Однополый секс, политика и общественная жизнь

Наложить табу на многие аспекты человеческой сексуальности — прекрасный способ построения пропитанного ненавистью общества, употребляемый как в России, так и исламскими экстремистами.

«Илиада» Гомера начинается со сцены гнева Ахилла: Ахилл разгневался на Агамемнона, потому что тот отобрал причитающуюся великому воину пленницу Брисеиду. Это вполне естественная реакция разгневанного самца. Единственное, что непонятно с современной точки зрения: зачем Ахиллу Брисеида, если у него уже есть Патрокл?

Вы мне скажете — это литература. Хорошо, тогда вот вам история: спартанский царь Клеомен, бежав в Египет, попытался устроить там переворот и захватить власть. Попытка не удалась, спартанцев окружили, Клеомен приказал всем покончить с собой. Последним в живых остался Панфей, который, как пишет Плутарх, «был когда-то возлюбленным царя и теперь получил от него приказ умереть последним, когда убедится, что все прочие мертвы… Уколов Клеомена в лодыжку и заметив, что лицо его исказилось, он поцеловал царя и сел подле него. Когда же Клеомен испустил дух, Панфей обнял труп и, не разжимая объятий, заколол себя».

После этого, как упоминает Плутарх, заколола себя и молодая супруга Панфея: «Горькая судьба постигла их обоих в разгар их любви».

Опять же: так Клеомен или молодая супруга?

Алкивиад был любовником Сократа, что не помешало ему потом закатывать на все Афины гетеросексуальные оргии. Бабник Цезарь в молодости был «подстилкой царя Никомеда». Пелопид, возлюбленный Эпаминонда, командовал фиванским священным отрядом, состоявшим из любовников и возлюбленных, что не мешало жене «провожать его со слезами из дома». Зевс унес на Олимп в когтях мальчика Ганимеда, что не помешало Зевсу соблазнить Деметру, Персефону, Европу, Данаю и далее по списку, и в Древней Греции влюбленные мужи приносили друг другу клятву верности на могиле Иолая, возлюбленного Геракла, которому Геракл отдал в жены свою жену Мегару. Величайший завоеватель древности Александр Македонский так любил своего возлюбленного Гефестиона, что они одновременно женились на двух дочерях Дария. Это вам не любовные треугольники, это какие-то, прям, любовные тетраэдры!

Как человека, которого отец учил античной истории с шести лет, меня довольно давно волновали два очевидных вопроса.

— Почему современный гей воспринимается обществом и ведет себя как существо женственное, в то время как в античности геи были самыми свирепыми воинами?

— И почему сейчас гомосексуализм считает типом сексуальной ориентации меньшинства, в то время как в античности он скорее описывается как период в жизни значительного количества мужчин?

Дискуссия, развернувшая по случаю средневековых гомофобских законов, принятых Госдумой, дает мне возможность высказаться по этому вопросу. Тем более что обе стороны спора демонстрируют, на мой взгляд, поразительное невежество: как те, кто клеймит «ненатуральный грех», так и те, кто говорит: «Мы геи, и мы такими генетически уродились».

Гомосексуалов не существует? Так же как и гетеросексуалов.

«Вера в это, что человек — существо гетеросексуальное, или должен им быть, это, попросту говоря, миф, — пишет Джеймс Нилл в своей The origins and role of same-sex relations in human societies, — книге, которую по тщательности обоснований и радикального пересмотра взглядов на самые основы человеческого поведения, я могу сравнить только с Зигмундом Фрейдом1.

Вот с этого мы и начнем: с точки зрения современной биологии утверждение, что гомосексуализма нет в природе и что секс нужен для размножения, — просто-напросто неправильно. Оно так же очевидно и так же неверно, как утверждение «Солнце вертится вокруг Земли».

Я приведу простой пример. Нашим ближайшим родственником, наряду с шимпанзе, является бонобо — карликовый шимпанзе. Общий предок шимпанзе и бонобо жил 2,5 млн лет назад, а общий предок человека, шимпанзе и бонобо — около 6-7 млн лет назад. Некоторые биологи полагают, что бонобо к людям несколько ближе, чем шимпанзе, потому что у него есть ряд признаков, роднящих его с человеком. Например, самки бонобо практически всегда готовы к спариванию. Это уникальная черта, отличающая бонобо и человека от всех остальных приматов.

Общество бонобо отличается двумя поразительными среди приматов чертами. Во-первых, оно матриархально. Во главе его стоит не альфа-самец, как у остальных приматов, а группа старых самок. Это тем удивительнее, что у бонобо, как и у его ближайших родственников homo и шимпанзе, — ярко выражен половой диморфизм, и самка в среднем имеет массу тела 80% от самца. Видимо, этот матриархат связан именно с вышеупомянутой способностью самок бонобо к постоянному спариванию.

Но самое главное другое. Бонобо — это обезьяна, которая почти все конфликты внутри коллектива регулирует с помощью секса. Это обезьяна, которая, по замечательному выражению Франца де Вааля, наглядно воплощает лозунг хиппи: «Занимайтесь любовью, а не войной»2.

Если шимпанзе решают конфликты насилием, то бонобо решает их сексом. Или еще проще. Если обезьяна хочет забрать у другой обезьяны банан, то если это шимпанзе, то он подойдет, даст в рог и заберет банан. А если это бонобо, он подойдет и займется любовью, а потом в благодарность получит банан. Пол обеих обезьян при этом не имеет значения. Бонобо — бисексуалы в полном смысле этого слова.

Вы мне скажете, что бонобо — уникальны. Да, в том смысле, что секс у них служит выражением равноправия.

Проблема в том, что все остальные приматы тоже занимаются гомосексуальным сексом, только он обычно имеет несколько другие формы.

К примеру, гориллы — тоже наши близкие родственники, наши эволюционные линии разошлись 10-11 млн лет назад. Гориллы живут небольшой стаей, 8—15 особей, в которой есть ярко выраженный альфа-самец, 3—6 самок и подростки. Вопрос: а что делать молодым самцам, которых выгнали из стаи, а самок для них нет? Молодые самцы часто образуют свою собственную стаю, как молодые человеческие самцы часто образуют войско, а отношения внутри стаи молодых самцов поддерживаются с помощью секса.

Бабуины живут большими стаями, до 100 особей, и, поскольку во главе стаи стоит группа альфа-самцов, естественно, возникает вопрос: как альфа-самцу доказать свое преимущество над молодыми самцами, не ухайдакав их до смерти, а молодым самцам, опять же, как доказать свое подчинение? Ответ очевиден: альфа-самец доказывает свое преимущество, залезая на подчиненного, обычно — более молодого самца. Как правило, это взаимовыгодные отношения. Если такого eromenos (термином этим древние греки называли того, кто занимал положение Алкивиада по отношению к Сократу) будут обижать другие обезьяны, он заверещит, и взрослый самец тут же придет на помощь.

Вообще у обезьян однополый секс с молодыми самцами настолько частое дело, что некоторые исследователи считают, что обезьяны проходят гомосексуальную фазу в своем развитии3.

Гомосексуальные связи в природе — это та область, в которой на наших глазах происходит коперниканская революция. Еще в 1977-м пионерская работа Джорджа Ханта о лесбийских парах среди черноголовых чаек в Калифорнии была отвергнута несколько раз за ее несоответствие библейским представлениям о биологии.

Потом, когда конфуз отрицать стало невозможно, настал этап фрейдистских объяснений: «Это игра», «Да, этот бабуин залез на другого бабуина, но это не секс, а доминирование». Ясен пень, что доминирование: но почему таким способом?

В 1999-м прорывная работа Брюса Бейджмилла4 насчитала 450 видов, имеющих гомосексуальные связи. С тех пор тот или иной тип гомосексуальных связей был зарегистрирован у 1,5 тысячи видов животных, и сейчас проблема ровно обратная: биологи не могут доказать, что есть виды, у которых их нет.

При этом характер и частота этих связей необыкновенно различаются между собой. У льва, царя зверей, в прайде до 8% сексуальных контактов происходят между особями одного и того же пола. Причина совершенно та же, что у бабуинов. Главой прайда является альфа-самец (реже два, тогда они братья), и альфа-самцу надо построить отношения с подрастающим поколением и с соправителем так, чтобы не сожрать друг друга.

В стадах горных баранов до 67% контактов — гомосексуальные, а домашний баран является уникальным животным, у которого 10% особей все равно залезут на другого барана, даже если рядом есть самка. Впрочем, эту особенность можно списать на неестественные условия, в которых поведение вообще меняется: сравним, к примеру, с сексуальным поведением мужчин в российских тюрьмах.

Другое уникальное животное — жираф. У него до 96% контактов — гомосексуальные.

Все вышеприведенное — примеры стадных животных, которые с помощью секса внутри одного пола снижают трения в коллективе, демонстрируют доминирование или, наоборот, — поддерживают равенство. Однако есть примеры гомосексуальных пар и у животных, живущих парами.

К примеру, 25% черных лебедей — геи. Самцы образуют неразлучную пару, вместе вьют гнездо и, кстати, высиживают крепкое потомство, потому что самочка, приметившая такую пару, обыкновенно подкрадывается и закатывает в гнездо яичко. Так как оба самца — сильные птицы, у них большая территория, много еды, и потомство (не их, но родственников) получается прекрасное.

В заключение расскажу еще одну историю, которая тоже достаточно уникальна, но очень важна.

Исследователи заметили, что количество лесбийских пар среди черноголовых чаек в Патагонии зависит от Эль Ниньо, проще говоря — от погоды и количества корма. Если корма меньше, то количество лесбийских пар растет, при этом одна чайка ухаживает за уже оплодотворенной партнершей, и они вместе выращивают птенцов. То есть уменьшившееся количество корма ведет к уменьшению количества птенцов при повышении качества жизни оставшихся.

Собственно, эта история прекрасно демонстрирует механизм возникновения гомосексуальности.

Считать, что машина для размножения ДНК — а мы являемся именно машинами для размножения ДНК — нуждается в том, чтобы произвести как можно большее количество копий, — это очень примитивное понимание Дарвина. Как это прекрасно показано в книгах ведущего современного неодарвиниста Ричарда Докинза, машина для размножения ДНК нуждается в другом — в том, чтобы как можно больше копий дожило до периода размножения5.

Просто тупым размножением этого не достичь. Если птичка отложит в гнездо 6 яиц, а ресурсов у нее есть выкормить только 3, то все птенцы погибнут, и это плохая стратегия.

Поэтому появляется множество поведенческих стратегий, направленных на то, чтобы максимизировать именно выживаемость. Одной из таких стратегий, является, например, территориальная.

Самки многих птиц просто не выйдут замуж за самца, если у него нет гнезда, — читай: территории, с которой он будет кормить птенцов. Если самца выживет из гнезда другой самец, то самка останется при гнезде. Она замужем, грубо говоря, не за самцом, а за гнездом. За пищевым ресурсом.

Другая стратегия выживания — построение иерархии и стая. Право на размножение получает лучший, альфа-самец. Стратегией, комплиментарной к иерархии, является гомосексуальный секс. В стае обыкновенно приходится решать три вопроса: как альфа-самцу доказать свое превосходство над молодыми самцами, не покалечив их (что уменьшит шансы машины для генов на выживание), как молодым самцам построить отношения между собой, опять же не ухайдакав друг друга до смерти, и как сделать, чтобы между собой не дрались самки?

Ответ очевиден.

И если вы думаете, что человек выше этого, у меня простой вопрос. Скажите, пожалуйста, когда человек становится на колено перед правителем, то есть перед альфа-самцом, или, тем более, падает ниц, — что он, собственно, имеет в виду и к каким биологическим привычкам далеких предков этот жест восходит?

Секс — это слишком мощный инструмент, чтобы использовать его одним-единственным способом. Секс — это не только механизм размножения, но и механизм создания внутри группы связей, способствующих выживанию группы. Само невероятное разнообразие типов поведения, основанных на гомосексуальном сексе, свидетельствует о том, что эта стратегия самостоятельно возникала в истории эволюции не раз, как несколько раз возникал, к примеру, глаз.

Среди низших животных тоже довольно много геев, и напоследок — это к вопросу о разнообразии — не могу не порадовать вас историей обычного постельного клопа. Эта сволочь совокупляется с другим клопом по очень простому признаку: она совокупляется с тем, кто только что насосался крови.

Как легко можно выше заметить, в животном мире гомосексуальным связям свойственно огромное разнообразие. Они выражают очень большое количество отношений очень разными способами.

У человека, у которого нет врожденных поведенческих реакций, а есть необыкновенное количество обычаев, законов и ритуалов, причем эти обычаи не только покоятся на физиологии, но и вступают в устойчивую обратную связь с ней и на нее же влияют, — разброс моделей поведения относительно гомосексуализма колоссальный. Можно построить длинную классификационную шкалу обществ по их отношению к гомосексуализму.

На одном конце этой шкалы будет, например, иудеохристианская цивилизация с ее категорическим запретом содомского греха.

На другом конце шкалы будет, например, общество эторо. Это небольшое племя в Новой Гвинее, у которого, как и вообще у многих новогвинейских племен, центральную роль в мироздании занимает такая субстанция, как мужское семя.

С точки зрения эторо, мальчик не может вырасти, если не получит мужского семени. Поэтому в десять лет всех мальчиков забирают от женщин (эторо вообще плохо относятся к женщинам, считают их ведьмами, и пр.) и отводят в мужской дом, где мальчик с 10 и до 20 лет регулярно получает свою порцию средства, способствующего росту, анально и орально. Без этого «мальчик не вырастет». На вопросы исследователей: «Как, и ты тоже?» — туземцы отвечали: «Ну ты же видишь: я же вырос». Пользует мальчика обыкновенно брат его будущей жены, но по торжественным случаям в ритуале участвует масса других помощников. После 20 лет мальчик вырастает, роли меняются, и он уже выступает в качестве донора средства роста.

Обыкновенно в этот момент он женится, и так как он женится обычно на несовершеннолетней еще девочке, то в этот момент он имеет двух партнеров, с обоими из которых общается, как сказал бы протестанский пастор, «неестественным способом». Потом девочка вырастает, он заводит детей, и к 40 годам начинает вести полностью гетеросексуальную жизнь, не считая общественной обязанности по торжественным датам помогать вырастать будущему поколению.

По образцу эторо у нас в СССР были организованы пионерия и комсомол, с той только разницей, что сношали мозг, а не другие части тела.

Я не большой сторонник политкорректности, утверждающей, что всякая человеческая культура уникальна и замечательна. Некоторые культуры не заслуживают права на существование. Вряд ли можно найти что-нибудь более отвратительное в перечне человеческих культур, нежели эторо, не считая, разумеется, милой привычки жрецов некоторых угасших американских цивилизаций совокупляться с будущими жертвами перед жертвоприношением.

Разница между христианской культурой и эторо заметна невооруженным глазом. И она заключается в том, что христианская культура распространилась по всему миру и породила великую цивилизацию, а эторо как сидели в своих джунглях, так и сидят. Кстати, это обстоятельство имеет прямое отношение к воззрениям на секс, потому что христиане запрещали гомосексуальные связи и плодились и размножались в таком количестве, что пришлось расселяться, а эторо благодаря своим брачным привычкам находятся в равновесии с природой.

Это специально для любителей равновесия с природой: не забывайте, пожалуйста, что часть племен, которые находились в этом самом равновесии, достигала этого волнующего души «зеленых» гомеостаза с помощью педофилии и людоедства.

Однако в мире было огромное количество культур, которые были не менее успешными, чем наша, иногда являлись ее прямыми предшественниками и относились к гомосексуализму вполне терпимо.

Прежде всего это уже упомянутая мной античная культура, но также культура древних германцев и самурайская Япония. Часто, так же как и между молодыми гориллами, секс случался между молодыми воинами, причем взаимная привязанность делала такое войско совершенно непобедимым.

Фиванский священный отряд весь состоял из юношей, связанных подобным образом, начиная с их предводителей, знаменитых государственных мужей Пелопида и Эпаминонда. Плутарх, который вообще очень двояко относится к сексу между мужчинами, донес нам рассказ о том, как царь Филипп, разбив фиванцев при Херонее и увидев трупы любовников и возлюбленных, которые погибли бок о бок, не сделав ни шагу назад, обронил: «Да погибнет тот, кто полагает, что они делали что-то позорное».

Отряды из молодых любовников были характерны для свирепых германцев. Согласно рассказу Прокопия Кесарийского6, Аларих, разграбивший Рим в 410 году, добился этого хитростью: а именно отобрав из своего войска 300 безбородых юношей, он подарил их падким на это дело патрициям, а сам сделал вид, что снял лагерь: в назначенный день юнцы, входившие в число самых отважных воинов, перебили городскую стражу и впустили готов. Таким образом, если Троя была взята с помощью коня, то Рим — с помощью пи…расов.

Самураи относились к гомосексуализму точно так же, как спартанцы, то есть, грубо говоря, он был разрешен, как футбол или рыбалка. Если в обществе разрешена рыбалка, это не значит, что ей будут заниматься все. Это значит, что в ней не будут находить ничего странного, если человек, конечно, не впадает ради рыбалки в безумство.

В заключение упомяну социальный институт, о котором, возможно, не все знают. Это корейский социальный институт «хваранг» времен династии Силла: войско из элитных мальчиков-аристократов, знаменитых своей храбростью, а также привычкой красить лица и одеваться, как женщины. Глава хваранг Ким Юшин (595—673 гг.) сыграл ведущую роль в объединении Кореи под властью Силла. После падения династии слово «хваранг» стало означать «проститутка мужского пола».

И если вы находите привычки хваранг странными, то вопрос на засыпку: скажите, пожалуйста, почему такое число воинов в различных обществах ходило в бой в разноцветных султанах и перьях, как проститутки на панели?

Собственно, теперь нам будет легко ответить на вопрос, заданный в начале этой статьи: зачем Ахиллу была Брисеида, если у него уже был Патрокл?

В человеческом обществе поведение обусловлено не биологией. Оно обусловлено культурой. Даже у приматов нет врожденных образцов поведения: группы шимпанзе могут отличаться повадками не меньше, чем человеческие нации. У человека же поведение и вовсе определяет не биология, а культура, а точнее — непредсказуемая трансформация биологии — культурой.

Типичным, кстати, тому примером является гомофобия. Научные исследования свидетельствуют, что обычно гомофобы являются скрытыми гомосексуалистами. Стандартный гомофоб — это фрустрированный гомосексуал, подавивший свои влечения и заместивший их ненавистью к тем, кто этого не сделал7.

А вот обратный тому пример: в современном обществе именно женщины (то есть те, кого заведомо нельзя заподозрить в том, что они геи) с большим сочувствием относятся к мужской гомосексуальности. Мери Рено написала роман об Александре Македонском от лица его персидского возлюбленного Багоаса; моя любимая Лоис Макмастер Буджолд написала роман «Этан с планеты Эйтос», в котором юноша с планеты гомиков (к этому времени проблема репродукции без участия самой женщины, понятное дело, давно решена) попадает в большой мир и встречает — о, ужас! — это страшное существо — женщину. А Джоан Роулинг призналась, что Дамблдор — гей. Видимо, в этой неплохой компании находится и автор данных строк.

Гей-тусовка в последнее время очень любит исследования о биохимических триггерах гомосексуальности (обычно речь идет об определенных гормонах, которые начинают вырабатываться еще в утробе матери при стрессе). Но эти биохимические триггеры ровно потому и существуют, что запускают поведенческую реакцию, увеличивающую шансы на выживание вида в данных условиях. Это не сбой в программе, это подпрограмма, которая сокращает численность популяции, но увеличивает количество еды для оставшихся и улучшает их взаимовыручку.

Человеческое поведение бесконечно пластично. Человеческие культуры демонстрируют все типы поведения приматов. Человек, очевидно, может жить моногамными семьями и, очевидно (особенно в условиях стресса или деспотии), способен собираться в громадные стаи с иерархией, альфа-самцом, гаремом, и обратной стороной иерархии — гомосексуализмом как физиологическим, так и символическим.

На весь этот пирог сверху накладывается еще и экономика, а в стремительно меняющемся мире, с презервативом и пр., все эти древние поведенческие механизмы окончательно дали сбой.

То, как быстро меняются эти механизмы и от каких совсем небиологических вещей они зависят, видно из классической работы Эдварда Эванса-Притчарда об институте «мальчиков-жен» у азанде8. Еще в 1930-х у азанде были цари с огромным гаремом; женщин в обществе был дефицит, внебрачный секс карался смертью, выкуп за невесту стоил очень дорого, и молодые воины при дворце не могли это себе позволить. Соответственно, у передовых азанде, как в современной Франции, был разрешен однополый брак, причем респонденты дали ясно понять Эвансу-Притчарду, что институт «мальчиков-жен» был вызван нехваткой и дороговизной женщин. Как только исчезли институт холостых воинов при дворце (ср. с молодыми гориллами или древними германцами), выкупы за невесту и смерть за внебрачный секс — кончились и «мальчики-жены».

В определенном смысле гомосексуалов не существует вообще. Равно как и гетеросексуалов. Существует человеческая сексуальность, находящаяся в сложной обратной связи с общественными нормами.

ЛГБТ-пропаганда часто повторяет фразу о «10% врожденных геев в любой популяции»9. Все, что мы знаем о человеческой культуре, свидетельствует, что это полная глупость. Даже среди горилл количество геев зависит не от генетики, а от среды: освободились ли самки? Нет? Можно ли выжить молодому самцу в одиночку? Или лучше образовать «войско»? Все, что мы можем сказать, — это что количество геев явно не равно нулю даже там, где за это рубят головы; что оно составляет 100% в тех культурах, где это обязательно (напр. в ряде племен Новой Гвинеи) и что среди спартанских царей, римских императоров и воспитанников японских годзи эта цифра явно превышала 10%, причем Патрокл никак не мешал Брисеиде.

Итого. Утверждать в XXI веке, что гомосексуальная связь есть peccarum contra naturam (грех против природы), — это как утверждать, что Солнце вращается вокруг Земли. Сейчас у биологов ровно другая проблема: они не могут достоверно найти двуполых животных, у которых ее, хотя бы в символической форме, не бывает.

Одной из самых опасных черт как гомофобии, так и ЛГБТ-пропаганды, на мой взгляд, является то, что обе они навязывают юноше, ощутившему в себе интерес к своему же полу, представление о себе как о «человеке с отклонениями» и «меньшинстве». Самурай или спартанец в этой ситуации сходил бы на рыбалку и не ломал бы себе голову: в большинстве ли те, кто ходит на рыбалку, или нет, и не противоречит ли поход на рыбалку браку с женщиной. В результате человек, который в другой культуре, как Алкивиад или Цезарь, считал бы свое поведение просто аспектом своей сексуальности или фазой своего развития, превращается либо во фрустрированного гомофоба, который принимает средневековые законы, либо во фрустрированного же гея, который ходит на гей-парады, доказывая, «да, я такой».

Также важным мне представляется вот что.

Еще Джордж Оруэлл в «1984» отметил важнейшую роль, которую сексуальные запреты имеют для построения тоталитарного общества. Разумеется, Путин не может, подобно христианской церкви, запретить любые радости жизни, не считая гетеросексуального контакта в миссионерской позиции с целью продолжения рода. Это было бы too much. Однако наложить табу на многие аспекты человеческой сексуальности — это прекрасный способ построения дисфункционального, пропитанного ненавистью общества, употребляемый как Путиным, так и исламскими экстремистами.

Позиция редакции Психологоса: "Зоофилия, педофилия или гомосексуализм — с точки зрения социального развития общества, так и с точки зрения индивидуального развития, — примерно такое же спорное занятие, как играть в игровые автоматы. Как правило, в современных реалиях это — занятие глупое и вредное. При этом, если зоофилия и педофилия сегодня практически не имеет обоснований (не в древнем мире мы живем) и уверенно может подвергаться осуждению, то с гомосексуализмом сложнее. Это очень нежелательное для общества отклонение, но не всегда для человека свободный выбор — часть людей рождаются с подобными отклонениями. И в этом случае современное общество склоняется к воспитанию определенной терпимости".

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы