Психология неизбежности. Э. Аронсон

Книга Э. Аронсона "Общественное животное. Введение в социальную психологию."

Люди могут вполне успешно психологически сосуществовать с неприятными мыслями, преуменьшая их значение. Особенно хорошо это заметно, когда возникает ситуация одновременно и отрицательная, и неизбежная: отрицательные аспекты такой ситуации люди на когнитивном уровне минимизируют.

​​​​​​​Пример 1

Перенесемся в середину 20-го века в США. Вообразите сорокапятилетнего белого мужчину, имеющего шестнадцатилетнюю дочь. Давайте представим себе, что у нашего персонажа – отрицательное отношение к неграм, он думает, что все чернокожие ленивы и лишены стремления к успеху, а мужчины-негры помешаны на сексе и являются потенциальными насильниками. Внезапно министерство юстиции выпускает закон, и со следующей осени светловолосая дочурка нашего героя должна будет учиться в одной школе с чернокожими подростками. Официальные лица штата и местное начальство, хотя и не особенно симпатизируя нововведению, ясно дают понять, что ничего не поделаешь, - это закон, и его следует выполнять. Конечно, отец может отказать своей дочери в получении образования или послать ее в дорогую частную школу, но все подобные действия либо слишком круты, либо чудовищно дороги. Поэтому отец приходит к выводу, что ему все-таки придется послать дочь в смешанную школу. Его когниция «моя дочурка должна неизбежно посещать одну школу с чернокожими» вступает в диссонанс с другой когницией «чернокожие ленивы, лишены стремления к успеху, и они – насильники». Что же ему делать? Скорее всего, такой мужчина начнет пересматривать свои убеждения в отношении чернокожих американцев. Действительно ли они так уж ленивы и не стремятся к успеху? Правда ли то, что они рыскают по округе в поисках, кого бы изнасиловать? Ему уже психологически невыгодно придумывать небылицы о чернокожих и зацикливаться на их дурных, неприемлемых чертах. Вероятно, к тому времени, когда наступит сентябрь и зазвенит школьный звонок, аттитюды отца девочки в отношении чернокожих сдвинутся в положительную сторону. А если этот сдвиг будет подкреплен неким положительным событием после объединения школ для белых и черных, например, если взаимоотношения дочери с чернокожими одноклассниками окажутся приятными и мирными, то отец, скорей всего, изменит свое отношение к неграм. При этом у отца девочки возникает собственная мотивация для изменения отрицательных стереотипов в отношении чернокожих!

При этом, если вдруг губернатор штата, мэр города или местный шериф скажут или сделают что-то, из чего отец девочки сделает вывод, что, возможно, никакого объединения школ для белых и черных не будет (например, в случае, если в городе начнутся беспорядки), то у нашего гипотетического персонажа не будет потребности пересматривать свои отрицательные взгляды на чернокожих. В результате можно получить насильственное противодействие расовой интеграции. И действительно, в 1953 г. Кеннет Кларк наблюдал такие случаи в ряде южных штатов США. Случаи насилия наблюдались именно в тех районах, где местными властями проводилась двусмысленная и непоследовательная политика, или где лидеры местных общин проявляли нерешительность.

Пример 2

В одном из своих экспериментов Джек Брем добился того, что дети добровольно съели нелюбимую вареную морковь. После этого экспериментатор объяснил одной группе детей, что им придется питаться этим овощем и в будущем; другой группе ничего такого не говорили. В дальнейшем те дети, которых удалось уверить в неизбежности питания вареной морковью в будущем, с успехом убедили себя, что она не так плоха. Короче, когниция «мне не нравится эта еда» вступила в диссонанс с когницией «мне придется это есть и в будущем», и с целью уменьшения когнитивного диссонанса дети успешно убедили себя, что вареные овощи не такие противные, как они думали.

Пример 3

Данные проведенных в середине 80-х гг. геологических исследований говорили о том, что на протяжении последующих двух десятилетий вероятность того, что в районе Лос-Анджелеса произойдет по меньшей мере одно значительное землетрясение, составляет 90%. Кажется, что перед лицом неминуемого стихийного бедствия рациональные люди, вне всякого сомнения, должны подготовиться к нему, изучив все, что возможно. Однако в 1987 г. два социальных психолога из Калифорнийского университета - Даррин Леман и Шелли Тейлор - опросили 120 студентов-старшекурсников и определили, что ничего подобного на самом деле не происходит: только 5% опрошенных предприняли хотя бы минимальные меры предосторожности (например, выяснили, где находится ближайший огнетушитель); лишь одна треть опрошенных была в курсе того, как следует себя вести во время землетрясения (забраться под укрепленный массивный стол или под что-то столь же твердое и надежное или встать в проеме двери), а практических мер предосторожности, рекомендованных специалистами, не предпринял ни один из опрошенных. Оказывается, даже среди высокообразованных людей типичной реакцией на неизбежную катастрофу является минимум усилий для подготовки к ней. Особенно интересно, что те, кто проживал в сейсмически ненадежных университетских общежитиях, в большей мере старались не думать о землетрясении или всячески преуменьшали ожидаемый ущерб, в сравнении со студентами, проживавшими в более безопасных частных домах. Иначе говоря, именно те, кто подвергался наибольшему риску в случае реального землетрясения, отказывались думать о надвигавшейся катастрофе или недооценивали ее серьезность. Короче, если я абсолютно уверен, что произойдет землетрясение, то как я смогу оправдать дальнейшее проживание в небезопасном общежитии? Очень просто: я отвергну саму возможность того, что землетрясение действительно случится, и не буду даже думать об этом.

Пример 4

В эксперименте Джон Дарли и Эллен Бершейд студентки добровольно соглашались участвовать в серии встреч, на которых им надо было обсудить свои сексуальные стандарты с незнакомыми девушками. Перед началом этих обсуждений каждая участница получала на руки по два листка с описаниями двух девушек-«собеседниц»; описания содержали смесь приятных и неприятных характеристик. Одну группу убедили, что им предстоит беседовать с девушкой, описанной в списке А, а вторую группу - с девушкой, описанной в списке В. Перед началом реальной встречи всех испытуемых попросили оценить каждую из двух девушек на основании только что прочитанных описаний их личностей. Результаты оказались следующими. Те участницы, которые знали, что им придется откровенно говорить с девушкой А, сочли эту девушку более симпатичной, чем девушка В. И наоборот, испытуемые, которые должны были встретиться с девушкой В, именно эту девушку сочли более располагающей к себе. То есть знание неизбежности общения с другим человеком усиливает восприятие мною положительных свойств этого человека или на худой конец затушевывает его отрицательные свойства. Короче говоря, люди склонны извлекать все лучшее из того, что неизбежно должно случиться.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы