Личность по У.Джеймсу


Источник: У. Джеймс. Психология. М., 1991

Личность и "я"

О чем бы я ни думал, я всегда в то же время более или менее осознаю самого себя, свое личное существование. Вместе с тем ведь это я сознаю, так что мое самосознание является как бы двойственным - частью познаваемым и частью познающим, частью объектом и частью субъектом; в нем надо различать две стороны, из которых для краткости одну мы будем называть личностью, а другую - "я". Я говорю "две стороны", а не "две обособленные сущности", так как призна­ние тождества нашего "я" и нашей личности даже в самом акте их различения есть, быть может, самое неукоснительное требо­вание здравого смысла, и мы не должны упускать из виду это требование с самого начала, при установлении терминологии, к каким бы выводам относительно ее состоятельности мы ни при­шли в конце исследования. Итак, рассмотрим сначала:

  1. позна­ваемый элемент в сознании личности, или, как иногда говорят, наше эмпирическое Ego, и затем
  2. познающий элемент в на­шем сознании, наше "я", чистое Ego, как выражаются некото­рые авторы. См.

Познаваемый элемент в личности

Эмпирическое "я" или личность

Трудно провести черту между тем, что человек называет самим собой и своим. Наши чувства и поступки по отношению к некоторым принадлежа­щим нам объектам в значительной степени сходны с чувствами и поступками по отношению к нам самим. Наше доброе имя, наши дети, наши произведения могут быть нам так же дороги, как и наше собственное тело, и могут вызывать в нас те же чувства, а в случае посягательства на них - то же стремление к возмездию. А тела наши - просто ли они наши или это мы сами? Бесспорно, бывали случаи, когда люди отрекались от собственного тела и смотрели на него как на одеяние или даже тюрьму, из которой они когда-нибудь будут счастливы вырваться.

Очевидно, мы имеем дело с изменчивым материалом: тот же самый предмет рассматривается нами иногда как часть нашей личности, иногда просто как "наш", а иногда - как будто у нас нет с ним ничего общего. Впрочем, в самом широком смысле личность человека составляет общая сумма всего того, что он может назвать своим: не только его физические и душевные качества, но также его платье, дом, жену, детей, предков и друзей, его репутацию и труды, его имение, лошадей, его яхту и капита­лы. Все это вызывает в нем аналогичные чувства. Если по от­ношению ко всему этому дело обстоит благополучно - он тор­жествует; если дела приходят в упадок - он огорчен; разумеет­ся, каждый из перечисленных нами объектов неодинаково вли­яет на состояние его духа, но все они оказывают более или менее сходное воздействие на его самочувствие. Понимая сло­во "личность" в самом широком смысле, мы можем прежде все­го подразделить анализ ее на три части в отношении ее со­ставных элементов; чувств и эмоций, вызываемых ими (са­мооценка); а также поступков, вызываемых ими (забота о самом себе и самосохранение). Составные элементы личности могут быть подразделены так­же на три класса: физическую (материальную) личность, социальную лич­ность и духовную личность. За составными элементами личности в нашем изложении следуют характеризующие ее чувства и эмоции.

Согласно почти единодушно приня­тому мнению, различные виды личностей, которые могут заклю­чаться в одном человеке, и в связи с этим различные виды само­уважения человека можно представить в форме иерархической шкалы с физической личностью внизу, духовной - наверху и различными видами материальных (находящихся вне нашего тела) и социальных личностей в промежутке.

Теологическое значение забот о своей личности

На основании биологических принципов легко показать, почему мы были наделены влечениями к самосохранению и эмоциями довольства и недовольства собой, <…> Для каждого человека, прежде всего – его собственное тело, затем – его ближайшие друзья и, наконец, духовные склонности должны являться в высшей степени ценными объектами. Начать с того, что каждый человек, чтобы существовать, должен иметь известный минимум эгоизма в форме инстинктов телесного самосохранения. Этот минимум эгоизма должен служить подкладкой для всех дальнейших сознательных актов, для самоотречения и еще более утонченных форм эгоизма. Если не прямо, то путем переживания приспособленнейшего все духи привыкли принимать живейший интерес в участии своих телесных оболочек, хотя и независимо от интереса к чистому “я”, интереса, которым они также обладают.

Нечто подобное можно наблюдать и по отношению к судьбам нашей личности в воображении других лиц. Я бы теперь не существовал, если бы не научился понимать одобрительные или неодобрительные выражения лиц, среди которых протекает моя жизнь. Презрительные же взгляды, которые окружающие меня люди бросают друг на друга, не должны производить на меня особенно сильного впечатления. Мои духовные силы также должны интересовать меня более чем духовные силы окружаю­щих, и на том же основании. Меня бы не было в той среде, где я теперь нахожусь, если бы я не влиял культурным образом на других и не оказывал бы им поддержки. При этом закон при­роды, научивший меня однажды дорожить людскими отноше­ниями, с тех пор навсегда заставляет меня дорожить ими.

Телесная, социальная и духовная личности образуют есте­ственную личность. Но все они являются, собственно говоря, объектами мысли, которая во всякое время совершает свой про­цесс познания; поэтому при всей правильности эволюционной и биологической точек зрения нет оснований думать почему бы тот или другой объект не мог первичным инстинктивным обра­зом зародить в нас страсть или интерес. Явление страсти по происхождению и сущности всегда одно и то же, независимо от конечной цели; что именно в данном случае является объектом наших стремлений - это дело простого факта. Я могу в такой же степени и так же инстинктивно быть увлечен заботами о физической безопасности моего соседа, как и моей собственной телесной безопасности. Это и наблюдается на наших заботах о теле собственных детей. Единственной помехой для чрезмер­ных проявлений неэгоистических интересов является естествен­ный отбор, который искореняет все то, что было бы вредным для особи и для ее вида. Тем не менее многие из подобных влече­ний остаются неупорядоченными, например, половое влечение, которое в человечестве проявляется, по-видимому, и большей степени, чем это необходимо; наряду с этим еще остаются на­клонности (например, наклонность к опьянению алкоголем, любовь к музыке, пению), влечения, не поддающиеся никаким утилитарным объяснениям. Альтруистические и эгоистические инстинкты, впрочем, координированы. Стоят они, насколько мы можем судить, на том же психологическом уровне. Единствен­ное различие между ними в том, что так называемые эгоисти­ческие инстинкты гораздо многочисленнее.

Итог

Следующая таблица может служить итогом сказанно­го выше. Эмпирическая жизнь нашей личности может быть подразделена следующим образом.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Master Psychologos 23 февраля 2015 01:11:37

На мой взгляд, называть здоровье характеристикой " материальной личности" нельзя. Хороший врач всегда скажет: "Главное - здоровье, а всё остальное приложится". Мне кажется, никто и никогда не обязан разрушать свою личность, жертвуя своим здоровьем "во имя" или ради чего бы то ни было и даже кого бы то ни было.

Развитие темы

Самые популярные материалы