О детях, которые боятся допустить ошибку

Источник: Р. Дрейкурс, В. Золц «Счастье вашего ребенка»

...Восьмилетний Чарльз только что кончил писать письмо бабушке. Мать хотела взглянуть на него. Он неохотно отпихнул от себя письмо. «О, Чарльз, какой у тебя ужасный почерк. И почему ты не можешь писать прямо? В трех словах у тебя ошибки. Полюбуйся! Перепиши письмо. Нельзя же посылать бабушке такой ужас!» Мать исправила ошибки печатными буквами, и Чарльз принялся переписывать письмо. Он наделал еще больше ошибок, выбрасывал один лист за другим, пока наконец не расплакался и не бросил ручку на пол. «У меня ничего не выходит!» - закричал он. «Довольно! - скомандовала мать.- Займись на полчаса чем-нибудь другим, а потом опять возьмешься за письмо».

Когда родители придают ошибкам маленького ребенка большое значение, то это приводит порой к губительным последствиям. Чарльз писал письмо с удовольствием, несмотря на ошибки и другие недостатки. Бабушке оно доставило бы радость. А теперь он возненавидел это письмо и те трудности, которые он из-за него терпит. Когда мать сосредоточила свое внимание на грамматических ошибках, она тем самым переключила внимание Чарльза с хорошего на плохое. Он стал бояться сделать ошибки. Этот страх настолько сковал его, что он наделал их еще больше. Потом он совершенно пал духом. И это хуже всего. Постоянно обращая внимание на ошибки, мы обескураживаем детей. Нельзя ничего достичь, опираясь на их слабость. Опираться нужно в первую очередь на сильные качества детей.

Если бы мать похвалила Чарльза за проявленную им заботу о бабушке, как бы это хорошо на него подействовало! Этим она отметила бы достоинства письма, чем очень обрадовала бы Чарльза. Ему захотелось бы и впредь быть заботливым. Кроме того, мать могла бы найти хорошо написанные буквы и отметить: «Я вижу, что у тебя здесь очень красиво вышла буква «С». Ты делаешь успехи». Это побудило бы Чарльза стараться писать еще лучше, поскольку мать поддержала в нем веру в свои силы. Главное было в том, что Чарльз захотел пообщаться с бабушкой. А мать потребовала от Чарльза в это время слишком многого.

Родители проводят с детьми очень много времени, наблюдают за ними, смотрят за их действиями. Некоторые родители, заметив какое-либо нарушение, набрасываются на ребенка. Если родители обращают внимание детей чаще на то, что у них получается хорошо, то этим выражают уверенность в их силах и оказывают им поддержку.

Но, как правило, родители живут в страхе за то, что дети вырастут плохими, что они приобретут вредные привычки, что у них сформируется неверное отношение к чему-нибудь, что они многое делают неправильно. Мать и отец, постоянно наблюдая за ребенком, стараются предупредить все его ошибки. Эти родители постоянно поправляют детей, все время читая им наставления. В таком подходе к детям проявляется недоверие к ним, что для ребенка унизительно, отбивает у него желание что-либо делать. Если обращается внимание только на плохое, то откуда же у ребенка возьмутся силы добиваться успеха?

У детей, которых постоянно поправляют, возникает ощущение собственной слабости. Это может отбивать у них охоту делать вообще что бы то ни было, так как при этом ребенок думает, что допустит ошибку. Такое чувство может довлеть над ним с такой силой, что он потеряет всякую способность к деятельности. У него в таких случаях складывается впечатление о своем несовершенстве, что может довести его до отчаяния.

Даже взрослый человек порой не предполагает, что тем или иным действием совершает ошибку. А от детей чаще всего взрослые люди требуют полного совершенства. Надо иметь мужество и понимать, что дети тоже допускают ошибки. Тогда они могут развиваться, расти. Детям необходимо сохранять уверенность в себе, чтобы охотнее учиться. А родители не должны преувеличивать их ошибки. Лучше больше обращать внимание на то, что у них получается. Такая постановка вопроса ведет человека вперед и пробуждает в нем мужество.

...Десятилетняя Маргарит достала из духовки печенье и, увидев, что оно подгорело, расплакалась. Она уже готовила по этому рецепту, и у нее все хорошо получалось. Почему же в этот день печенье подгорело? Мать, почувствовав запах горелого, пришла на кухню. «Что случилось, дорогая?» «Я сожгла печенье», - всхлипнула Маргарит. «Да, я вижу. Давай выясним, почему так случилось? Я знаю, что ты сделала это не нарочно. Слезами здесь не поможешь. Я понимаю, ты переживаешь, но давай найдем причину». Девочка, почувствовав облегчение, перестала плакать. Вместе с матерью Маргарит еще раз перечитала рецепт. Они обнаружили, что девочка неправильно включила духовку. «Теперь понятно, в чем моя ошибка». «Ну и хорошо, - сказала мать. - Давай уберемся, а потом попробуй еще раз».

Мать превратила очевидную неудачу в ситуацию, из которой дочь может извлечь урок. Она не стала выговаривать ребенку за пропавшее печенье, критиковать за ошибку. Спокойно, без эмоций, она дала Маргарит понять, что всегда нужно стараться выяснить причину неудачи. Поддержка и сочувствие матери помогли ребенку снова поверить в свои силы. Ошибки, совершаемые детьми, часто являются следствием их неопытности или неправильной оценки ситуации. Обычно они сами тяжело переживают последствия своих неудач.

...Отец Саймона подошел к верстаку. Увидев на нем беспорядок, он очень рассердился. Там лежала модель самолета, а вокруг были разбросаны отвертки, клещи, молоток, гаечные ключи. Поверхность верстака и все инструменты были покрыты слоем серебристой краски. Рядом валялся пустой баллон. Разгневанный отец позвал своего десятилетнего сына. «Ты посмотри, что ты натворил! - воскликнул он. - Когда ты научишься быть аккуратным? Какое ты имеешь право разводить на верстаке такую грязь? Все мои инструменты в краске! Зачем ты это сделал? Отвечай сейчас же!» - кричал он, а Саймон молчал и испуганно слушал его.

Мальчик едва сдерживал слезы. «Папа, я только хотел покрасить свой самолет. Я не знал, что распылитель разбрызгивает краску так сильно. Я не знал, как с ним справиться», - начал шептать ребенок. «Почему ты не сказал мне об этом, почему ждал, пока я обнаружу это сам?» «Я боялся, что ты рассердишься», - тихо сказал Саймон. «Да, я действительно рассердился. Ты понимаешь, что поступил неправильно. Поэтому и струсил. За это я тебя выпорю!»

Раздражение отца можно понять. Но ведь он не понял по голосу Саймона, как тот расстроен, не увидел нерешительности мальчика, который не знал, как ему поступить. В результате Саймон будет еще сильнее бояться отцовского гнева и вряд ли когда-нибудь обратится к нему за помощью. Порка не приведет верстак в прежнее состояние и не научит Саймона обращаться с распылителем. Как мог бы поступить отец?

Во-первых, следовало сдержать гнев, ведь Саймон разбрызгал краску нечаянно. Чтобы понять, что произошло, достаточно было одного взгляда. Тогда отец мог бы использовать этот случай для того, чтобы чему-то научить сына. То, что мальчик попытался обойтись без помощи, говорит о том, что смелости у него хватает. Предположим, что отец подозвал Саймона к верстаку: «Я вижу, ты столкнулся с трудностями. Что случилось?» Саймон в смущении ответил бы: «Понимаешь, я хотел покрасить свою модель. Я не думал, что краска разлетится так далеко». «Теперь ты понял, что распылитель совсем не то же самое, что кисть, не так ли?» «Конечно, понял», - ответил бы Саймон с облегчением, чувствуя, что отец настроен по-дружески. «Теперь ты знаешь, как надо обращаться с распылителем?»

Мальчик подумал бы: «Наверное, можно застелить все вокруг бумагой». «А что, если взять картонную коробку, снять с нее крышку и покрасить самолет распылителем прямо в коробке?» - предложил отец. «Да, тогда бы краска ничего не запачкала!» - »Ну а как насчет инструментов на верстаке?» - «Не знаю». - »А что было бы, если бы они висели на доске, где им положено висеть?» «Тогда краска не попала бы на них», - ответил Саймон с едва заметной улыбкой, поняв намек на то, что все надо убирать на место. «Что ты теперь думаешь делать с инструментами?» - «Наверное, нужно отчистить их скипидаром». - «Скипидар не возьмет высохшую краску, Саймон».- «А как же быть?» - «Я думаю, деревянные ручки так и останутся серебристого цвета. Но металлические части нужно отчистить наждачной бумагой». - «Хорошо, я попробую». И тогда ребенок охотно взялся бы за работу, чтобы исправить положение. С отцом же они остались бы друзьями. Ошибка многому бы научила Саймона.

...Мать Джейн переливала соус для спагетти. «Можно, я помогу?» - спросила Джейн. «Право, не знаю. Ты такая неуклюжая! Ну хорошо, давай. Попробуй донести его до стола, только не пролей. Будь осторожна». Мать подала дочери полную соусницу. Джейн шла очень медленно и сосредоточенно. Но вдруг она споткнулась о ножку стула: соусница резко наклонилась, соус выплеснулся на пол, на платье, на ковер. «Джейн! Какая ты неуклюжая девочка! Что с тобой? Я же только что сказала тебе: будь осторожна! Почему ты ничего не можешь сделать как следует?»

Джейн так старалась не быть «неуклюжей» и не пролить соус, что наткнулась на стул, и произошло именно то, чего она опасалась. Если бы мать показала Джейн, что верит в то, что она сумеет донести соус, то девочка, скорее всего, не споткнулась бы о стул. А теперь она еще больше уверилась в том, что она неуклюжа, так как неудача доказала ей это еще раз.

Конечно, дети совершают много ошибок и многое делают неправильно. Все время критикуя их, родители могут, сами того не желая, превратить случайные отклонения от должного поведения в настоящие и постоянные недостатки и даже пороки. Например, некоторые маленькие дети иногда заикаются, но потом этот дефект пропадает, если в семье делают вид, что его не замечают. Но поскольку некоторые родители считают непременной своей обязанностью предотвращать все нежелательное у ребенка, то они постоянно обращают внимание на заикание, чем усугубляют дефект его речи. Такие родители склонны набрасываться на ребенка при первом же проявлении чего-то «неправильного» в его поведении. Вместо того чтобы исправить положение, они его усложняют. Постоянно критикуя детей, эти родители их ничему не учат. Наоборот, это лишь подталкивает порой ребенка к упорству в своем плохом поведении.

Чтобы эффективно воздействовать на поведение детей, советуем проявлять осторожность в оценке их поступков. Ошибка ли это? Что стоит за неправильным поступком? Неуверенность в себе? Неправильное решение? Недостаток знаний? Или ребенок преследует какую-то скрытую цель? Такие и подобные им вопросы желательно задавать постоянно, чтобы осмыслить поведение своего ребенка.

Однако неправильные поступки детей могут быть результатом их неправильной преднамереннрй цели. Тогда это не ошибка, а провинность.

...Мать и ее пятилетняя Шейла пошли в парк. Мать встретила там приятельницу и стала представлять свою дочь. Девочка прижалась к матери, засунув палец в рот. «Шейла, ну не стесняйся», - упрашивала мать. Затем, обратившись к приятельнице, сказала: «Ума не приложу, почему она такая застенчивая. У нас в семье она одна такая». Девочка еще сильнее прижалась к матери. Приятельница, наклонившись, заговорила с Шейлой, пытаясь добиться от нее ответа. Девочка продолжала исподлобья, без улыбки смотреть на нее. Когда женщина оставила свои попытки и заговорила с матерью, Шейла секунду постояла молча, а потом вдруг стала дергать мать за рукав, требовать, чтобы она взяла ее на руки.

Поскольку поведение Шейлы преследует определенную цель, то бесполезно говорить ей, что не нужно стесняться. Обращать внимание на этот недостаток (или на неправильную установку) - это значит усугублять его. Шейла воспринимает себя как «застенчивую тихоню». Это как-то выделяет ее из остальных членов семьи. Если внимательно посмотреть, к чему приводит ее застенчивость, то можно увидеть, что Шейла благодаря своей застенчивости стала предметом всеобщей заботы. Люди изо всех сил стараются добиться от нее ответа, и она в результате оказывается в центре внимания. (Порой кажется, что застенчивые дети втайне смеются над кривлянием взрослых.) Застенчивость окупает себя. Зачем же Шейле отказываться от нее? Возможно, если бы Шейле не удавалось вызывать своим поведением все эти занятные реакции взрослых, то ей не было бы смысла быть застенчивой. Мать могла бы представить ее подруге с гордостью, но небрежным тоном. И если бы дочь ответила на приветствие, то женщины продолжали бы свой разговор. Тогда Шейла осталась бы без внимания, незамеченной. Чтобы ребенок избавился от того или иного недостатка, нужно понять, какова мотивация его поведения.

...У шестилетней Изабеллы был восьмилетний брат Фред - очаровательный, веселый и беспечный мальчик. А Изабелла очень любила плакать. Родители ее ругали за слезы, а Фред к тому же называл плаксой, дразнил, всячески показывая свое презрение к ней.

Однажды семья отправилась в бассейн. Дети выскочили из машины и помчались вперед. Изабелла упала, слегка поцарапала колено и расплакалась горькими слезами. «Она все время ревет!» - презрительно крикнул Фред, направляясь дальше к бассейну. «Изабелла, это пустяковая царапина! - строго сказал отец.- Сейчас же перестань плакать и отправляйся в бассейн». «Мне больно! Приложи к ней что-нибудь!» - всхлипывала девочка, держась за колено. «Перестань плакать, - уговаривал ее отец.- Не так уж ты сильно поранилась, чтобы что-то прикладывать к ноге. Как только ты окажешься в бассейне, ты об этом забудешь». «Не будь плаксой, Изабелла, - раздраженно прибавила мать. - Пойдем плавать». Изабелла продолжала плакать и отказывалась двинуться с места.

В это время появилась любимая тетушка, с радостью встреченная всей семьей. Рыдания Изабеллы усилились. Тетя Эдит увидела девочку, склонилась над ней, спросила, что случилось, и стала утешать. Ребенок продолжал плакать. В конце концов отец не выдержал: «Эдит, ты можешь долго сидеть с ней, утешать ее, но она не перестанет лить слезы. Ей так хочется. Она просто плакса». Все отправились в бассейн, больше не замечая слезы Изабеллы. Вскоре она успокоилась и стала с удовольствием купаться.

Как правило, родители сочувствуют плачущему ребенку. Его страдания их глубоко трогают. Изабелла очень рано это поняла и стала этим злоупотреблять, что очень раздражало всю семью. И все же плаксивость давала ей некоторые преимущества. Все обращали на нее внимание, говорили о ней, ругали, суетились вокруг нее. Каждый раз, когда ее называли плаксой, она укреплялась в этом мнении о себе. Чтобы помочь Изабелле повзрослеть и перестать быть «плаксой», родители должны прежде всего понять цель ее слез: добиться повышенного к себе внимания. Затем советуем перестать упоминать о ее слезах, отождествлять ее с ними и наконец вообще перестать обращать на них внимание. Как только Изабелла увидит, что плачем не привлекает к себе внимание окружающих, она, вероятно, решит вести себя иначе. И тогда родителям надо поощрять желание ребенка общаться с окружающими его людьми.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы