Легкий и сложный мир

Легкий и сложный мир - понятия из Типологии жизненных миров.

Существует ли здесь стресс, и если да, то в каком виде? В трудном и простом жизненном мире стресс возникает из-за трудностей внешнего мира, препятствующих здесь-и-теперь удовлетворению. Но эта ситуация не является для существа адаптированного к трудному миру, критической в силу развитости у него механизмов терпения и надежды. В легком и сложном мире реализация стремления к здесь-и-теперь удовлетворению всегда обеспечена (в этом и состоит, собственно, "легкость"). И тем не менее эта жизнь не лишена стресса. Чтобы понять специфику стресса в данном жизненном мире, нужно обратить внимание на то, что целостная инфантильная установка кроме первого модуса - стремления к здесь- и-теперь удовлетворению, о котором до сих пор преимущественно шла речь, содержит и второй - стремление каждого жизненного отношения быть единственным и вечным (хронотоп "это - всегда"). Этот модус инфантильной установки, переходя с одного отношения на целое «Я», порождает множество аффективных феноменов.

Так, свойственные многим невротическим личностям ощущения своей исключительности и единственности как объекта любви или, напротив, трагическая мысль «меня никто никогда не любил» явно берут начало из этой установки, а не из реалистического взгляда на жизнь. Такие мощные чувства, как зависть и ревность, питаются из того же источника. Удовлетворение потребности - это не все, что нужно инфантильному существу, ему хотелось бы еще обеспечить свои привилегии на единовластное обладание вещью, способностью, социальной позицией или другим человеком. Ревнуя или завидуя, человек страдает не столько от неудовлетворенности желания, сколько от неспособности смириться с правом другого на обладание чем-то ценным, ибо это право ранит его чувство исключительности.

В условиях сложного мира такое стремление постоянно ущемляется сознательно-ценностными иерархизациями жизненных отношений, которые учитывают «это» и «то» (и поэтому не удовлетворяют претензии какого-либо отношения на единственность), распределяют их во временном аспекте на «сначала - потом» (тем самым не удовлетворяя претензии данного отношения на все временное целое - «всегда» - жизни). Так порождается стресс в условиях легкого и сложного мира.

Субъект этого мира обладает собственными механизмами совладания со стрессом: это - а) ценностное снижение значимости актуализировавшегося жизненного отношения и б) переключение на другое жизненное отношение. Первый из них коррелирует с соответствующим механизмом реалистического жизненного мира - терпением, поскольку оба они направлены на нереализованное жизненное отношение, стремясь повлиять на него, второй - с надеждой, так как оба ориентированы на реализацию. Неслучайно в обыденной жизни именно эти четыре механизма чаще всего используются взрослыми для оказания психологической поддержки ребенку: а) снижение значимости ("ничего страшного"); б) переключение на другое ("ой, смотри, какой мячик!"); в) терпение ("потерпи, скоро пройдет"); г) надежда ("в следующий раз ты выиграешь!").

До тех пор пока механизмов а) и б) оказывается достаточно, чтобы смирять аффекты, вызванные нереализованностью притязаний жизненных отношений на исключительность, субъект испытывает стресс. Но стресс здесь представляет собой напряженную сложность жизни, а не невозможность, т.е. не является критической ситуацией.

Существует ли в легком и сложном жизненном мире фрустрация? Ясно, что легкий внешний мир не может быть источником фрустраций. Но не может ли сложность внутреннего мира порождать кроме стресса еще и фрустрацию? Для ответа на этот вопрос нужно рассмотреть два варианта внутренних соподчинений различных жизненных отношений. В первом случае сознание отдает ценностное предпочтение одному отношению перед другим, что во временной развертке выражается соотношением «сначала-потом» (как в «нелегком» мире детства наставляет воспитатель: "Сначала уроки, потом гулять!"). Однако в легком мире такое соподчинение вовсе не фрустрирует отложенную «на потом» деятельность (ведь уроки здесь учатся мгновенно), а лишь определяет ее ранг в ценностной иерархии.

Во втором случае некоторое жизненное отношение принципиально отвергается и личность вовсе отказывает ему в реализации ("никогда больше!"). Пока отвергнутое отношение не беспокоит «Я» из своего изгнания (независимо от причин этого смирения - преобразилось ли оно внутренне, признало ли свое поражение или втайне готовит восстание), о фрустраций речи не идет. Когда отвергнутое отношение вновь предстает пред лицом «Я» с требованиями на реализацию, может возобновиться уже было завершившаяся борьба мотивов - тогда наступает ситуация конфликта. И наконец, если отвергнутому отношению удается в этой борьбе победить, «Я» оказывается одержимым этим отношением, начинает смотреть на мир с позиций его интересов, то весь прежний строй личности, осуждавшей и отторгавшей нынешнего победителя, будет восприниматься последним как внешние, не до конца разрушенные барьеры, препятствующие полноте власти и воплощения. В таком состоянии «Я» в самом деле может переживать фрустрацию с неизбежной агрессивностью против побежденных мотивов и ценностей, в которых справедливо усматривается молчаливое неприятие новой власти в самой ее сущности. Но само это состояние отождествленности «Я» с отдельным отношением, строго говоря, выводит его за пределы сложного жизненного мира. Значит, в данном случае мы имеем дело с временным (или окончательным) регрессом сложного мира к простому. Следовательно, самому сложному и легкому миру в его чистоте ситуация фрустрации не знакома.

Подобно тому как во втором типе жизненного мира фрустрация совпадает с кризисом, так в обсуждаемом третьем типе ситуация конфликта совпадает с кризисом. Превращение конфликта в кризис обусловлено двумя причинами. Во-первых, в условиях ценностного существования даже частный конфликт двух потребностей выступает как нарушение всего внутреннего единства сознания, а оно-то и является главной жизненной необходимостью субъекта, живущего в этом мире. В сложном жизненном мире конфликт двух потребностей не может быть решен в рамках двусторонних отношений между ними. Здесь требуется обращение ко всей целостности сознания или к ценности, которая эту потенциальную целостность представляет. Во-вторых, возникновению кризиса способствует сама легкость мира. Трудный мир, жизнь в котором дробится на ряд сменяющих друг друга ситуаций, дает порой субъекту возможность выйти из ситуации, где он страдал от раздвоенности, в другую, где он может вновь ощутить цельность и самотождественность. В случае нравственных коллизий трудный мир дает личности возможность в жертвенном труде, в искупительном подвиге реально ощутить новую цельность, которую еще только предстоит обрести в будущем. Легкий же мир лишен «других ситуаций» и «будущего», никаких «там» и «тогда» у существа этого мира нет. Его жизнь сжата в точке «здесь-и-теперь», которая окружена хронотопом "нигде-и-никогда": если не здесь - то нигде, если не теперь - то никогда. Поскольку в этой точке цельность не достигнута, феноменологически это «навсегда». Понятно, что такое состояние и есть кризис. Таким образом, неразрешимое противоречие жизненных отношений (конфликт) в условиях легкого и сложного мира оборачивается кризисом.

В реальной жизни человек нередко принимает временные, черновые решения: «Пока так, а там посмотрим». В условиях же легкого мира подобное решение внутреннего противоречия почти неизбежно приведет к кризису. Причина в том, что установленное в данный момент единство сознания мгновенно ("здесь-и-теперь") реализуется, становясь единством жизни. И если разрешение конфликта было хоть на гран ложным, не учитывало всей полноты последствий, то эта маленькая ложь сознания в условиях легкости реализации превращается в неправду всей жизни, ее неподлинность. Возникает необходимость ценностного суда над всей жизнью, критики и пересмотра ее глубинных оснований, т. е. ситуация кризиса. «Недаром слово „кризис» означает „суд" и родственно слову „критика"' [1, с. 237]. Итак, отсутствие в легком и сложном мире внешнего опыта реализации решений сознания, последовательных проб, ошибок и исправлений, медленной личностной ковки в жертвенном труде и страдании, разовость всех жизненных преобразований, когда субъект не проходит по ступеням лестницы ценностного возрастания, а должен здесь-и-теперь наперед угадать жизнь, приводят к том; что не только сам конфликт, но и почти всякое его решение очень легко может порождать кризис. Поэтому все существование в легком и сложном мире носит преимущественно кризисный характер.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы