Кому высыпаться: младенцу или родителям?


Фильм "Секс в большом городе"

Мой ребенок для меня - мой Бог! - А о последствиях этого я предпочитаю не думать.

Фильм "Бэби бум"

Папы за то, чтобы главными в семье были родители. Мамы главными делают детей.

Э. ГЕВОРКЯН – Добрый день! Это "Эхо Москвы" и вновь в эфире программа «Бэби Бум». Наша тема: Кому же высыпаться ночью: младенцам или родителям? Мы говорим про ночной сон. В книжке Памелы Друкерман: «Французские дети не плюются едой» рассказывается, что французские дети могут спать всю ночь кряду… У меня просто шевелились волосы на голове от ужаса и вставали дыбом, потому что, это мне кажется настолько негуманно и противоестественно, что мы, собственно, будем разбираться. Главный конфликт, которым мы обозначили для себя внутри редакции: следовать ли нам как родителям за естественными биоритмами и сном ребенка и подстраиваться под него, под его естественными ритмы, либо другая ситуация, когда мы создаем удобный нам, родителям ночной режим сна и кормления.

Папы подходят к делу творчески
Папы подходят к делу творчески

Лично мне было удобно подстроиться под ребенка таким образом, чтобы все дети, пока они малыши, конечно, спали со мной в одной комнате, а, поскольку они были физически очень близко рядом: придвигала детскую кроватку или, когда они совсем ляльками были, совсем на моей кровати лежали – и я их просто на автопилоте, на автомате кормила грудью и при этом даже не просыпалась. И для меня именно это следования за естественным ритмом ребенка во время совместного сна с ним, было настолько просто, что мы только благодаря этому высыпались. Если бы я, не дай бог, придумала отложить его в отдельную кроватку в отдельную комнату и пыталась бы его каким-либо образом приучать, чтобы он спал 8 часов подряд – во-первых, я технически не представляю, как это возможно сделать, чтобы он там не орал, ни плакал, не кричал, чтобы весь дом не стоял на ушах.

А. ГОЛУБЕВ – Вот есть люди, которые утверждают, что делать это можно, главное быть решительным и действовать последовательно. И мы уже начали говорить о книжке замечательного французского автора Памелы Друкерман, которая сама американка, но живет в Франции, и она все это доступно описывает. Она сама удивилась тому, как это происходит во Франции, потому что она американка, она приехала жить во Францию и с удивлением заметила, что французские дети спят по ночам.

У нас в семье с первым ребенком не все так замечательно, к сожалению, поэтому мы пытались наверстывать. А вот со вторым ребенком – здесь уже попроще, потому что мы пытались следовать рекомендациям доктора Евгения Олеговича Комаровского, не бросаться к ребенку по первому его всхлипу, крику и так далее, и ребенок начинает как-то более быть самостоятельным. Существуют эти фазы сна ребенка, когда он может проснуться, что-то немножко покряхтеть, покричать - надо дать ему возможность самому перейти в эту следующую фазу сна, и ребенок спит, и не надо ему сразу давать кормить, чтобы он немедленно замолчал. Потому что это тупик: ребенок просыпается периодически, начинает крякать – мама сразу даем ему грудь, и он в итоге перекармливается, у него от этого начинает болеть живот, он начинает плакать – все сходят с ума, папа уходит в другую комнату спать, потому что его все это дело задолбало, на следующий день он идет на работу убитый, разбитый. Потом он орет на маму – и семья распадается.

СЛУШАТЕЛЬ – Здравствуйте! Меня зовут Анна. Я говорю из Санкт-Петербурга. Дело в том, что мои дети уже взрослые, но я хочу сказать, что на меня произвели колоссальное впечатление слова вашей ведущей – извините, я ее имя пропустила - она сказала, что она не представляет себе, как это возможно, чтобы ребенок спал всю ночь. Вот у меня двое детей, и я приучила, они оба были подстроены четко под мой режим. Мои дети никогда не спали со мной, я вообще против этого. Рядом с кроватью, где мы спали с мужем, была кроватка ребенка. У нас была четкая установка: ребенок ночью есть не должен. Если он хочет кушать, то значит, ему надо дать попить. Натощак. Хочешь есть – попей. И я еще, что делала – я делала массаж ребенку. Вот, когда я сына выпускала из своих рук, он просто расслаблялся и был счастлив, что его отпустили. Да, я вставала ночью, чтобы дать воды и сделать массаж, но это длилось только первые два-три месяца, после ушли и эти проблемы, ребенок просто спокойно спал всю ночь.

А. ГОЛУБЕВ – Эвелина говорит, что маме легче выспаться, когда спишь с ребенком. У меня вопрос: А, где в этот момент папа находится? Насколько это нормальная ситуация, когда первые годы жизни ребенка, - а если у тебя несколько детей подряд, то на несколько лет, - забыть про совместный сон мамы с папой вдвоем в постели.

Э. ГЕВОРКЯН – Ну, почему? Интимную жизнь не прекращается, потому что это необязательно совершать при ребенке именно в этом месте, именно в эти секунды. Мама тут вместе и с ребенком, и с мужем. Кроватка приставлена к нашей кровати большой, взрослой, рядышком находится очень близко, как продолжение нашей постели. Когда ребенок покрупнее становится, ему уже там тесно становится, и мы его переселяем как бы на 50 сантиметров от меня, но как бы моя рука всегда в любой момент может дотянуться, можно положить руку на ребенка и он успокоится, потому что мама рядом – он в безопасности. Папа при этом тоже рядом и все довольны.

Позвольте я сейчас зачитаю информацию от этого автора Джеймса МакКейна, «Совместны сон с ребенком» называется его книга. Он здесь говорит о том, что только буквально последние сто лет возникло это новейшее в истории человечества явление – про то, что младенец не спит рядом со своими родителями, потому что появились отдельные комнаты, отдельные кроватки, возможности кормить смесями и прочее. И дальше он говорит о том, изучив как антрополог, как биолог эту историю, он приходит к выводу, что если ребенка искусственно приучать к отдельному сну, то ребенок -он рождается сам по себе не очень дозрелым, человеческий детеныш и для его спокойного развития и нормального развития мозга, чтобы не было повышенного уровня кортизола в крови, чтобы стресса постоянно не было, ему важно ощущать, что мама рядом, и что он в безопасности. И самый простой и естественный путь, который до сих пор в некоторых странах…

А. ГОЛУБЕВ – Это сколько, Эвелина, это так до свадьбы надо, чтобы он в безопасности себя чувствовал? Сколько он должен спать с мамой и мешать родителям жить нормальной родительской жизнью?

Э. ГЕВОРКЯН – Нет, а ты для чего родил ребенка? Ты же можешь потерпеть год или два?

Е. ПРУДНИК – В вопросе, кому же все-таки высыпаться – младенцу или родителям; надо ли задавать какой-то режим ночного сна - я всегда на стороне ребенка. У него есть поводы для того, чтобы проснуться, которые связаны не с его капризностью и желанием навредить родителям, а с его физиологией, потому что он растет, и у него есть масса поводов побеспокоиться во время сна.

А. ГОЛУБЕВ – Давайте послушаем запись моей беседы с Евгением Олеговичем Комаровским, педиатром из Харькова, который ведет свою передачу.

Е. КОМАРОВСКИЙ – Для начала мы четко должны понимать, что сон – это физиологическая потребность, то есть точно так же, как дышать, справлять нужду, как есть, как пить, то есть ребенок не может не спать – это совершенно очевидно. Главное, почему ребенок может спать плохо, почему ребенок должен просыпаться каждый десять минут? Потому что,скорей всего, его что-то беспокоит. Что его может беспокоить? Его может беспокоить голод, его может беспокоить жажда, зуд, опрелости, боль короче говоря. И вот родители должны подумать над этим.

Главная задача родителей – чтобы ребенок лег спать перед ночью уставший, невыспавшийся, но при этом он должен был сытый, у него не должно быть жажды, у него не должно быть опрелостей и так далее. То есть суть в чем? Для того, чтобы не хотеть спать днем, организуйте правильно образ жизни ребенка. Но сплошь и рядом ребенок укладывается спать тепло одетый в жаркой, сухой комнате. Ночью он просыпается именно от жажды, потому что у него пересохло во рту и заложен нос. Его кормят едой, потому что понять, что просто у ребенка может пересохнуть во рту, родители не могут. В результате ребенок переедает, в него болит живот, он кричит.

А, когда ребенок кричит, какие выводы делают мама и папа? - он либо замерз либо проголодался. Его сильнее кутают, его больше кормят – он орет дальше. Вот и все, собственно говоря.

Поэтому главное понять, что должно быть для начала, это самое главное, и без этого никакие вопросы не решаются: должно быть реализовано такое понятие, как детская спальня или комната, где ребенок спит, точнее условия, в которых он находится. Оптимальные условия детской спальни: температура воздух не выше 20 градусов, оптимально 18-19 и влажность воздуха от 40 до 70%. Это задача папы. Если он нашел силы в себе сделать ребенка, значит, он обязан найти в себе силы обеспечить комфортный воздух в спальне. С этого надо начинать.

А. ГОЛУБЕВ - Ну, вот мамочки говорят, что «ребенок у меня не спит, но у него, видимо, такая психика, характер такой – ну, беспокойный ребенок».

Е. КОМАРОВСКИЙ – Это у мамочки психика и характер, потому что она неправильно… Я еще раз фиксирую внимание: проще всего перевести стрелки, что это такой несчастный ребенок. Так вот, если ребенка проголодать, сытно накормить, покупать, после этого тепло одеть и положить в чистой прохладной комнате, он будет спать не просыпаясь 6-8 часов. Но сделать это сплошь и рядом невозможно, на это не хватает эмоций, на это не хватает решимости. Проще всего сказать: «Мой – он такой особенный, с уникальной нервной системой», пойти к врачам, попросить капельки для сна, напихать эти капельки и годами не спать.

А. ГОЛУБЕВ – Евгений Олегович, но мы знаем, что до определенного возраста мама, как ни крути, должны ночью просыпаться, чтобы кормить ребенка.

Е. КОМАРОВСКИЙ – Совершенно верно.

А. ГОЛУБЕВ – В каком возрасте она уже может этого не делать, потому что это продолжается довольно долго?

Е. КОМАРОВСКИЙ – По крайней мере, я знаю, что те родители, которые выполняют мои рекомендации, как правило, после 6-месячного возраста не просыпаются. То есть после 6 месяцев вполне можно сделать так, что ребенок будет спать с 24-00 до 6-00 не просыпаясь. Некоторым везет больше. Мои, например, дети спали до 8 утра, после купания и плотного кушанья мамы в 24-00. До того времени совершенно спокойно, как правило, один-два раза среди ночи мама просыпается среди ночи и тратит 15 минут на то, чтобы ребенка покормить, после чего они тут же засыпают дальше, но еще раз фиксирую внимание: у нас очень часто женщины кормят ночью практически постоянно именно потому, что дети просыпаются с пересохшим ртом и с чувством жажды, но вместо того, чтобы проветрить комнату и это устранить, родители их всю ночь кормят, и это очень серьезная ошибка.

А. ГОЛУБЕВ – Еще такой один постоянный вопрос: Под кого, собственно, подстраиваться: родителям под режим ребенка, когда он хочет спать, или ребенка подстраивать под себя?

Е. КОМАРОВСКИЙ – Ну, это вопрос, вообще, самый главный. Это, вообще, вопрос, кто под кого подстраивается – это вопрос философии родительства. Я всегда об этом говорю и повторяю: Нигде в живой природе нет такого, чтобы стая шла за детенышами. Детеныши идут туда, куда их ведут сильные и опытные взрослые – это закон природы. Если стая идет за детенышем, то тогда жизнь детеныша под угрозой и жизнь стаи под угрозой. Поэтому ребенок должен адаптироваться под модель семьи. Папе надо встать утром выспавшимся и пойти зарабатывать этому ребенку на еду и его маме, поэтому семья должна организовать свой сон так, чтобы все вместе дружно пошли спать, поэтому однозначно: ребенка надо адаптировать под семью.

Если ребенок спит днем, а потом бодрствует ночью – то, что называется перевернутый режим: перепутал день с ночью – то надо один-два дня не давать, сознательно мешать ребенку спать: развлекать, играть, гулять, но заставить его спать тогда, когда это удобно взрослым. Да, взрослые сплошь и рядом не могут на это решиться, особенно женщины. Женщина воспринимает свое материнство, сплошь и рядом, как подвиг – она готова к подвигу уже в тот момент, когда она ощутила, что станет матерью. Так вот наша задача, может быть, мужчин – помочь женщинам и превратить материнство не в подвиг, а счастье – это самая главная задача мужика. А для этого он должен взять на себя принятие решений хотя бы о том, во что ребенка одеть, и каким воздухом ребенок должен дышать ночью.

А. ГОЛУБЕВ – И еще один такой дискуссионный вопрос. Вообще, сегодня же очень популярно родителям спать с детьми. Вот мамы объясняют это тем, что ребенку нужно мамино тепло, ощущать ее близость. И вот постоянно дети не вылезают из родительской постели. Это нормально.

Е. КОМАРОВСКИЙ – Если это нравится папе, маме и ребенку – сколько угодно. Но я хочу вам сказать, что ребенок от вас никуда не денется, а вот мужу тоже тепло нужно, и к груди его тоже эпизодически надо прикладывать. Я знаю, опять-таки после того, как пошла мода на совместный сон с детьми, я вижу огромное количество распавшихся семей из-за этого, когда мама спит с ребенком, а папа спит на диванчике или на коврике рядом с кроватью. Еще раз фиксирую внимание: я ничего не имею против совместного сна, если это устраивает всех членов семьи. Идеальная ситуация: в большой кровати находятся мама и папа, у ребенка есть своя кроватка, которая находится рядом с кроваткой взрослых. После полугодовалого возраста эта кроватка может отодвигаться, а после годовалого идти в отдельную комнатку, но у ребенка должно быть свое место под солнцем.

Опять-таки я глубоко убежден в том, что для того, чтобы семья была крепкая, на первом месте должна быть любовь папы и мамы. Реализовать любовь мамы и папы намного проще, когда в кровати больше нет никого. Не болейте, всего вам доброго! Надеюсь, вы если и не сделаете точно правильные выводы, но наши слушатели, по крайней мере, получат информацию к размышлению.

А. ГОЛУБЕВ – Давайте обратимся к нашему гостю: Елена Прудник – специалист Центра естественного развития и здоровья ребенка. Я, когда такое вижу: «специалист Центра естественного развития», я сразу представляю, как тогда неестественно дети развиваются, значит. Я сразу представляю: специалист такого центра должен говорить о том, как родители должны во всем потакать ребенку, как они должны на каждый его… Естественное развитие – это как? Родители подстраиваются под режим ребенка или подстраивают ребенка под свой режим?

Е. ПРУДНИК – Здесь всегда решается индивидуально. Как бы это не звучало дипломатично, правда, это очень индивидуально, потому что разные родители, разные дети. Дети бывают разные по темпераменту по своему. Холерики спят всегда хуже, потому что у них темп психических реакций намного выше и быстрее, поэтому все процессы в их организме им мешают, их будят, тревожат, они орут по этому поводу требуют, соответственно все дети из материала заказчика, значит, либо мама либо папа тоже холерики.

А. ПОЗДНЯКОВ – То есть, действительно, Комаровский так иронично говорил: «Есть дети какие-то вот особенные: мой ребенок особенный», поэтому он не спит ночью». Это допустимо?

Е. ПРУДНИК – Мы все очень особенные, мы все очень индивидуальные, и все наши дети тоже очень индивидуальны.

А. ГОЛУБЕВ – Мне так кажется, что если любого ребенка за день нагрузить так, что он уже к вечеру будет валиться с ног – холерик, сангвиник, еще кто-нибудь…

Е. ПРУДНИК – Дети будут все равно вести себя ночью по-разному, потому что у них у всех растут зубы – раз, растут кости – два. Им всем хочется есть, им всем хочется писать и все эти процессы воспринимаются каждым из этих детей по-разному. Соответственно, «хорошо замученный ребенок» лучше спит – это девиз. Понятно, что если дать ребенку хорошую, нормальную нагрузку, чтобы он весь день улыбался и смеялся, конечно он будет спать лучше, но если у него режется шесть зубов одновременно – вы сходите, полечите шесть зубов одновременно к стоматологу – я посмотрю, как вы будете ночью спать. То есть, здесь есть у него абсолютно право, даже ночью уставшим, похныкать, потребовать дополнительной ласки, потребовать дополнительно внимания и так далее. Понятно, что это не будет долго: зубы прорезались 10-14 дней…

А. ГОЛУБЕВ – А ребенок уже привык к маме, что мама уже, когда он начинает требовать маму – мама приходит. Он привыкает очень быстро: «Я требую маму – мама приходит». О’кей, супер! Мама по малейшему его требованию прибегает.

Е. ПРУДНИК – Я с вами крайне не согласна, потому что ребенок ночью имеет потребность спать, и, если его ничего не беспокоит, он будет спать, и ничего другого делать не будет. Ну, лет в 16, наверное, пойдет на дискотеку.

Э. ГЕВОРКЯН – Я просто уточню. Здесь же, действительно, есть тема в чем – что вот эта… французский автор – она предлагает – опять я не понимаю, какой ценой – чтобы он спал по 6-8 часов кряду и не требовал есть, то есть отучить его от еды ночью, и чтобы он впадал в более глубокий сон. Другой автора, этот Джеймс МакКейн – он пишет, что это естественно, и как раз человеческий мозг в младенчестве развивается лучше, если он не впадает в этот глубокий сон – тогда меньше шансов, что случится этот синдром внезапной смерти. Это нормально, если мама очень чутко реагирует на него, именно потому, что это заложено природой. Младенцы – они рождаются такими несовершенными, и они не должны спать 8 часов, как взрослые.

Е. ПРУДНИК – Совершенно согласна, особенно, если это касается детей первых трех месяцев, потому что ребеночек рождается совершенно незрелым, совершенно беспомощным, абсолютно. Он в первые сутки даже фиксировать взгляд не может, не говоря уже о том, чтобы что-то руками делать или головой, поэтому, естественно, чем меньше ребенок, тем ближе к матери он должен находиться, и он, в общем, называется грудным не потому, что он сосет грудь, а потому, что он должен находиться у груди взрослого человека: неважно, матери это или отца. Соответственно, фаза быстрого сна и фаза медленного сна, то есть глубокого сна – они разные. У ребенка поверхностного сна намного больше в силу незрелости, скажем, головного мозга. Мы не можем на эти процессы повлиять. Это так, как случилось. Это не хорошо и не плохо. Есть определенное соотношение поверхностного сна и глубокого сна. У взрослого человека – мы дремлем где-то процентов 20, и процентов 80 – ходим в глубину. У ребенка диаметрально противоположно, то есть он процентов 20 засыпает очень глубоко и процентов 80 очень поверхностно дремлет.

Родителей, у которых чудесные дети, которые спят 8-10 часов, я вижу очень мало. Понятно, что все хотят, имея ребенка, иметь послушного и замечательно ребенка, который будет сам есть, сам спать, сам ходить в школу, сам получать пятерки – это очень легко. А дети не такие, они такие, какие они есть. У них ряд физиологических особенностей. Здесь, если физиология не выходит за рамки патологии, то здесь, значит, родитель слишком много требует от своего ребенка. А, если она выходит за рамки физиологии и это уже патология, то надо уже разбираться, что-то с этим делать.

Понятно, что, если ребенок при прорезывающихся зубах путает день с ночью, и ночью он «Ай,нанэ-нанэ» - зажигает и не дает спать всему подъезду, а днем высыпается, то, конечно, доктор Комаровский совершенно верно говорит: мы днем ему будем всяческими силами не давать спать, а ночью, в общем, всяческими силами успокаивать. То есть это нормально для ситуации именно нарушения именно суточного ритма – тогда, когда путается день с ночью. Но опять же, ни один здоровый, нормальный ребенок не будет ставить своей целью искать мать, если он хочет просто спать. А вот, если он хочет еще что-то, то, конечно, он потребует помощи, и ближайший человек, который эту помощь может ему оказать – это его мама.

А. ПОЗДНЯКОВ – Елена, вы два крайних случая привели. Вы говорите о каком-то естественном порядке, вы говорите о таких проблемах, когда ребенок путает день с ночью, но возникают ведь ситуации, когда вне условий прорезывающихся зубов, еще каких-то условий, ребенок, например, вдруг начинает просыпаться за ночь по пять раз, причем очень тревожно спит - есть ли для этого какие-то свои причины? Можно ли каким-то образом – вот, как доктора Комаровский, который говорил, что, может быть, прохладную комнату создать, можно как-то еще способствовать какими-то косвенными методами на продолжительность сна влиять. Когда, при каких обстоятельствах понятно, что необходимо что-то делать, и действительно, как-то можно продлить сон?

Е. ПРУДНИК – Да, конечно, очень понятный и очень хороший вопрос. Смотрите, естественные условия сна для ребенка очень важны. Понятно, что в духоте они спят хуже, что на свежем воздухе лучше. Конечно, мы все это дело им создаем, думаем про это, и первое, с чего начинаем, когда ребенок начинает плохо спать, мы думаем про эти причины: про организационные и условные. Далее если они не помогают, то мы начинаем наблюдать за ребенком пристальнее и смотреть на какие-то его процессы: не находится ли он продромальном состоянии…

Э. ГЕВОРКЯН – В каком?

Е. ПРУДНИК – Ну, то есть перед болезнью. То есть температуры еще нет, а человек уже, в общем, как-то захныкал, чего там нехорошо становится с настроением. Нет ли у него проблем с пищеварением, нет ли там каких-то примесей, цвета измененного в стуле, потому что это тоже может влиять. То есть со стороны здоровья нет ли каких-то причин. Если мы не находим никаких причин, вообще – ну, то есть, мама скрупулезная, тревожная, про ребеночка знает все, она смотрит его везде и всюду: никаких сыпей, ни нарушений стула, нормальный аппетит, но что-то ему не так.

Э. ГЕВОРКЯН – Оставить его проораться в соседней комнате, чтобы он приучился уже спать 8 часов?

Е. ПРУДНИК – Зачем? Мы наблюдаем за ним дальше. Значит, у него есть какой-то процесс, скажем, физиологический, который для нас непонятен, потому что, когда растет позвоночник, когда печень увеличивается на доли миллиметров – это интенсивные ощущения – может ребенок покапризничать.

Есть такая категория деток, которые, действительно, спят плохо, с точки зрения понимания родителя. Таких деток можно воспитывать, а можно не воспитывать. И если не воспитывать, то рано или поздно, он начнет хорошо спать, потому что ребенок хочет спать – это тоже его потребность, как и наша. Есть дети, которых если начать воспитывать, то мы можем огрести большую кучу психологических проблем, которые выливаются в психосоматику, то есть это очень трепетные натуры, чувствительные, которые при достаточно жестких депривационных моментах, то есть, когда я ору – ко мне не подходят, и я лежу в темноте один и не могу сам уползти, не могу сам встать и уйти, не могу найти маму в квартире – у него начинаются неврозы, причем в более старшем возрасте…

А. ГОЛУБЕВ – Памела Друкерман пишет, что во Франции таких проблем не зафиксировано. И она опыт французских мам излагает таким образом: «Задача родителей перестроить ритм ребенка под свой, чтобы родителям было удобно. Не бросаться к ребенку по ночам каждую минуту, давать ему возможность успокоиться самостоятельно, не реагировать автоматически даже в первые дни. Маленькие дети просыпаются между фазами сна, которые длятся около 2-х часов, и прежде, чем они научатся связывать эти фазы между собой, они будут плакать, и это нормально. Интерпретируя любой плач малыша, что он голоден или, что ему плохо и бросаясь утешать его, родители оказывают ребенку медвежью услугу: ему будет сложно соединять фазы сна самостоятельно, то есть понадобиться помощь взрослого человека, чтобы снова уснуть в конце каждого цикла.

Ночные бдения с 8-месячным младенцем не воспринимают, как знак родительской привязанности. Для них это знак того, что у ребенка проблемы со сном, а в семье разлад» (Для французов). Далее сам автор заключает: «Если бы я знала обо всем этом, когда дочь родилась, четырехмесячный рубеж, когда можно было с относительной легкостью научить ее беспрерывному ночному сну, мы уже перешагнули. Ей девять месяцев, а она по-прежнему просыпается каждую ночь ровно в два. Стиснув зубы решаем оставить ее прокричаться. В первую ночь она плачет целых 12 минут, я тоже плачу вцепившись в Саймона, - мужа, - потом дочь засыпает. На следующую ночь крик продолжается уже 5 минут. На треть ночь в два мы просыпаемся с Саймоном уже в тишине. С тех пор Бин спит до утра».

Э. ГЕВОРКЯН – Все. Уже у меня мурашки по коже.

А. ГОЛУБЕВ – Все! Психика ребенка уничтожена, ему конец, вырастет моральный урод со сломанной душой, да?

Е. ПРУДНИК – Травма, конечно, ребеночку будет нанесена. Вопрос, как он с этой травмой будет жить дальше - это тоже индивидуально, потому что есть дети, которые травматизируются очень легко, и быстро это выльется в районе где-нибудь 30-40 лет, когда у человека будет полное отсутствие доверия к миру, у него не будет своей нормальной семьи и ему будет крайне сложно эту травму пережить во взрослом состоянии.

Вы знаете, у меня большие сомнения по поводу образования автора этой книжки, потому что она дает цифры неточные. У ребенка цикл сна не два часа, это у взрослого два часа. У ребенка цикл сна – это 40 минут. И постепенно он увеличивается, к году он может увеличиться до полутора часов, но никак не два. Два – это только с двух лет. Поэтому у меня большие сомнения в том, что человек, вообще, грамотен в вопросах физиологии и анатомии детского возраста. И те примеры, которые зачитали – это индивидуальный пример конкретной одной девочки, и конкретных данных родителей. Родители тоже явно холерического темперамента, то есть явно не флегматичные. Соответственно, ребенок у них такой же, и вот они все вместе хором «колбасятся». Они выбрали такой путь, жесткий достаточно для ребенка. Что будет дальше с этим ребенком, неизвестно.

А. ГОЛУБЕВ – Да мы все через это прошли…, все мы сумасшедшие…

Е. ПРУДНИК – Человечество проходило опыт такого достаточно жесткого воспитания ребенка на первом году жизни. Это были американцы, это был Бенджамин Спок, который занимал свою знаменитую книгу, которую было очень сложно найти в Советском Союзе, и наши родители нас воспитывали по этой книжке. Он, спустя 30 лет прилюдно просил прощения у всего поколения…

А. ГОЛУБЕВ – Ну, Спок – это спорно, там совсем все так сложно…

А. ПОЗДНЯКОВ – Позвольте я перед этой мыслью хочу подвести некоторые итоги голосования, потому что очень интересно. Пока мы здесь обсуждали, у нас шло голосование. Мы задавали вопрос, как вы действуете в том, что касается ночного сна: Подстраиваетесь ли вы под ритм ночного сна ребенка, или вы приучаете спать ребенка по режиму? Вот большинство – это более 77%, две трети признаются, что они приучают спать ребенка по режиму – вот они занимаются как раз такой, простите, дрессировкой.

Э. ГЕВОРКЯН – Потому что мы из этой культуры советской. У нас детей в ясли отдавали – это же была необходимость вынужденная, но это неестественно, это ненормально.

А. ГОЛУБЕВ – Это ненормально – отдавать в ясли ребенка?

Э. ГЕВОРКЯН - Конечно, это ненормально отдавать в ясли ребенка, если у тебя есть физическая возможность и финансовая быть рядом с ребенком, пока он в тебе нуждается. Да, главная мысль, которую я хочу все-таки успеть сказать… - когда у нас рождается ребенок, он не вечно будет у груди, он не вечно будет спать фазами по 40 минут – это длится всего лишь год, полтора, два…

А. ГОЛУБЕВ – Действительно, какая фигня! Забудьте о нормальной жизни, родители, на первые два года!

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Анна 21 сентября 2015 19:55:29

У нас ребенку два месяца и он спит по семь часов. Я с рождения его кормлю в 21:00, купаю и среди ночи просыпаюсь я. Он спит. Просыпается в 4:30-5. И я не знаю, почему вы ругаете книгу Французские дети не плюются едой. Это возможно , чтоб ребенок спал. Просто нужно в первый месяц научиться различать плач. Если он голоден , то он орет и этот плач не даст папе спать. А если у него закрыты глаза, папа спит, а он просто кхекает, то я закрываю глаза и сплю дальше. Так что режим вполне реален. Купаем по Комаровскому, ныряем. Все в ваших руках.

Самые популярные материалы