Направленность личности - сопоставление концепций. - О.В.Лишин

Интересно произвести анализ концепций направленности личности - концепций, близких по содержанию, но принадлежащих различным психологическим школам. Например, В.Н. Мясищев, на основе понятия отношений, в качестве избирательного начала выделяет четыре личностных типа соотношения биологически и социально полноценных и неполноценных сторон личности. «Представим квадратный лист: верхняя половина его – социально положительное, нижняя – социально отрицательное, правая половина – биологически положительное, левая – биологически отрицательное. При бесконечной пестроте, которая тем более велика, чем больше количество наносимых на карту свойств человека, возможна интегральная оценка... В нашей схеме по четырем квадрантам могут быть выделены четыре основных типа:

  1. социально и биологически полноценный;
  2. социально полноценный при биологической неполноценности;
  3. биологически полноценный при социальной неполноценности;
  4. социально и биологически неполноценный.

Аналогичной представленной модели можно считать диаграмму «О’К Коррал» (Э. Берн, Ф. Эрнст), выделяющую четыре установки отношения к себе и к другим людям (Я. Стюарт, В. Джойс. Современный транзактный анализ. Спб., 1996. С. 126-130):

1) Я – О’К; Ты–О’К;

2) Я – не О’К; Ты – О’К;

3) Я – О’К; Ты – не О’К;

4) Я – не О’К; Ты – не О’К. (Рис. 3)

Эти четыре взгляда на жизнь получили название жизненных позиций. Некоторые авторы называют их основными позициями Или просто позициями. Они представляют собой основные качества (ценности), которые человек ценит в себе и в других, что означает нечто большее, чем просто какое-то мнение о своем поведении и поведении других людей (...) Каждый взрослый человек имеет собственный сценарий, основанный на одной из четырех жизненных позиций. Однако мы не находимся в избранной позиции все время, а каждую минуту нашей жизни можем менять жизненные позиции (...) Хотя мы и используем позиции всех квадрантов диаграммы «Коррал», но у каждого из нас есть один квадрант, в котором мы проводим большую часть времени при проигрывании нашего сценария. Этот квадрант и будет основной позицией, которую мы приняли в детстве». В этом варианте модели личности квадрант, соответствующий полноценному восприятию Себя и Другого (Я – О’К с собой и Ты – О’К со мной), определяется как здоровая позиция, основанная на действии сотрудничество. Ей противостоит оборонительная и нападающая параноидальная позиция («Я – О’К с собой, а Ты – не О’К со мной»), основанная на действии избавление. Существуют еще две позиции, связанные с ущербным восприятием «Я»: бесплодная (Я – не О’К с собой; Ты – не О’К со мной), основанная на действии выжидание, и депрессивная позиция (Я – не О’К с собой, Ты – О’К со мной), основанная на действии уход. По нашему мнению, задачей психолога, владеющего методикой транзактного анализа, является перевод пациента, находящегося в какой-либо из трех неполноценных позиций, в единственно «здоровую» (Я –О’К с собой; Ты – О’К со мной).

Сходная модель личности была заложена на основе поведенческой теории привязанности психологами Дж. Баулби и М. Эйнсуорт, а в дальнейшем разработана рядом других исследователей (Л.А. Киркпатрик, К.Е. Дэвис, К. Бартеломью, Л.К. Горовитц, Д. Гриффин и проч.). Согласно концепции поведенческой системы привязанностей, развивающийся ребенок проходит серию фаз в развитии привязанности и в использовании этой привязанности в качестве «базы безопасности» для исследовательской деятельности и автономизации. В ходе развития реализуется внутренняя программа, часть нашего эволюционного наследства, имеющая адаптивный смысл. Согласно этой программе, у ребенка формируется внутренняя оперативная модель, включающая психологические образы себя и своих опекунов, основанная на эмоциональном восприятии и создающая основу для развития ожиданий по поводу будущих взаимоотношений с людьми – внутренних оперативных моделей себя и окружающих. В начале 90-х годов психологи разработали систему этих моделей, связанную со стилями привязанности. Если следовать Баулби, то «паттерны привязанности можно определить двумя осями, характеризующими внутреннюю модель «Я» и внутреннюю модель «Другого».

Каждая ось имеет свои позитивный и негативный полюсы. Примером позитивного полюса Я-оси могут служить чувство собственной ценности и ожидание позитивной реакции на себя со стороны Других. Позитивным полюсом оси, характеризующим Других, может быть ожидание, что другие люди будут доступны и настроены на помощь и поддержку, позволяя сближаться с собой. (...) Эта модель приводит к появлению четвертого стиля привязанности, а именно отвергающего (dismissing) близость. Индивиды с таким паттерном привязанности чувствуют себя некомфортно при установлении близких отношений и предпочитают не зависеть от Других, но при этом все-таки сохраняют позитивный образ «Я» (Первин Л., Джон О. Психология личности. Теория и исследования. М., 2000. С. 185. Там же. С. 186). Согласно предложенной модели, можно выделить кроме описанного выше отвергающего паттерна, вариант уверенной привязанности, когда человек чувствует себя комфортно и в близких отношениях с другими, и наедине с собой; паттерн страха привязанности, которому свойственен страх сближения, избегание общения; паттерн чрезмерной привязанности, с поглощением отношения. Последующие исследования показали, что паттерны привязанности у взрослых людей оказались связаны с выбором партнера и стабильностью любовных связей, с развитием депрессивных состояний и трудностями в межличностных отношениях, с проблемой преодоления личностных кризисов. Эти же исследования позволяют утверждать, что приуроченность личности к единственному паттерну не абсолютна, что в различных ситуациях, по отношению к различным социальным объектам, могут иметь место различные паттерны привязанности (Первый Л., Джон О. Психология личности. Теория и исследования. С. 186). Таким образом, концепция Дж. Баулби-К. Бартеломью и их последователей обнаруживает значительное сходство с концепцией Э. Берна-Ф. Эрнста).

К сходным выводам при изучении проблемы направленности личности пришел и М.Ш. Магомед-Эминов. Он пишет: «Направленность личности отделение характеризуют:

1) центрация на "Я", которое, в отличие от Другого, рассматривается как особая отличительная ценность, при этом ухудшается способность децентрироваться от своего "Я" и учитывать позиции Другого;

2) от человека к Другому идет система требований;

3) имеется направленность на собственные внутренние переживания;

4) главными являются собственные интересы, а интересы Другого отрицаются, либо признаются постольку, поскольку способствуют достижению собственных интересов, либо они вообще не принимаются во внимание;

5) Другой рассматривается как деперсонифицированная категория: он безличен, ему приписывается ограниченный набор качеств; 6) от Другого ожидается определенный ограниченный репертуар поведенческих, эмоциональных проявлений и т.д.;

7) если ожидания не подтверждаются, то против Другого принимаются определенные меры (убеждения, уговоры, наказания и т.д.) или контакт с ним разрывается.

Направленность личности соединение характеризуют:

1) центрированность на Другом, который в отличие от собственного "Я" рассматривается как более высокая ценность; наблюдается неспособность децентрироваться от Другого и учитывать свои собственные позиции;

2) на первом месте ставятся интересы Другого, а свои интересы либо не принимаются во внимание, либо вообще отрицаются;

3) человек направлен на контроль своего поведения, своих эмоций и тщательно следит, совпадают ли они с ожиданиями других;

4) большую ценность представляют внутренние переживания других, их мнения и оценки;

5) человек ждет от других определенных требований, воздействий, претензий;

6) если его поведение и эмоции не соответствуют ожиданиям других, то он боится, что будет отвергнут, наказан и т.д.;

7) хотя человек направлен на близкий контакт, психологическая дистанция при этом велика; он ограничивает свою личность, воспринимая себя безликим существом.

Направленность личности отделение через соединение характеризуют:

1) равноправность позиций;

2) ценностное отношение как к себе, так и к Другому;

3) интерес как к своим, так и к чужим внутренним переживаниям, которые координируются в единый целостный процесс;

4) не абсолютизируются ни свои, ни чужие интересы;

5) направленность не на приписывание, а на понимание точки зрения Другого;

6) способность децентрироваться как от "Я" к Другому, так и от Другого к "Я";

7) точка зрения, что Другой – такой же, как "Я", и что "Я" такой же, как Другой. Для человека с этой направленностью характерно принятие гуманистической нормы взаимоотношений, признание человека безусловной и высшей ценностью.

Очевидно, что приведенный список характерных признаков направленности личности не является исчерпывающе полным. Кроме того, направленности личности имеют сложную внутреннюю структуру и включают разнообразные мотивационные факторы. Соотношение между рассмотренными выше направленностями может быть таким, что одна из крайностей будет устойчиво доминировать в отношениях, а влияние другой будет минимальным.

В зависимости от того, какая направленность личности преобладает, можно выделить две мотивационные акцентуации: социофобию и социофилию. Социофилия проявляется в полном растворении "Я" в социуме, в боязни остаться наедине с собой, в потере индивидуальности. (...) Социофобия выражается в стремлении к одиночеству, к изоляции; другие люди либо пугают, либо раздражают, либо до них нет никакого дела; поддерживается минимум необходимых контактов. Встречаются разные ее градации, начиная от отчуждения в связи с фрустрацией основных базисных потребностей и заканчивая стремлением к невротической изоляции (...) Мотивационно-личностный континуум: соцоиофобия, сепарация, сепарация-аффиляция, аффиляция, социофилия. Каждая из этих направленностей понимается как межличностная переменная личности.

Это обстоятельство позволяет нам связать направленность личности с феноменом позиции, точнее, с двумя ее разновидностями – личностной позицией и социальной позицией личности. (...) Итак, в личностной позиции мы выделяем: изоляцию, Я-центрацию, Я-другой – интеграцию, другой-центрацию, слияние; социальная позиция включает в себя, с нашей точки зрения, пять типов: отчуждение, нарциссизм, эгоизм, гуманизм, альтруизм, конформизм».

Д.А. Леонтьев, резко высказываясь по поводу стремления к типологизации личности, приписывая ей «господствовавшую в педагогической и психолого-педагогической литературе, особенно в 60-70-е годы, но бытующую кое-где и по сей день типологию школьников по «направленности» их личности», явно отмежевывает свой «тип или путь развития личности» от упомянутой типологии (Леонтьев ДА. Очерк психологии личности. М., 1993).

Здесь он считает уместным выделение автономного, симбиотического, импульсивного и конформного типов, за которыми, по их содержанию, легко прослеживаются уже знакомые нам «жизненные позиции» или «паттерны привязанности», или наконец типы направленности личности, выделенные И.Д. Егорычевой: гуманистический, эгоцентрический, негативистический и социоцентрический (Егорычева ИД. Личностная направленность подростка и метод ее диагностики // Мир психологии. 1999. № 1. С. 264-277).

Интересным представляется замечание Д.А. Леонтьева, полностью совпадающее с нашим пониманием типов этих жизненных позиций: «Автономный путь или тип развития является единственным путем, ведущим к достижению личностной зрелости и полноценного человеческого существования. Остальные три из четырех описанных типов, моделей или путей развития личности ведут в тупик. (...) Вступив на один из этих путей (а выбор его во многом определяется особенностями родительского отношения в подростковом и более раннем возрасте), мы попадаем на конвейер, влекущий нас по жизни этим путем. Покинуть его можно лишь ценой больших внутренних усилий. В частности, основная задача любой серьезной психотерапии, какими бы методами она ни пользовалась, – направить человека по автономному пути развития. Если эта задача будет решена, он уже не будет нуждаться в психотерапии» (Леонтьев Д.А. Там же. С. 30). (Аналогично задаче психолога в концепции Э. Берна - Ф. Эрнста).

Концепция И.Д. Егорычевой позволяет рассматривать направленность личности как причинно-следственную связь доминирующих отношений – доминирующих социальных установок – доминирующих смыслообразующих мотивов ведущей деятельности – ее личностного смысла – жизненной позиции личности – личностных ценностей. Вся эта причинно-следственная цепь проявляется в двух позициях: в отношении личности к себе и в ее отношении к другим (обществу), со всеми вытекающими из этих отношений последствиями. Такое понимание основ типологии личности сближает описываемую концепцию с концепциями Э. Берна – Ф. Эрнста, Дж. Баулби – К. Бартеломью, подходом В.Н. Мясищева, концепциями направленности личности М.Ш. Магомед-Эминова и типом или путем развития личности Д.А. Леонтьева. Не противоречит она с точки зрения признания иерархической схемы диспозиционной регуляции социального поведения личности и концепции В.А. Ядова. В целом подход И.Д. Егорычевой можно назвать социально-психологической моделью личности. И.Д. Егорычевой выделено 4 основных типа личностной направленности и 8 подтипов-акцентуаций (рис. 5). Сочетания Я+, Я-, О+, О- (где О – Общество, Другие) оказались связанными с проявлением определенного типа личностной направленности.

Я+, О+ – гуманистическая направленность личности. При этой направленности личность не стремится к автономии, признавая право каждого на свободное самоопределение причем как индивидуально, так и в рамках группы. Главная Ценность для человека с такой направленностью – личность.

Я, Он, Она – конкретный человек и конкретное общество, состоящее из конкретных «Я», а не из абстрактных «Других». В этом типе выделяются подтипы или акцентуации: с преимущественно положительным отношением к себе – индивидуалистическая акцентуация гуманистической направленности и с преимущественно положительным отношением к другим – альтруистическая акцентуация.

Я+, О – эгоцентрическая направленность личности. При этой направленности в центре внимания личности находится она сама, вся ее активность сосредоточена на себе, собственных интересах, проблемах; личность стремится к признанию обществом ее особой ценности. Основной ценностью для человека с такой направленностью является он сам, его мысли, его суждения, его интересы, его деятельность, результаты его труда. Человек с таким типом направленности очень требовательно подходит к оценке другого, принимая его в целом настолько, насколько он похож на него самого, насколько он согласен с его мнением, разделяет его симпатии и антипатии. В этом типе направленности выделяются две акцентуации: с преимущественно положительным отношением к себе, при отрицательном, в целом, отношении к обществу – индивидуалистическая акцентуация эгоцентрической направленности; и с преимущественно отрицательным отношением к обществу, при, в целом, положительном отношении личности к себе – эгоистическая акцентуация. Основой характеристики первого подтипа является меньшая жесткость и нетерпимость личности по отношению к обществу. Второму подтипу свойственна полная центрация на себе.

Я-, О+ – социоцентрическая направленность личности отличается прежде всего тем, что личность не приемлет себя. Человек не верит в свои силы, не верит, что ему самостоятельно удастся то, чего он желал бы достигнуть. При этом он уверен, что другие достигнут желаемого с легкостью, по крайней мере, гораздо проще, чем он. В этом типе направленности выделяются две акцентуации: с преимущественно положительным отношением к обществу, при отрицательном в целом отношении к себе – конформистская акцентуация; и с преимущественно отрицательным отношением к себе, при в целом положительном отношении личности к обществу – самоуничижительная акцентуация социоцентрической направленности.

Я-, О — негативистическая направленность личности. Человек не приемлет ни себя, ни других; он переживает свою несостоятельность как крайне дискомфортное внутреннее состояние. В этом типе направленности выделяются две акцентуации: с преимущественно отрицательным отношением к обществу, при отрицательном отношении к себе – мизантропическая акцентуация; и с преимущественно отрицательным отношением к себе, при менее отрицательном отношении к обществу –самоуничижительная акцентуация негативистической направленности (Егорычева И.Д. Личностная направленность подростка и метод ее диагностики // Мир психологии. 1999. № 1. С. 264-277).

«Отношения, понимаемые как система временных связей человека как личности – субъекта со всей действительностью или ее отдельными сторонами, – пишет, ссылаясь на В.Н. Мясищева, Г.М. Андреева, – объясняют как раз направленность будущего поведения личности. (...) Сфера действий личности на основе отношений практически безгранична» (Андреева Г.М. Социальная психология. М., 1998. С. 289-290).

Исследования, проведенные под нашим руководством выпускниками Московского психолого-социального института (МПСИ): М.Ю. Николаевой, Л.А. Яровой, Е.А. Котельниковой, В.Н. Москалец, Е.Г. Гусаковой, О.А. Гуриной, В.К. Киселевой, О.Б. Полевцовой, Н.В. Жучковой, М.А. Вагиной, В.Н. Дерябиной, О.Ю. Сиплатовой, С.В. Зоновой, Я.Э. Коломеец, И.В. Мотовой, Е.В. Починской и И.А. Страшненко, позволили выяснить, что личность с гуманистической направленностью, с наиболее здоровой жизненной позицией (по Ф. Эрнсту), паттерном уверенной привязанности (по К. Бартеломью), в состоянии отделение через сотрудничество (по М.Ш. Магомед-Эминову), находящаяся на автономном пути развития (по Д.А. Леонтьеву), биологически и социально полноценная (по В.Н. Мясищеву) (рис. 6) характеризуется относительно устойчивой системой отношений, в которой доминируют чувство собственной ценности и ожидание позитивной оценки со стороны «других».

Другие в этой системе оцениваются как люди, достойные принятия и уважения такими, какие есть, даже если они не разделяют интересов субъекта и придерживаются иных взглядов и убеждений. При данном подходе не исключена борьба мнений и противодействие противнику, не бывает лишь презрения к инакомыслящему. Б.С. Братусь говорит в этом случае об «активности отдачи», когда «просоциальные стремления по самой сути своей переключают активность на процессы отдачи себя, преобразования мира в пользу других. Мир и люди становятся не средствами, но целью. Понятно отсюда, что активность такого рода есть несомненный признак личностного здоровья»37. (.37 Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1988. С. 130).

Далее этот автор указывает на «смысловое силовое поле», возникающее вокруг каждой личности, и на то, что личности этого типа развития, ведущего к приобщению к родовой сущности человека, создают «мощное силовое поле благотворного влияния на других людей, благотворных «вкладов» и возвышающих смысловых преобразований»38. (38 Братусь Б.С. Аномалии личности. М., 1988. С. 131).

По мнению Б.С. Братуся, всякая удача воспитания, удача психокоррекции есть не просто вклад в судьбу отдельного человека, но и фактор оздоровления социальной среды. Это хорошо бы запомнить будущим родителям и педагогам-воспитателям, особенно в наше, мало располагающее к оптимизму время.

Личностному типу, о котором идет речь, свойственно преобладание нормы в проявлении физической агрессии, при отсутствии тенденции к повышенной агрессивности. Вербальная агрессия обнаруживает наиболее значительные (до 46,1%) проявления выше нормы так же, как и чувство вины. Индекс агрессии и показатель раздражительности – в основном в пределах нормы, с тенденцией к понижению. Среди терминальных (жизненных, базовых) ценностей выделяются: самостоятельность, уверенность в себе, интересная работа, хорошие и верные друзья, счастливая семейная жизнь. Среди инструментальных ценностей наиболее значимы жизнерадостность, самоконтроль, образованность, честность, ответственность, терпимость, твердая воля.

Общими чертами личности этого типа являются повышенная ориентация на общение, высокая степень социальной адаптации в сфере взаимоотношений. Для него характерны высокие показатели общительности, в сочетании с динамичностью и эмоциональностью общения, активностью в социальных контактах, способностью к эмпатии, сочувствию и пониманию других людей. Эти качества соседствуют с откровенностью, благожелательностью к окружающим, уживчивостью, самообладанием, целенаправленностью в поведении и наличием интеллектуальных интересов. Исследование особенностей самооценки старших подростков позволили И.А. Страшненко в 2001 г. обнаружить известное сходство по критериям самоотношения и самоприятия испытуемых индивидуалистической акцентуации гуманистической направленности с испытуемыми аналогичной акцентуации эгоцентрической направленности. И тех, и других объединяют сходные показатели пониженного самоприятия, повышенной закрытости в общении, заметного расхождения между уровнем притязаний и уровнем самооценки, что, по мнению Б.С. Братуся, способно тормозить личностное развитие. Приведенные выше данные позволяют отнести один из типов личности, описанный А.А. Бодалевым, к альтруистической акцентуации гуманистической направленности. Исследователь характеризует этот тип как личность, которой одинаково хорошо удается и ситуационное, и ролевое общение – любое межличностное общение, вне зависимости от числа партнеров и степени их неоднородности. В основе этой способности, по мнению автора, лежит повышенная эмпатия, умение замечать и понимать потребности и намерения других людей, предвидеть их поведение и соответственно учитывать и осуществлять свои способности, включая как достоинства, так и недостатки. Кроме того, этому типу присущи наблюдательность; децентрация, или способность ставить себя на место другого и смотреть на происходящее и на самого себя его глазами; умение получать эту информацию на подсознательном уровне; и наконец, способность испытывать и реализовать отношение к человеку как к ценности, т.е. способность к проявлению человечности как глубинного психологического свойства. В силу обладания данными качествами, люди этого личностного типа открытом и доброжелательном общении испытывают ощущение психологического комфорта, вызывающего стенические эмоции (Бодалев А. А. Об одаренности человека как субъекта общения // Мир психологии. 1998. № 4. С. 274).

Достаточно подробно и точно описывает типичный психологический портрет индивидуалистической акцентуации гуманистической направленности А. Г. Маслоу. Он выделяет следующие признаки этого личностного типа: высшую степень восприятия реальности, способность принимать себя, других и мир такими, какие они есть; повышенную спонтанность;, высокую способность сосредотачиваться на проблеме; тягу к уединению, выраженную автономность; свежесть восприятия и богатство эмоциональных реакций; отождествление себя со всеми людьми, способность к улучшению межличностных отношений, склонность к демократическим отношениям; творческие способности, способность радоваться процессу деятельности, процессу самоотдачи, творчеству, озарению (Маслоу А.Г. Психология бытия. Рефлбук., 1997. С. 59-63).

По нашему предположению, границы, разделяющие на модели варианты личностной направленности (см. рис. 5), довольно размыты. В сущности, речь идет о постепенном переходе одних характеристик личности в другие. В связи с этим можно ожидать наличие по обе стороны разделительных границ между типами направленности и акцентуаций «зон неопределенности», в которые входят комплексы личностных черт испытуемых, способные измениться в зависимости от обстоятельств. Например, точка, обозначающая в модели И.Д. Егорычевой личностный комплекс индивидуалистической акцентуации гуманистической направленности и стоящая в непосредственной близости к вертикальной шкале Я+, Я- свидетельствует, что данный личностный комплекс, в силу внешних причин, относительно легко может превратиться в комплекс индивидуализма эгоцентрической направленности. Чем дальше от пересекающихся осей находится точка, выявленная как сочетание качеств, личности, приписываемых этой позиции, тем более устойчивы, перечисленные свойства.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы