  • Подростки обычно ведут себя как подростки.
  • Многое в поведении подростков для нас неприятно.
  • Если же вы любите своего подростка и выражаете свою любовь к нему, только когда он приносит вам радость (любовь с условием), он не будет чувствовать себя искренне любимым. Это, в свою очередь, вызовет в нем ощущение собственной неполноценности, помешает ему нормально развиваться. Поэтому родители, без сомнения, в какой-то мере несут ответственность за поведение и нравственное развитие подростка.
  • Если вы любите подростка без всяких условий, он будет чувствовать себя хорошо и будет доволен собой. Он научится держать себя в руках, сдерживать досаду и раздражение, и по мере взросления его манеры и стиль поведения будут улучшаться.
  • Если вы любите подростка, только если он оправдывает ваши ожидания и отвечает вашим требованиям, он будет чувствовать себя неудачником. Он будет уверен в бесполезности любых стараний быть хорошим, потому что их всегда оказывается недостаточно. Его будут мучить чувство незащищенности, тревоги, низкая самооценка, и все это станет препятствовать его духовному росту. Поэтому мы вновь приходим к выводу, что развитие подростка во многом зависит от его родителей.

Мы с Пэт всегда старались следовать этим положениям и молились, чтобы наша любовь к нашим детям была настолько искренней и безусловной, насколько это возможно. Мы понимали, что на этой библейской основе зиждется все их будущее.

«ЛЮБИШЬ ЛИ ТЫ МЕНЯ?»

Вы знаете, какой вопрос постоянно держит в голове ваш подросток? Не осознавая этого, он все время спрашивает: «Любишь ли ты меня?» И ваш ответ на этот вопрос, ответ, который выдаете своим поведением, жизненно важен. Если вы отвечаете «нет», ваш подросток не будет стараться ни поступать лучше, ни быть лучше. На этот вопрос нужно отвечать «да», но не многие родители делают это. И дело не в том, что родители не любят своих подростков – дело в том, что большинство из них не знает, как ответить «да», они не знают, как выражать свою любовь.

Если вы любите своего подростка безусловно, он чувствует, что вы отвечаете ему «да», а если вы любите его с оговорками, он чувствует неуверенность и беспокойство. Ваш ответ на этот важный вопрос «любишь ли ты меня?» определяет отношение вашего подростка к жизни. Жизненно важный ответ, не так ли?

Одна из основных причин неумения родителей выразить свою любовь к детям заключается в незнании разницы в восприятии мира взрослым и подростком. Дело в том, что подросток оценивает людей по их поведению. Взрослые же в первую очередь ориентируются на слова.

Например, уехавший в командировку мужчина может легко обрадовать свою жену, позвонив и сказав ей: «Дорогая, я люблю тебя». Она будет на седьмом небе от счастья. Однако если он позовет к телефону своего четырнадцатилетнего сына и скажет: «Я только хочу сказать, что люблю тебя», – тот, скорее всего, пожмет плечами и ответит: «Да, но все же, папа, почему ты звонишь?»

Видите разницу? Подросток оценивает поступки, взрослый – слова.

Любить своего подростка и хранить эту любовь в сердце – это прекрасно. Но этого мало. Говорить подростку о своей любви – это замечательно, и это нужно делать. Чтобы подросток знал и чувствовал, что он любим, вы должны выражать свою любовь еще и своими поступками, так как он ориентируется в первую очередь именно на них. Только тогда подросток поймет, что на его самый сокровенный и самый главный для него вопрос «любишь ли ты меня?» вы отвечаете «да». Подросток видит вашу к нему любовь и в том, что вы говорите, и в том, что вы делаете, но действия имеют для него первостепенное значение. Внимание он обращает на поступки.

Также важно помнить о том, что у вашего подростка есть некая «эмоциональная емкость». Это, конечно, образное выражение, но оно точно передает суть. У подростка есть определенные эмоциональные потребности, и от того, удовлетворяются ли они (с помощью любви, понимания, дисциплины и т. д.), зависит его самочувствие – счастлив и доволен ли он или подавлен и раздражен. А это, в свою очередь, отражается на его поведении – послушен он или нет, плачет он или смеется, общается со сверстниками или замыкается в себе. Обычно, чем полнее эта емкость, тем лучше он себя чувствует и ведет.

В этом месте, пожалуйста, остановитесь и тщательно обдумайте одно из самых важных утверждений этой книги: ТОЛЬКО КОГДА ЭМОЦИОНАЛЬНАЯ ЕМКОСТЬ ВАШЕГО ПОДРОСТКА ПОЛНА, ВЫ ВПРАВЕ ОЖИДАТЬ, ЧТО ОН СМОЖЕТ ПРОЯВИТЬ СВОИ ЛУЧШИЕ КАЧЕСТВА. И на нас, родителях, лежит ответственность за то, чтобы эта емкость была полной всегда.

ЗЕРКАЛА, ОТРАЖАЮЩИЕ ЛЮБОВЬ

Подростков можно рассматривать как зеркала: они скорее отражают любовь, нежели являются ее источниками. Если они получают любовь, они ее и отдают; если они ничего не получают, они отвечают тем же. Любовь с условиями отдается с условиями, безусловная любовь возвращается безусловно.

Как пример зеркальной любви давайте вспомним Дебби, о которой говорилось в главе 1. Любовь между Дебби и ее родителями – образец «условных» отношений. К сожалению, родители Дебби думали, что, лишая дочь похвал, теплоты и любви (кроме, конечно, тех особых случаев, когда они могли гордиться ею), они тем самым будут побуждать ее вести себя хорошо. Во всех других случаях они не показывали своей любви, считая, что чрезмерные одобрение и любовь испортят ее и охладят ее стремление стать лучше. Дебби же, становясь старше, все чаще думала, что родители не любят ее по-настоящему и не ценят ее такой, какая она есть, а заботятся о ней только потому, что они ее родители.

Будучи подростком, Дебби научилась у своих родителей любить с условиями. Она вела себя так, как нравилось ее родителям, тоже только тогда, когда они делали для нее что-то особенное. И конечно, пока и Дебби, и ее родители поступали так, ни один из них не мог выразить своей любви открыто и искренне, потому что каждый ждал этого сначала от другого.

Это классический пример любви с условиями. Сердечность в таких семьях проявляется только тогда, когда кто-нибудь из них сделает что-то особенно приятное. А если этого не происходит, все испытывают разочарование, приходят в недоумение и растерянность. И в результате в семье воцаряются уныние, обиды и озлобление. В случае с Баттенами это вынудило их обратиться за помощью.

ЭМОЦИОНАЛЬНЫЕ ЕМКОСТИ

Как уже упоминалось раньше, подростки – еще дети по своему эмоциональному складу. Чтобы наглядней представить это, покажу, до какой степени подросток похож на двухлетнего ребенка. У обоих есть стремление к независимости и некие эмоциональные емкости, и каждый пытается достичь независимости, используя энергию этих емкостей. Когда же она иссякнет, и подросток, и двухлетний ребенок будут делать одно и то же – они вернутся к родителям на «заправку», чтобы наполнить свою эмоциональную «тару» и снова вести борьбу за свою независимость.

Например, представьте, что мать привела своего двухлетнего ребенка в незнакомое место. Вероятнее всего, сначала он уцепится за мать в поисках эмоциональной поддержки. Когда его эмоциональная емкость наполнится, он станет использовать свою независимость, чтобы исследовать обстановку. Поначалу он может просто стоять рядом с матерью, глядя по сторонам. Когда опустеет его эмоциональная емкость, ребенок снова бросится к матери; ища возможности заполнить пустоту, он будет заглядывать матери в глаза, хватать ее за руку, всячески стараясь привлечь и удержать ее внимание. Вскоре он снова готов демонстрировать независимость. Теперь он уже может убежать в другой конец помещения или к последнему ряду сидений и находиться там, пока не иссякнет эмоциональное «топливо». Он может даже заговорить с незнакомым человеком.

Вы понимаете? Ребенку необходимо постоянно возвращаться к своим родителям за эмоциональным пополнением, чтобы опять вступать в борьбу за независимость. То же самое происходит и с подростком, особенно в начале подросткового периода. Он может по-разному выражать свое стремление к независимости (иногда его способы смущают или раздражают), и для этого ему постоянно необходима нерастраченная эмоциональная энергия. А где он получает новые запасы этой энергии? Правильно, у родителей. Подросток может выражать свою независимость типично подростковыми способами – сделать что-нибудь самостоятельно, уехать куда-нибудь без родителей, игнорируя их родительскую волю, – но в конце концов, когда иссякнут запасы эмоционального «топлива», он всегда возвращается к ним за поддержкой – эмоциональной заправкой, так необходимой для него родительской любовью. А это как раз то, что нам, родителям, и нужно. Мы хотим, чтобы наши подростки могли прийти к нам за этой эмоциональной поддержкой всегда, когда им это необходимо.

Есть несколько причин, по которым такая эмоциональная подзаправка любовью очень важна:

  • Подросткам нужно достаточно много этого эмоционального «топлива», если мы хотим, чтобы у них все было в порядке и они росли хорошими людьми.
  • Подросткам крайне необходимы наполненные эмоциональные емкости, чтобы чувствовать себя в безопасности, быть уверенными в себе, чтобы преодолевать дурное влияние сверстников и многие другие трудности их возраста. А без этой уверенности они легко поддаются различным влияниям и с большей готовностью нарушают нравственные и этические нормы, чем придерживаются их.
  • Эмоциональная поддержка так важна потому, что пока она существует, существует и связь между родителями и подростками; ведь когда пустеет эмоциональная емкость подростка, он ищет родительской любви, а значит, общение между ними устанавливается гораздо легче.

Многие родители не понимают, насколько важно для их подростка иметь возможность прийти к ним за эмоциональной поддержкой. Когда подросток устремляется к независимости, он иногда до такой степени огорчает своих родителей, что они начинают очень бурно на это реагировать, часто чрезмерно раздражаясь.

Такая бурная негативная реакция, особенно если она повторяется не один раз, приводит к тому, что подростку становится все труднее, а порой и просто невозможно прийти к родителям за эмоциональной поддержкой. Связь между ними разрывается, и подросток будет искать поддержки в других местах, чаще у своих ровесников. Это очень опасная, порой ведущая к серьезным последствиям ситуация! Ведь в этом случае подросток может легко поддаться влиянию сверстников, религиозных сект или беспринципных людей, увлекающих неопытных ребят на преступные стези.

Если жажда независимости у вашего подростка выражается неприемлемыми с вашей точки зрения способами, будьте осторожны и не реагируйте на это слишком эмоционально. Это совсем не значит, что нужно закрывать глаза на дурное поведение. Вы должны выражать свое отношение и свои чувства честно, но подобающим образом, т. е. без лишнего раздражения, без криков, словесной агрессии или оскорблений – в общем, не теряя над собой контроля. Поставьте себя на место вашего подростка: если кто-нибудь будет слишком бурно реагировать на ваше поведение, каждый раз взрываясь от негодования, каковы будут ваши чувства к этому человеку? Вы начнете уважать его все меньше, особенно если это происходит с ним часто.

Так и подросток тем меньше уважает своих родителей, чем чаще он видит их потерявшими контроль над собой. Поэтому вы должны быть более уравновешенными, не терять терпения, в какой бы форме он ни выражал свою независимость и стремление к свободе. Ни в коем случае нельзя перекрывать тот путь, по которому ваш подросток возвращается к вам, чтобы пополнить свой эмоциональный запас. Это чрезвычайно важно, если вы хотите видеть его полноценным человеком и цельной личностью.

Глава 4. Безраздельное внимание

Безраздельное внимание – это не только зрительный или физический контакт. И то, и другое (о них мы будем говорить в главе 5) не требует от родителей особых усилий. А безраздельное внимание требует. Безраздельное внимание требует времени, и подчас много. Порой это означает, что вам придется отложить свои дела, когда подростку крайне необходимо такое внимание. Родители же, как правило, менее всего склонны идти на подобные жертвы.

Безраздельное внимание – это такой момент, когда ваше внимание полностью и безраздельно принадлежит вашему ребенку и он ощущает себя искренне любимым, осознает свою значимость и чувствует заботу, одобрение и уважение с вашей стороны. Такое внимание приносит вашему подростку ощущение, что для вас, его родителей, он самый важный на свете человек.

Мы знаем, какое серьезное место отводится детям в Священном Писании. Царь Давид назвал их наследниками Господа. Иисус велел не препятствовать детям приходить к Нему и говорил, что тем, кто «соблазнит одного из малых сих, верующих» в Него, лучше будет умереть. Он сказал: «…Если мы не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (см.: Пс. 126:3–5; Мф. 18:1—10; Мк. 10:13–16).

Подросткам обязательно нужно показывать, что они особенные. Это очень редко делается, но если б вы знали, как меняется подросток, когда он чувствует себя особенным!

Это повышает его самооценку и улучшает взаимоотношения с окружающими. А помочь ему почувствовать себя таковым может только наше безраздельное внимание.

Я думаю, что больше всего в жизни подростку необходимо именно безраздельное внимание со стороны родителей. Немногие вообще знают о существовании такой потребности, удовлетворяют же ее – и того реже. Есть множество причин, объясняющих это. Например, родителям кажется, что того внимания, которое они уделяют своим подросткам, поощряя их, даря подарки и уступая их странным желаниям, вполне достаточно. Все это, конечно, тоже необходимо. Но было бы большой ошибкой считать, что этим можно заменить искреннее и безраздельное внимание. Хотя такая замена очень привлекательна для родителей. Ведь гораздо проще похвалить или подарить что-нибудь, и это отнимает не так уж много времени. Однако дурное поведение подростков, плохие поступки, чувство неполноценности – все это результат отсутствия самого ценного и важного для них – полного и безраздельного внимания к ним со стороны их родителей.

ПРИОРИТЕТЫ

Я не могу выполнять все обязанности в своей жизни так, как мне бы того хотелось. На это просто не хватает времени. Но можно ли как-нибудь решить эту проблему? Выход только один, и он не так уж прост: нужно определить свои приоритеты, цели, придерживаться их, четко рассчитывать свое время. Я должен постоянно следить за временем, чтобы успевать сделать хотя бы самые важные дела.

Каковы приоритеты вашей жизни? На каком месте стоят ваши дети? На первом? На втором? На третьем? Вы должны определить это, в противном случае ваши дети вообще отойдут на задний план и будут страдать от недостатка внимания. Никто не может решить за вас, что в вашей жизни для вас важнее.

Жизнь непредсказуема, и вы не можете рассчитывать на то, что у вас еще будет время заняться воспитанием детей.

Поэтому вы должны использовать и те возможности, которые вы спланировали заранее, и те, которые появляются неожиданно. Их будет меньше, чем вы думаете, – этот период так короток!

НЕОБХОДИМОСТЬ БЕЗРАЗДЕЛЬНОГО ВНИМАНИЯ

Безраздельное внимание нужно уделять подростку, не только когда есть время. Это нравственная потребность. От того, в какой мере удовлетворяется эта потребность, зависит его самооценка и самовосприятие. Если родители не уделяют подростку полного и безраздельного внимания, он будет постоянно неудовлетворен, раздражителен, так как ему будет казаться, что все остальное для его родителей важнее, чем он. Отсюда чувство незащищенности, неуверенности, что, без сомнения, негативно отразится на эмоциональном росте, замедлит его психологическое возмужание.

Такого подростка довольно легко заметить. Как правило, он менее уверен в себе по сравнению с теми, чьи родители все же находят время для своих детей и уделяют им полное и безраздельное внимание. Он часто замкнут, и у него возникают трудности в общении со сверстниками. Ему сложнее справляться с проблемами, и, как правило, он не в состоянии постоять за себя. Он слишком зависим от других, в том числе и от сверстников, и более подвержен влиянию с их стороны.

Однако иногда кажется, что некоторые подростки, особенно девочки, лишенные внимания отцов, ведут себя абсолютно по-другому. Они довольно общительны, разговорчивы и часто даже обольстительны. Иногда они кажутся не по годам развитыми. Но проходит время, они становятся старше, а их поведение не меняется и все менее соответствует их возрасту. И тогда их общество часто становится невыносимым и для их сверстников, и для взрослых. Однако даже в последний период подросткового возраста безраздельное внимание, особенно со стороны отцов, может во многом помочь подросткам избавиться от саморазрушающего поведения, ослабить их беспокойство, раскрепостить их, дать им возможность спокойно продолжать взрослеть.

КАК ЭТО ДЕЛАТЬ?

Я убедился, что лучший способ отдать себя в полное и безраздельное владение своему ребенку – это установить определенные часы, которые вы будете проводить наедине с ним. Возможно, вы уже задумывались над тем, как это сложно. И это действительно сложно. Найти время, чтобы побыть наедине с подростком, отключась от всех забот, – это я считаю самой сложной из родительских обязанностей. Ее нельзя игнорировать – требуется много времени, чтобы быть хорошим родителем.

Однако найти свободное время в наш гипердинамичный век нелегко еще и потому, что у подростка множество других интересов, с которыми родителям приходится конкурировать. Все это только подтверждает тот факт, что безраздельное внимание родителей крайне необходимо для подростков, особенно учитывая дурное влияние извне, которое сегодня сильно, как никогда прежде.

Понятно, что выкроить время из наших загруженных рабочих графиков чрезвычайно трудно. Но если вы все же сделаете это, вы будете вознаграждены сполна, ибо нет ничего прекрасней, чем видеть своего подростка счастливым, знать, что он в безопасности, что он умеет ладить со сверстниками и взрослыми, что он хорошо учится и хорошо ведет себя. Но все это не приходит само собой, родители должны платить за это. Нам следует выделять время, чтобы побыть наедине с каждым из наших детей.

Я знаю, как трудно правильно распределять время. Что касается меня, я всегда старался оставлять его для детей как можно больше. Например, когда вечером по понедельникам у моей дочери Кэрри были уроки музыки неподалеку от моего офиса, я так планировал свои деловые встречи, чтобы иметь возможность забирать ее после этих уроков. Обычно мы шли в какой-нибудь ресторан и вместе ужинали, и за такими ужинами, когда времени было достаточно и никто нас не прерывал, я был полностью предоставлен ей и выслушивал все, что она хотела мне рассказать.

Только при подобных обстоятельствах, один на один, без посторонних, могут возникнуть те особые близкие отношения, которые так нужны каждому ребенку, чтобы справляться со всеми жизненными неурядицами. Дети очень дорожат такими моментами и вспоминают о них, когда им приходится трудно, особенно в полные конфликтных ситуаций подростковые годы.

Родителям также важно знать, что, предоставляя своим детям безраздельное внимание, они должны стремиться и к физическим, и к зрительным контактам с ними, потому что именно в такие моменты эти контакты приобретают особое значение для ребенка.

Также важно не упускать возможности использовать и другие, непредусмотренные обстоятельства, чтобы побыть со своим подростком. Например, вы очутились с ним наедине. Воспользуйтесь этим, чтобы пополнить его эмоциональную емкость и тем самым предотвратить сложности, которые могут возникнуть из-за эмоционального вакуума. Пусть этот период будет очень коротким – даже минутка-две безраздельного внимания могут творить чудеса!

Здесь на счету каждое мгновение, так как ставки слишком высоки: что может быть хуже строптивого и своенравного сына или дочери? И что может быть лучше уравновешенного, гармонично развивающегося подростка!

Без сомнения, постоянно уделять детям безраздельное внимание трудно, на это расходуется много времени, а подчас это становится и невыносимым для измотанных проблемами родителей. Но такое внимание – самое лучшее средство для поддержания эмоциональной емкости вашего подростка в хорошем состоянии.

По мере взросления ваших детей время, которое вы уделяете им, тоже должно увеличиваться. Детям более старшего возраста необходимо больше времени, чтобы расслабиться, разомкнуться и почувствовать себя готовыми делиться самыми сокровенными мыслями, особенно теми, которые внушают беспокойство.

Когда дети входят в подростковый возраст, их тяга к семье возрастает, а не наоборот. Обычно считается, что как только наши дети становятся независимыми, они хотят как можно больше находиться вне семьи, и, значит, родители могут проводить с ними все меньше времени. На самом же деле это одна из самых грубых ошибок родителей. Когда их дети превращаются в подростков, родители все чаще используют свое свободное время в личных интересах. Между тем, все подростки, с которыми я имел дело, истолковывали это так, будто родители отталкивают их и становятся безразличными к ним.

Как видите, в этот период внимание родителей необходимо подросткам как никогда. Ежедневно они подвергаются различным влияниям, чаще всего, к сожалению, вредным и даже пагубным. Если вы хотите, чтобы ваш подросток сумел выстоять в сегодняшнем мире, вам надо больше бывать с ним, наполняя его положительными эмоциями; особенно это важно, когда в его душе смятение. Если вы все же найдете время, чтобы удовлетворить все его эмоциональные потребности, он обретет уверенность и мужество и найдет для себя те ориентиры, которые помогут ему в жизни. Он станет сильнее и сможет преодолеть влияние тех, кто хотел бы использовать его в своих интересах.

Все это может показаться неисполнимым, особенно если ваш ребенок погружен в себя и не расположен общаться, что очень часто встречается среди подростков младшего и среднего возраста. Нужно запомнить один секрет: защитные реакции подростка крайне обострены, и ему требуется время, чтобы их преодолеть, настроиться на искреннюю беседу и поделиться тем, что накопилось в душе. Вы уловили, что здесь самое главное? ВРЕМЯ.

Я вспоминаю, когда нашей Кэрри было 14 лет. Что за возраст! В ней происходили типичные для подросткового периода перемены, и она частенько общалась только с помощью мычания типа «угу», «у-у», «у?»

За это время я сделал два замечательных открытия. Первое: бесполезно и даже вредно пытаться заставить ребенка говорить. Хотя меня так и подмывало засыпать ее вопросами, я понял, что это было бы ошибкой и только ухудшило бы ситуацию. Второе: если я проводил с Кэрри хотя бы 20–30 минут без какого-либо давления на нее, не заставляя ее поддерживать разговор, ее защитные реакции мало-помалу ослабевали, и тогда мы действительно начинали беседовать, делиться мыслями и чувствами.

Одним из самых эффективных способов достичь этого было пойти с ней в ресторан. Обычно я выбирал тот, где было самое медленное обслуживание, и вел туда Кэрри в такое время, когда клиентов было больше всего и нужно было долго ждать своей очереди. Порой я по несколько раз просил официантов вернуться попозже: «Мы еще не готовы заказывать». Ел я медленно, потом заказывал десерт, чего я не делаю обычно, потом не спеша выпивал чашку кофе.



Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Самые популярные материалы