Может ли женщина быть гением

Благодаря Хеди Ламарр мы сейчас пользуемся сотовыми телефонами, навигаторами и Bluetooth с WiFi. Именно ее портрет изображен на упаковке программного продукта CorelDraw. Смотрите статью «Невероятная Хеди Ламарр»
Благодаря Хеди Ламарр мы сейчас пользуемся сотовыми телефонами, навигаторами и Bluetooth с WiFi. Именно ее портрет изображен на упаковке программного продукта CorelDraw. Смотрите статью «Невероятная Хеди Ламарр»

В послеперестроечные годы в России приобрела известность книга австрийского философа Отто Вейнингера (1880-1903) «Пол и характер». Сколько бурных дебатов породила она в каждом студенческом общежитии! Сколько горестных мыслей вызывает она по сей день у юных читательниц! Что же такого написал в ней философ, что до сих пор вызывает переживания у дам всего мира?

Вейнингер, умудрившийся издать свою скандальную книгу в возрасте 23 лет (после чего по неизвестной причине покончил с собой), доказывал, что женщина – существо неполноценное. В частности философ отмечал, что гениальных мужчин было очень много, а гениальных женщин – раз, два и обчелся.

«Но ведь были же! – воскликнет иной читатель. – Например, Софья Ковалевская!» Так-то оно так, но Вейнингер говорит нам, что все женщины, которым удалось прославиться… имели мужскую сущность, и вообще – степень талантливости женщины зависит от степени ее похожести на мужчину. В качестве подтверждения своего мнения, Вейнингер указывал как раз на внешность и характер Елены Блавацкой и Софьи Ковалевской.

Общеизвестно, что в школах большинство отличников – это именно девочки. Среди взрослых тоже немало талантливых женщин, но, в конечном счете почему-то в истории остаются только мужские имена. Чем это объяснить?

С одной стороны, женщины вынуждены больше времени тратить на детей и на бытовые дела, но, с другой стороны, среди женщин много неработающих, и у них больше свободного времени для творчества, чем у мужчин. Выходит, дело заключается не только в отсутствии времени. Все, читавшие Вейнингера, соглашались, что автор этой, безусловно, талантливой книги многое подметил верно, но, все же, никто не мог однозначно объяснить парадокс почти полного отсутствия женских имен среди гениев. В том числе и я.

Позднее мне довелось вернуться к этой загадке. Дело в том, что с некоторых пор я увлеклась созданием универсальной системы защиты от хамства («Как защититься от хамства. 7 простых правил») и обратила внимание на то, что самая беспомощная категория оскорбляемых — это красивые молодые девушки. Как бы грубо с ними ни разговаривали, они стоят и молчат, не зная, как ответить. Замужние женщины без детей, даже если им едва исполнилось восемнадцать, ведут себя побойчее. Замужние женщины с детьми – еще решительнее, и, наконец, самое решительное поведение у тех, кому за сорок.

Объясняется этот феномен очень просто. С ранних лет девочкам внушают, что женщина должна быть красивой и всем нравиться. Больше всего девушка боится выглядеть в глазах окружающих некрасиво. Такое опасение мешает девушке постоять за себя, особенно когда ее оскорбляют публично, и кое-кто этим пользуется. Что касается замужних женщин, особенно женщин, имеющих детей, они уже не настолько озабочены собственной привлекательностью, поэтому и не столь беспомощны перед хамством. А уж те, кому за сорок, почти не думают о собственной красе, и задевать их – все равно, что дразнить тигра. Более того, женщины этого возраста сами нередко ведут себя агрессивно.

Наблюдая за поведением мужчин и женщин в критических ситуациях, я пришла к выводу, что именно страх женщин показаться некрасивыми и является основной причиной того, что среди женщин очень мало (или даже вообще нет) гениев. Ведь гений должен отстаивать свои взгляды, пробиваться в жизни, а это всегда неэстетично. Представьте себе, например, женщину-ученого, выдвигающую какую-нибудь революционную теорию, и вынужденную спорить из-за нее с толпой ехидников, и вам станет ясно, почему женщины избегают тех сфер деятельности, где надо бороться. Именно поэтому женщины с легкостью дарят свои открытия мужчинам – мужьям, отцам, братьям, начальникам и просто знакомым, чтобы те их «пробивали» самостоятельно. Соответственно, и слава достается не тому, кто идею подал, а тому, кто воплотил ее в жизнь.

Помимо страха выглядеть некрасиво, женщинами руководит «инстинкт маскировки». Как известно, в животном мире самка имеет бледную окраску и скромное поведение. Это нужно для того, чтобы, в случае опасности, она могла спрятаться и спасти детенышей. Самец же, напротив, всегда имеет яркую окраску и демонстративное поведение, для того, чтобы, в случае появления врага, отвлечь его на себя и увести от того места, где прячется его подруга с малышами. Например, прекрасный хвост есть только у павлина-самца, самка же выглядит как скромная курочка. Иначе говоря, инстинкты подсказывают женщине «не высовываться».

Напрашивается вопрос: не означает ли это, что женщине проще заниматься творчеством в условиях анонимности? Если вы изучите статистику, в какой сфере культуры женщины-творцы оставили наиболее заметный след, то обнаружите, что известных женщин особенно много среди писательниц (Этель-Лилиан Войнич, Шарлотта Бронтэ, Жорж Санд и т.д.), а также среди композиторов, художников, скульпторов, – иначе говоря, среди творцов произведений, которые создаются в одиночестве, а не в коллективе. Особенно хорошо согласуется с инстинктом «сиди и не высовывайся» труд писателя, поскольку прямое общение с критиканами легко устранить, укрывшись за псевдонимом. В науке же псевдонимы не приняты, и женщины-ученые либо реализуют себя в не слишком революционных областях, либо находят себе мужчин, которые «проталкивают» их идеи (разумеется, уже от своего собственного имени).

Спрашивается, а как же многочисленные женщины-актрисы, которые всегда на виду? Во-первых, актриса, певица, балерина – это труд скорее воспроизводящий, чем созидающий нечто принципиально новое, во-вторых, если даже актриса и предлагает какую-то новую, особую интерпретацию произведения, публике трудно судить, чья это заслуга – ее или режиссера. Женщинам-актрисам гораздо меньше приходится бороться за идею, чем, например, женщинам-режиссерам. Поэтому актрис много, а женщин-режиссеров мало.

Теперь перейдем к вопросу о том, прав ли был Отто Вейнингер, считая, что все знаменитые женщины имели мужскую сущность. Полагаю, что это суждение близко к истине, но не совсем верно. Знаменитые женщины – это необязательно мужеподобные тетки, а просто те, что разрешили себе быть «некрасивыми». Создать нечто совершенно новое и внедрить это, преодолев сопротивление консерваторов, может только тот, кто не пытается нравиться всем и каждому, словно стодолларовая купюра. Именно поэтому многие известные женщины относятся к типажу «синих чулков». Часто это женщины немолодые, уже вышедшие из того возраста, когда страшно выглядеть нелепо. Таково, например, большинство женщин-авторов новаторских оздоровительных методик, книги которых популярны в настоящее время.

Получается, что женщины обречены достигать успеха только в тех областях, где не надо бороться со своим окружением. Спрашивается, как объяснить, что изредка встречаются женщины, являющиеся педагогами-новаторами? Ведь педагоги все-таки работают в коллективе, причем, нередко, враждебном. Однако противоречия здесь нет, поскольку коллектив этот на 90 % женский. Женщина может начать борьбу за свои идеи, но только не среди мужчин. Талантливую женщину в мужском коллективе быстро нейтрализуют с помощью насмешек и критики, если только это не старушка, смирившаяся с тем, что мужчины непременно создадут ей репутацию «старой ведьмы». Молодая и красивая в мужском коллективе сможет заниматься только чем-то банальным, либо будет довольствоваться ролью помощницы «великого человека». Если хотите быть «гениальной женщиной», уходите из мужского коллектива в женский.

«Но ведь в женских коллективах тоже бывают интриги и насмешки!» – возразят мне. Ссоры и интриги – да, а вот критиканство свойственно скорее мужским коллективам. Женские конфликты чаще носят мелкий «бытовой» характер вроде: «Вы больше не возьмете ключ от моего кабинета, потому что намусорили там в прошлом году!» Что касается именно продвижения своих творческих идей, в женском коллективе это сделать проще, поскольку женщинам свойственно воспринимать женщин-лидеров и борцов за свою идею, как мужчин, и у вас будут многочисленные поклонницы. Разумеется, всегда найдутся женщины, которые будут ругать вас, но они станут скорее нападать на вашу личность, а не на ваши идеи. Конечно, в случае, если вы не собираетесь играть роль новатора, работать в мужском коллективе вам будет более комфортно и выгодно во всех отношениях, но ведь мы говорим о творческой самореализации!

Выносить свои проекты на суд мужской аудитории можно только тогда, когда уже есть готовые результаты. У мужчин более острые языки, и они загубят вашу идею своими насмешками еще на стадии ее разработки. Вне работы женщина, конечно, должна встречаться с мужчинами, – это поднимает ей настроение, но работать среди мужчин в роли творца-новатора – только даром растрачивать свою энергию. Недаром знаменитая поэтесса Сафо была преподавательницей не у юношей, а у девушек.

Пребывание в женском коллективе не лишает женщину ее творческой силы. Она получает свою долю поддержки и восхищения от женщин, которые отводят ей роль «парня-заводилы». Так что Вейнингер, говоря о том, что талантливая женщина всегда чем-то напоминает мужчину, вероятно, вынес это суждение, наблюдая за поведением талантливых женщин в дамском обществе. Между прочим, в животном мире мы тоже можем наблюдать явление, когда самка берет на себя роль лидера в «женском коллективе», – например, у некоторых видов аквариумных рыбок. Если купленные рыбки оказываются двумя «девочками», одна из них начинает играть роль самца: строить гнездо из пузырьков и отпугивать от него других рыбок.

Таков же закон успешного творчества и для мужчин. Не следует думать, что в мужских коллективах «все против всех». У каждого мужчины-новатора создается своя группа поддержки, состоящая из мужчин, хотя бы временно принимающих на себя «женскую» роль ведомых. Между прочим, лица с «не той ориентацией» гораздо чаще добиваются значительных успехов именно потому, что работают без оглядки на суждения противоположного пола.

Если мне будут возражать, говоря, что мужчине гораздо проще работать в женском коллективе, я отвечу, что это справедливо, когда речь идет о рутинной работе, где надо лишь исполнять чужие указания, а что касается работы творческой, это не так. Мужчина, работающий в женском коллективе, обычно, вместо того, чтобы трудиться над своим творческим проектом, тратит время на болтовню и позерство и постепенно деградирует. Особенно такая ситуация характерна для мужчин-гуманитариев, работающих в женских коллективах. Деятельные молчуны, предпочитающие работать, а не заниматься дипломатией, часто становятся в женских коллективах жертвами интриг. Между прочим, если мужчины в женском коллективе находятся в меньшинстве, то талантливому мужчине, будь он хоть «семи пядей во лбу», как правило, уготована роль «мальчика для битья». Поэтому мы приходим к выводу: чтобы максимально реализовать свои творческие планы, на этапе разработки нового проекта мужчина должен работать среди мужчин, а женщина – среди женщин.

Есть, конечно, и другие предпосылки, которые не просто значительно повышают вероятность того, что человек сделает нечто выдающееся, а просто с неизбежностью приводят к этому! Об этих предпосылках я рассказываю в своей книге «Теория доминирования», и с некоторыми неожиданными выводами из нее поделюсь с читателями в следующих статьях.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Гость 2 декабря 2013 22:03:13

На самом деле есть такая книга: Шувалов А.В. - "Женская гениальность: история болезни". Кому надо - найдет, ну или спросите...

Гость 29 ноября 2014 13:05:44

А что насчет смешанных коллективов?

Гость 25 июня 2016 04:06:55

Какая точная и грустная статья. По крайней мере те две трети, что повествуют о женщинах в мужских коллективах.

Развитие темы

Самые популярные материалы