Развитие идеи самоактуализации в работах А. Маслоу (Д.А. Леонтьев)

Проблема самоактуализации личности имеет в психологии не очень большую, но довольно яркую историю. Эту проблему начали разрабатывать лишь в послевоенное время, но уже к концу 60-х гг. она «стала неотъемлемой частью интеллектуального ландшафта Запада» [10; 57]. Теории самоактуализации А. Маслоу и К. Роджерса давно перешагнули границы психологической науки и оказывают немалое влияние на умы сотен тысяч и миллионов людей, несмотря на то что методологические изъяны этих теорий, отчасти проанализированные в отечественной литературе ([1], [3]), приводят отдельных авторов к заключению о провале теорий самоактуализации [10].

Абрахам Маслоу (1908—1970), основатель и лидер гуманистического течения в послевоенной западной (в первую очередь американской) психологии, по праву считается не только одной из самых крупных, но и одной из самых интересных фигур в психологии XX столетия. Разрабатывая идею самоактуализации на протяжении трех десятилетий, А. Маслоу сделал ее краеугольным камнем не только теории личности, но и, пожалуй, целой философско-мировоззренческой системы, что и явилось причиной стотысячных тиражей его книг. Автором еще одной теории самоактуализации в современной литературе принято считать Карла Роджерса, однако у него в отличие от А. Маслоу идея самоактуализации не выступает краеугольным камнем его построений: К. Роджерс рассматривает вопросы мотивации (и в том числе самоактуализацию) в контексте общей теории личности, тогда как А. Маслоу, напротив, рассматривает личность в контексте теории мотивации, т.е. самоактуализации [6].

В своих работах А. Маслоу затронул очень много насущных жизненных проблем, которые интересуют каждого человека: творчество, любовь, нравственные ценности, воспитание личности, совершенствование общества и др. Круг его интересов был широк, и его взгляды на каждую из этих проблем заслуживают отдельного анализа, в котором критика должна сочетаться с выделением того позитивного вклада, который внес А. Маслоу в разработку каждой из названных проблем.

Цель данной статьи — содержательно раскрыть центральное понятие теории А. Маслоу — понятие самоактуализации в его развитии. М.Б. Смит выделяет три основных контекста, в которых А. Маслоу разрабатывал идею самоактуализации: 1) самоактуализирующиеся личности; 2) предельные переживания (peak-experiences) трансцендентных ценностей, 3) самоактуализация как процесс развития [22; 168]. Мы считаем необходимым выделить пять переходящих друг в друга аспектов, в которых А. Маслоу вел изучение самоактуализации: а) исследование самоактуализирующихся личностей; б) теория человеческой мотивации; в) самоактуализация как механизм и процесс развития личности; г) предельные переживания как эпизоды самоактуализации; д) по ту сторону самоактуализации: теория метамотивации и ценностей Бытия. Мы попытаемся показать, как по мере перехода от одних аспектов к другим изменялся и обогащался смысл, вкладываемый А. Маслоу в само понятие самоактуализации.

Исследование самоактуализирующихся личностей

По свидетельству самого А. Маслоу, толчком, приведшим его к исследованию самоактуализирующихся личностей, послужили его учителя — Рут Бенедикт и Макс Вертхаймер. Они резко отличались от подавляющего большинства людей, казались «больше, чем просто людьми». Поворотным стал тот момент, когда А. Маслоу обнаружил ряд характерных черт, присущих им обоим. «Я был потрясен,— пишет он.— Я попытался найти где-либо еще это сочетание, и я находил его то в одном, то в другом человеке» [20; 41].

Так складывалось представление о существовании особого типа людей — самоактуализирующихся личностей. По прикидкам А. Маслоу, они составляют ничтожное меньшинство (около 1 %) населения и представляют собой образец психологически здоровых (зрелых, развивающихся) и максимально выражающих человеческую сущность людей. Они разительно отличаются от большинства. «Прав был тот биолог,— писал А. Маслоу,— который заявил, что он обнаружил недостающее эволюционное звено между человекообразными обезьянами и цивилизованным человеком: это мы!» [14; 45]. А. Маслоу предпринял обширное исследование самоактуализирующихся людей, в результате которого были выделены 15 основных присущих им особенностей ([18]; см. также [1], [3]). Кроме того, А. Маслоу опубликовал специальные исследования любви [18; 181—202] и креативности [15; 135—148] у самоактуализирующихся людей. Э. Шострому принадлежит интересное исследование психологического времени у самоактуализирующихся людей. По его данным, самоактуализирующиеся люди в большей степени, чем другие, ориентированы на настоящее, на «здесь-и-теперь» С этим связана их большая опора на себя, а также склонность к самовыражению. Вместе с тем прошлое и будущее интегрированы у таких людей с настоящим, присутствуют в нем, образуя его фон и придавая ему смысл [21].

А. Маслоу отмечает, что более выраженная социальность (готовность к искреннему и продуктивному взаимодействию с другими людьми) и направленность на общечеловеческие интересы сочетаются у самоактуализирующихся людей с более ярко выраженной индивидуальностью. Для них теряют свой смысл и другие противопоставления: чувств и разума, созерцания и действия, самости и альтруизма, духовности и чувственности, обязанности и удовольствия, зрелости и непосредственности и многие другие, в том числе Оно, Я и Сверх-Я [18; 178—179].

Интересно, что ни у одного из своих респондентов А. Маслоу не обнаружил полного набора из всех 15 характеристик. Он отмечает, что понятие «самоактуализирующиеся люди» описывает не людей, а идеальный предел, к которому они приближаются [16; 58]. Совершенных людей нет и быть не может. Самоактуализирующиеся люди тоже имеют свои недостатки. Они могут быть надоедливыми, раздражающими, им не чужды суетность, тщеславие, пристрастия, раздражительность, иногда неожиданные проявления жестокости и бессердечия, игнорирование других людей и т.п. Они не свободны от ошибок [18; 175—176]. У них есть свои проблемы, которые могут вызвать конфликт, фрустрацию, обиду, чувство вины, тревожности, хотя их проблемы — это реальные проблемы бытия, качественно отличающиеся от невротических псевдопроблем незрелой личности [15; 210].

«Создается впечатление,— пишет А. Маслоу,— как будто у человечества есть единственная конечная цель, отдаленная цель, к которой стремятся все люди. Разные авторы называют ее по-разному: самоактуализация, самореализация, интеграция, психическое здоровье, индивидуализация, автономия, креативность, продуктивность,— но все они согласны в том, что все это синонимы реализации потенций индивида, становления человека в полном смысле этого слова, становления тем, кем он может стать» [15; 153].

Однако с этим трудно совместить то обстоятельство, что число самоактуализирующихся людей, для которых, по мнению А. Маслоу, необходимо разработать новую психологию мотивации, очень невелико. Большинство же людей мотивировано в своем поведении не самоактуализацией, а мотивами более низкого уровня, описываемыми в рамках традиционных подходов. Это противоречие А. Маслоу разрешает в своей иерархической теории мотивации, которая была опубликована впервые раньше, чем исследование самоактуализирующихся личностей (соответственно 1943 и 1950 гг.), однако уже после получения основных результатов исследования.

Теория человеческой мотивации

Исходным пунктом теории мотивации А. Маслоу выступает пересмотр понятия инстинкта [18; 77—87]. Вместе с тем А. Маслоу отмечает ряд «достоинств» теории инстинктов, которые остались незамеченными на фоне ее недостатков. «Теория инстинктов признавала тот факт, что побуждения человека исходят из него самого, что в выборе поведения он руководствуется собственной природой, равно как и внешними обстоятельствами, что его природа задает готовую основу системы целей и ценностей, что обычно, в благоприятных условиях, то, что человек желает, и есть то, в чем он испытывает потребность...» [18; 79]. А. Маслоу заменяет понятие инстинкта понятием базовых потребностей (basic needs), которые имеют инстинктоидную природу в том смысле, что они выражают природу и видовую специфику человека. В отличие от инстинктов они могут остаться неразвитыми, поскольку их врожденный инстинктивный компонент слаб и легко перевешивается другими факторами, связанными с внешними средовыми (культурными) влияниями. А. Маслоу выделяет пять групп базовых потребностей: 1) физиологические (голод, жажда, сексуальное влечение, сон и др.); 2) потребности в безопасности (уверенность, защищенность, порядок и др.); 3) потребности в контактах и любви; 4) потребности в признании, оценке, уважении (в том числе самоуважении) и 5) потребность в самоактуализации [18].

Эти группы потребностей образуют иерархию. Низшие потребности — начиная с физиологических — являются одновременно и более насущными. Если они не удовлетворены, вся активность направляется на их удовлетворение, остальные же потребности просто не существуют для индивида в данный момент. Когда потребности физиологического уровня удовлетворены, они перестают определять поведение; наступает очередь потребностей в безопасности и т.д. Вообще потребности более высокого уровня могут мотивировать поведение лишь при условии удовлетворения потребностей более низких уровней.

Иерархическая модель системы базовых потребностей позволяет А. Маслоу объяснить, почему самоактуализация, выражающая сущность человека, далеко не всегда выступает как реальный мотив. Дело в том, что у подавляющего большинства людей оказываются не удовлетворены потребности низших уровней, более насущные, чем самоактуализация, и потому активность человека на протяжении всей жизни направляется на удовлетворение именно этих потребностей. А. Маслоу, впрочем, описывает и ряд нарушений выстроенного им иерархического порядка, а также признает возможность детерминации поведения высшими потребностями при неудовлетворенных низших, однако такие случаи являются скорее исключениями, чем правилом. Правилом же является то, что «абсолютно здоровый, нормальный, счастливый человек не имеет сексуальных потребностей или потребностей в пище, или в безопасности, или в любви, или в престиже, или в самоуважении, за исключением редких эпизодов быстро проходящей опасности» [18; 57]. Их место у такого человека полностью занимает стремление к самоактуализации, «определяемой как непрерывная актуализация потенций, способностей и талантов, как осуществление миссии (или призвания, судьбы, предначертания, предназначения), как более полное знание и принятие собственной сокровенной сущности, как непрестанное стремление к единству, интеграции или синергии личности» [15; 25].

Самоактуализация как механизм и процесс развития личности

А. Маслоу хорошо понимал статичность изложенных выше определений самоактуализации как высшего уровня личностного развития и высшего мотива. Поскольку объектами исследования А. Маслоу были преимущественно люди немолодого возраста, неудивительно, что самоактуализация представала в итоге как некое конечное состояние, отдаленная цель, а сформулированным А. Маслоу критериям могли соответствовать только люди, имеющие за плечами немалый жизненный путь. Этот недостаток отмечался и критиками. Поэтому уже в своей статье о мотивации развития, впервые опубликованной в 1955 г. [15; 21—43], А. Маслоу отказывается от своих утверждений о фиксированной последовательности удовлетворения потребностей в соответствии с их положением в иерархии. Он определяет развитие через разнообразные процессы, в конечном счете ведующие личность к самоактуализации, и обосновывает новую точку зрения, а именно, что эти процессы имеют место на протяжении всей жизни человека и обусловлены специфической «мотивацией развития» (growth motivation), возможности проявления которой уже не стоят в прямой зависимости от степени удовлетворения базовых нужд (deficiency needs). Связывая самоактуализацию, рассматриваемую как процесс, с мотивацией развития, А. Маслоу утверждает: «Самоактуализация является в какой-то степени свершившимся фактом лишь у немногих людей. Тем не менее у большинства она присутствует в виде надежды, стремления, влечения, чего-то смутно желаемого, но еще не достигнутого... Ценности самоактуализации существуют в виде реальных даже еще не будучи актуализированными. Человек является одновременно тем, что он есть, и тем, чем он стремится быть» [15; 160].

Большую роль в изменении позиции А. Маслоу сыграли данные изучения личности и ее изменений в процессе психотерапии. Исходя из этих данных, А. Маслоу признает наличие у большинства людей (возможно, у всех) стремления к самоактуализации и, более того, наличие у большинства людей способности самоактуализироваться, по меньшей мере в принципе [15; 158], причем самоактуализация каждого отдельного человека уникальна и неповторима. Но осуществлению самоактуализации во многих случаях препятствуют присутствующие также у каждого человека регрессивные тенденции, в основе которых лежат страх, враждебность или праздность. В частности, А. Маслоу описывает «комплекс Ионы» — синдром страха перед собственными возможностями, перед собственной самоактуализацией, который ограничивает возможности нашего собственного развития. «Мы боимся как худшего в нас, так и лучшего, хотя и по-разному.. Часто мы бежим от ответственности, которую диктует (или, скорее, предлагает нам) наша природа, судьба, порой даже случай, подобно тому, как Иона пытался — тщетно! — бежать от собственной судьбы» [20; 34] Возобладание подобных регрессивных тенденций является признаком личностной патологии и частой причиной невроза.

Предельные переживания как эпизовы самоактуализации

Понимание самоактуализации как коротких эпизодов в жизни человека мы находим в работах А. Маслоу, посвященных проблеме предельных переживаний [14], [15], [19]. Понятие предельного переживания А. Маслоу в инструкции своим респондентам операционализировал в виде просьбы описать «самое чудесное переживание или переживания Вашей жизни; самые счастливые мгновения, мгновения восторга, экстаза, может быть, в любви, или при слушании музыки, или при внезапном потрясении от книги или картины, или в великие мгновения творческого вдохновения» [15; 71].

В статье «Познание бытия в предельных переживаниях» [15; 71 —102] дается подробное описание предельных переживаний в 19 пунктах. Сначала А. Маслоу рассматривал их как одну из общих характеристик самоактуализирующихся личностей. Позже, однако, он убедился в том, что предельные переживания встречаются практически у всех людей. Единственное различие заключается в том, что одни люди принимают и ценят такие переживания, другие же стараются их вытеснить или рационализировать [14]. Предельные переживания оказались удобной моделью для изучения самоактуализации. «Каждый человек,— пишет А. Маслоу,— в каждом предельном переживании временно приобретает многие из тех характеристик, которые я обнаружил у самоактуализирующихся личностей, другими словами, он на какое-то время становится самоактуализирующимся» [15; 97]. Исходя из этого А. Маслоу определяет самоактуализацию как эпизод, в котором индивид более эффективно актуализирует свои потенции, становится человеком в более полном смысле слова. «Нам уже больше не нужно искать тех редких людей, — пишет А. Маслоу, — которых можно назвать самореализующимися большую часть времени. В любой жизни мы можем, по меньшей мере теоретически, отыскать эпизоды самоактуализации» [15; 97].

А. Маслоу придает большое значение предельным переживаниям в жизни несамоактуализирующихся людей. По его мнению, предельные переживания могут придавать жизни смысл и ценность, могут ликвидировать состояние «экзистенциальной бессмысленности» и выступать фактором, предотвращающим самоубийства [19]. Вместе с тем он решительно выступает против попыток сверхъестественного, мистического объяснения предельных переживаний, отстаивая их естественное происхождение и природу. В своей концепции возникновения религии он утверждает, что символический язык теологии возник как система метафор для описания (с целью трансляции другим) экстатических предельных переживаний, имеющих вполне земную природу. Впоследствии же эта система символов приобрела в глазах людей самостоятельное значение и создалось убеждение, что за ней стоит некая сверхъестественная действительность [19]. Концепция А. Маслоу, хотя и является односторонне-психологизаторской, дает оригинальное научное объяснение психологических причин обращения людей к религии.

По ту сторону самоактуализации: теория метамотивации и ценностей бытия

В 60-е гг. интерес А. Маслоу смещается от проблем становления человека к проблемам его Бытия как полноценной, развитой личности. Книга А. Маслоу «К психологии Бытия» [15] является в этом отношении переходной. В частности, изучение предельных переживаний как мгновений Бытия позволило изучить ряд характеристик сознания на уровне Бытия, или Б-сознания. В книге содержится постановка проблемы психологии Бытия, которая «имеет дело с целями, а не со средствами, т.е. с переживаниями-целями, с ценностями-целями, со знанием-целью, с людьми как целями. Современная же психология пока занималась больше отсутствием, чем обладанием, стремлением, чем осуществлением, фрустрацией, чем удовлетворением, поисками радости, чем ее обретением, стремлением достичь, чем стремлением быть» [15; 73]. В этом контексте А. Маслоу определяет самоактуализацию как развитие личности, связанное с переходом от невротических или инфантильных «неистинных» жизненных проблем к «истинным», экзистенциальным, неизбежным, сущностным проблемам человека [15; 115]. Самоактуализация, таким образом, выступает как предпосылка жизнедеятельности человека на уровне Бытия, что связано с коренными изменениями, происходящими в его личности. «Более полноценный, здоровый человек... будет обнаруживать... десятки, сотни и миллионы отличий в поведении, переживании, восприятии, общении, учении, труде... Он будет просто человеком другого типа, который будет вести себя иначе во всех отношениях» [20; 71].

А. Маслоу приходит к необходимости различать обычную мотивацию людей, не достигших самоактуализации,— речь здесь идет о базовых потребностях,— и мотивацию людей, живущих «по ту сторону» самоактуализации, на уровне Бытия. Для ее характеристики он вводит понятия «метапотребности» и «метамотивация» [17]. Человек, живущий на уровне Бытия, всегда имеет какое-то призвание, миссию, и труд по ее осуществлению является достаточным мотивом и вознаграждением сам по себе. Такие люди прочно идентифицируются со своим призванием и описывают его в терминах высших ценностей: достижения совершенства, раскрытия истины, утверждения справедливости и т.п. Другими словами, метамотивами таких людей выступают ценности Бытия, или Б-ценности. А. Маслоу выделяет 14 таких ценностей: 1) истина, 2) добро, 3) красота, 4) целостность, 4а) единство противоположностей, 5) жизненность (процесс, движение), 6) уникальность, 7) совершенство, 7а) необходимость, 8) завершенность, 9) справедливость, 9а) порядок, 10) простота, 11) богатство, 12) легкость, 13) игра, 14) самодостаточность [16; 59]. Эти ценности входят в само определение человеческой сущности. Для самоактуализирующихся людей они, однако, выступают не только как объективные ценности Бытия, но и как их личное достояние, часть их личности. А. Маслоу, впрочем, допускает, что все люди могут быть в какой-то степени метамотивированы и границу между самоактуализирующимися и остальными людьми в этом отношении провести трудно.

Считая Б-ценности частью человеческой природы, А. Маслоу решительно отмежевывается от всяких попыток их сверхъестественного истолкования. Однако он видит лишь одну альтернативу этому — признание их «аспектами биологии человека», имеющими инстинктоидную природу и транскультурный характер. «Эти “конечные истины”,— пишет А. Маслоу,— остаются истинами в рамках определенной системы. По-видимому, они истинны для вида «человек», в том смысле, в каком теоремы Евклида абсолютно верны в рамках Евклидовой системы» [19; 95]. В рамках человечества Б-ценности оказываются универсальными. Культуре же отводится лишь роль фактора, влияющего на их актуализацию, которая может и не произойти. А. Маслоу предполагает, что стремление к духовным Б-ценностям в зародыше содержится в каждом новорожденном младенце, но большинство из них оказываются неспособными реализовать его по причинам, имеющим социальную природу: нищета, эксплуатация, предрассудки [17; 181].

Исследуя психологию Бытия, А. Маслоу выявил еще один Б-феномен: плато-переживания (см. [12], [19]). В плато-переживаниях, так же как и в предельных переживаниях, человеку открываются реальность Бытия и ценности Бытия, однако плато-переживания — произвольные, более длительные и менее яркие состояния, характеризующие скорее медитацию и просветление, чем экстатический инсайт. А. Маслоу тесно связывает плато-переживания с трансценденцией, вводящей человека в реальность Бытия. Психологическая теория трансценденции, в частности «теория Z»,— концепция трансценденции самоактуализации — оказалась последним вкладом А. Маслоу в развитие теории самоактуализации.

В ней А. Маслоу вводит различение двух типов самоактуализирующихся людей: «просто здоровые самоактуализирующиеся личности» и «трансценденты». Первые «живут в мире, чтобы осуществить себя в нем. Они овладевают им, управляют им, используют его в целях добра, как (зрелые) политики и практики. Другими словами, эти люди являются больше деятелями, чем созерцателями, прагматиками, чем эстетами...

Люди другого типа (трансценденты) часто гораздо более сведущи в реальности Бытия (Б-реальность и Б-сознание), больше живут на уровне Бытия.., более очевидно метамотивированы, имеют целостное сознание и более или менее частые «плато-переживания»...» [20; 271]. И тех и других объединяют общие признаки самоактуализирующихся людей; вместе с тем А. Маслоу описывает 24 особенности трансцендентов, которыми «просто самоактуализирующиеся люди» не обладают или же обладают в гораздо меньшей степени. Назовем лишь некоторые из них: для трансцендентов предельные переживания и плато-переживания являются самым главным в жизни; они воспринимают все под углом зрения вечности; они более чувствительны к красоте; они выглядят более таинственными, «неземными» и т.д.

Внезапная смерть помешала А. Маслоу продолжить исследование «новых пластов человеческой природы» (так называется его последняя книга [20]). Однако созданная им теоретическая система, которую мы обрисовали в самых общих чертах, бесспорно привела к существенному изменению облика психологической науки в третьей четверти нашего столетия.

Критика теории самоактуализации

Мы попытались проследить развитие идеи самоактуализации в работах А. Маслоу, выделив пять последовательно переходящих друг в друга трактовок самоактуализации как: 1) высшего уровня и цели развития; 2) высшего мотива; 3) процесса развития; 4) эпизода (предельных переживаний) и 5) предпосылки, отправной точки Бытия. Важно отметить, что между этими пониманиями нет противоречий, движение от первой трактовки к пятой отражает лишь обогащение идеи самоактуализации, более глубокое раскрытие сущности этого явления.

Хотя изучение самоактуализации продолжалось и после смерти А. Маслоу, прогресс в развитии его идей последователями был относительно невелик. Возникло мнение, что само движение гуманистической психологии должно угаснуть с уходом его лидеров [11]. Одновременно активизировалась критика в адрес различных аспектов гуманистического подхода, в том числе в адрес концепции самоактуализации. Уязвимость концепций А. Маслоу и К. Роджерса по ряду пунктов стала предметом пристального внимания (см. [10], [22]), хотя критика в их адрес возникла одновременно с появлением этих концепций и значительная доля ее исходила и исходит от авторов, причисляющих себя или тесно примыкающих к гуманистическому направлению (Ш. Бюлер, В. Франкл, М.Б. Смит).

Первым объектом критики стало само исследование самоактуализирующихся людей, осуществленное А. Маслоу. По мнению многих, это исследование не отвечало критериям научности, в частности критерию повторяемости, и поэтому его нельзя назвать иначе как спекулятивным (см., например, [22; 168]). Особенно резкую критику вызвала субъективность критериев выбора самоактуализирующихся людей. Д. Мак-Клелланд, Ш. Бюлер, М.Б. Смит указывают на то, что эти критерии не могут не находиться в прямой связи с системой ценностей самого автора исследования или по меньшей мере культуры, к которой он принадлежит. Ш. Бюлер убедительно показывает, что осуществление себя у разных людей и в особенности у представителей разных культур часто происходит не путем «самоактуализации», а иными путями [7; 488—489]. Исходя из этого она обвиняет концепцию А. Маслоу в односторонности. Выделяя четыре фундаментальные тенденции человеческой жизни: удовлетворение потребностей, адаптивное самоограничение, творческую экспансию и поддержание внутренней гармонии, Ш. Бюлер утверждает, что самоосуществление как конечная жизненная цель может в разные моменты времени реализовываться в любой из этих четырех тенденций.

Какие же теоретически уязвимые моменты находят критики в самом понятии самоактуализации? Во-первых, это эгоцентричность самоактуализации, которая подвергается критике с самых разных позиций. Последователь А. Адлера X. Ансбахер утверждает, что истинная самоактуализация должна включать в свое определение содействие самоактуализации других [5]. Другой известный автор — В. Франкл противопоставляет идее актуализации собственного Я концепцию реализации человеком трансцендентных ценностей и смысла жизни. Самотрансценденцию человеческого бытия В. Франкл рассматривает как общечеловеческий феномен, а самоактуализацию — как ее побочное следствие. «Человек,— пишет он,— всегда направлен вовне себя на что-то, что не является им самим — на что-то или на кого-то: на смысл, который человек реализует, или на со-человека, с которым он вступает в контакт. И лишь постольку, поскольку человек таким образом трансцендирует самого себя, он и осуществляет себя — в служении делу или в любви к другому» [9; 92]. А. Маслоу наделяет этой особенностью лишь человека, уже достигшего уровня Бытия.

В приведенной цитате содержится одновременно критика и второго уязвимого аспекта теории самоактуализации, а именно рассмотрения самоактуализации как единственной конечной цели (за исключением уровня Бытия). «Самоактуализация,— пишет В. Франкл,— подобно могуществу и наслаждению, относится к классу тех вещей, которые могут быть достигнуты лишь в качестве побочного эффекта и уплывают от нас в той мере, в какой мы делаем их объектом прямой направленности... Самоактуализация происходит спонтанно, она нарушается, когда ее превращают в конечную цель» [8; 8]. Конечной же целью, по В. Франклу, выступает реализация смысла, который, будучи надличностным, имеет при этом «посюстороннюю» природу.

Третьим уязвимым аспектом концепций самоактуализации является отождествление позитивного развития человека с максимальным развитием заложенных в него потенций. Как указывает М.Б. Смит, «пороки и зло точно так же входят в число человеческих потенций, как и добродетель, специализация — точно так же, как всестороннее развитие. Этику нельзя привязать к биологии, как это пытался сделать Маслоу» [22; 172] В. Франкл, также критикуя эту доктрину, названную им «потенциализмом», приводит в качестве примера Сократа, который считал, что он имел все задатки для того, чтобы стать талантливым преступником. Хорошо или плохо, что он не реализовал эти потенции? В. Франкл говорит о необходимости постоянного принятия решений о том, какие из возможностей, потенций заслуживают реализации, о бремени выбора, лежащем на человеке по этой причине, о примате должного (Gesollte) над возможным (Gekonnte) [9; 77—99]. «Всесторонняя самоактуализация не является ни возможной, ни желательной,— замечает в этой же связи еще один автор.— Некоторые из потенций всегда приносятся в жертву, когда человек выбирает определенный путь в жизни... В процессе своей жизни человеку приходится отказываться от многих возможностей, которые несовместимы с его актуальным образом жизни» [23; 140].

Л. Геллер подвергает представления А. Маслоу о природе и сущности человека, о развитии его потенций детальному разбору с точки зрения их внутренней логической непротиворечивости. В теории А. Маслоу он обнаруживает принципиальную внутреннюю рассогласованность, затрагивающую представления о природе человека и о «мета-патологиях» — нарушениях самоактуализации. Если природа человека внутренне гармонична, бесконфликтна — тогда мета-патологии необъяснимы. Чтобы сохранить неприкосновенным постулат об истинности и бесконфликтности человеческой природы — краеугольный камень его теории, А. Маслоу должен отказаться от идеи, что все развитие детерминировано «изнутри». Это позволяет объяснить возникновение мета-патологий социальными факторами среды, что приводит, однако, к новому противоречию: в этом случае потребности человека уже не могут рассматриваться как трансисторические и транскультурные; теория самоактуализации теряет свою универсальность [10; 66].

Мы вплотную приблизились к четвертому, наиболее существенному направлению критики теории самоактуализации — критике биологизации природы человека, разрыва между личностью и обществом. Критика по этому направлению ведется как с марксистских позиций ([1], [3]), так и с немарксистских, но по существу достаточно близких к ним [10], [22]. В обоих случаях убедительно показывается невозможность рассмотрения личности как некой субстанции, первичной по отношению к каким бы то ни было социальным взаимодействиям. Теория А. Маслоу оказывается «принципиально ущербной, поскольку она основывается на редукционистской логике» — логике сведения человеческого к набору биологических особенностей, логике, которая «предполагает возможность перевода осмысленного в бессмысленное, символического в несимволическое, социального в несоциальное, нефизического в физическое, негенетического в генетическое» [10; 69, 67]. Такая логика кажется на первый взгляд плохо согласующейся с направленностью А. Маслоу на изучение высот человеческого духа, самого человеческого в человеке. Остановимся на этом моменте несколько подробнее.

Биологизация человека в теории самоактуализации

«Оглядываясь назад,— писал А. Маслоу,— мы отчетливо видим, что любая доктрина врожденной греховности человека или любое принижение его животной природы очень легко ведет к некой сверхчеловеческой интерпретации добра, праведности, нравственности, самопожертвования, альтруизма и т.п. Если их нельзя объяснить из самой человеческой природы,— а объяснить их необходимо,— тогда объяснение приходится искать вне природы человека» [19; 36—37].

В приведенной цитате четко прослеживается методологическая направленность А. Маслоу. Сделав предметом своего изучения высшие сущностные проявления человека, он пытается понять их не как проявление чего-то высшего по отношению к человеку, дар Творца или воплощение Абсолютного духа, идеи, а как неотъемлемый и естественный атрибут биологической природы человека. Поэтому единственная научная альтернатива сверхъестественным истолкованиям высших человеческих ценностей, которую видит А. Маслоу,— это связывание всех сущностных стремлений человека, в том числе и стремления к самоактуализации, с его наследственным «багажом», с которым он вступает в мир. А. Маслоу говорит об инстинктоидной природе не только базовых потребностей, но и метапотребностей — высших ценностей Бытия, которые, по А. Маслоу, независимы от культурного контекста, хотя культурные условия играют роль как фактор актуализации этих потребностей. А. Маслоу употребляет даже термин «высшая животность» для характеристики духовной жизни человека [17; 182].

Пытаясь все же провести границу между человеком и животными, А. Маслоу делает шаг назад, утверждая, что инстинктоидные потребности человека слабы по сравнению с настоящими инстинктами у животных и что культурные влияния могут легко пересилить их. Это заставляет вспомнить ироническую реплику Л.С. Выготского: «Одно из двух: или бог есть, или его нет... Ответы вроде того, что бог есть, но очень маленький... анекдотичны» [2; 410]. Очевидно, что «очень маленький» инстинкт А. Маслоу только запутывает дело.

Можно понять ту фундаментальную методологическую ошибку, которая толкнула А. Маслоу, стремившегося к материалистическому объяснению духовной жизни человека, от одной крайности к другой. Сущность человека А. Маслоу сводит к его биологической природе. Поскольку самоактуализирующиеся личности, которых он изучал, были самодостаточными и не склонными поддаваться влиянию культурного окружения, для А. Маслоу осталось незамеченным, что именно пространство общественных отношений выступает как средоточие сущностных характеристик человека, которые следует искать вне комплекса свойств, характеризующих его биологическую природу. Более детальное соотнесение теории самоактуализации А. Маслоу с марксистскими представлениями о сущности личности и ее самореализации представляет собой особую задачу, выходящую за рамки данной статьи.

Литература

1. Анцыферова Л. И. Психология самоактуализирующейся личности в работах Абрагама Маслоу // Вопр. психол. 1973. № 4. С. 173—180.

2. Выготский Л. С. Собр. соч. Т. 1. М., 1982. 487 с.

3. Слепова Т. В. Критический анализ проблемы эмансипированности личности в некоторых исследованиях «гуманистической» психологии // Вопр. психол. 1976. № 5. С. 163—170.

4. Хекхаузен X. Мотивация и деятельность: В 2 т. Т. 1. М., 1986. 407 с.

5. Ansbacher В. L. Alfred Adler and humanistic psychology // J. of Humanistic Psychol. 1971. V. II. P. 53—63.

6. Arkes H. R., Carske J. P. Psychological theories of motivation. 2-nd ed. Monterey (Cal.): Brooks/Cole, 1982. XII 450 p.

7. Bühler Ch. Basic tendencies of human life: Theoretical and clinical considerations // Wisser R. (Hg.). Sinn und Sein. Tubingen: Max Niemeyer Verlag, 1960. S. 475—494.

8. Frankl V. E. Psychotherapy and existentialism. N.Y.: Simon and Schuster, 1967. X+246 p..

9. Frankl V. E. Der Mensch vor der Frage nach dem Sinn. München: Piper, 1979. 309 S.

10. Geller L. The failure of self-actualization theory: A critique of Carl Rogers and Abraham Maslow // J. of Humanistic Psychol. 1982. V. 22. N. 2. P. 56—73.

11. Giorgi A. P. Humanistic psychology and metapsychology // Royce J. R., Mos L. P. (eds). Humanistic psychology: Concepts and criticism. N.Y., L.: Plenum Press, 1981. P. 19—47.

12. Krippner S. (ed.) The plateau experience: A.H. Maslow and others // J. of Transpersonal Psychol. 1972. V. 4. P. 107—120.

13. McClelland D. C. Comments on professor Maslow's paper // Jones M. R. (ed.). Nebraska symposium on motivation. V. 3. Lincoln (Nb): University of Nebraska Press, 1955. P. 31—37.

14. Maslow A. H. Lessons from the peak experience // Farson R.E. (ed.). Science and human affairs. Palo Alto (Cal.): Science and Behavior Books, 1965. P. 45—54.

15. Maslow A. H. Toward a psychology of Being. 2-nd ed. N.Y.: Van Nostrand, 1968. XVI+240 p.

16. Maslow A. H. Notes on Being-psychology // Sutich A. J., Vich M. A. (eds). Readings in humanistic psychology. N.Y.: Free Press, 1969. P. 51—80.

17. Maslow A. H. A theory of metamotivation: The biological rooting of the value-life // Sutich A. J., Vich M. A. (eds). Readings in humanistic psychology. N.Y.: Free Press, 1969. P. 153-199.

18. Maslow A. H. Motivation and personality. 2-nd ed. N.Y.: Harper and Row, 1970. XXX+369 p.

19. Maslow A. H. Religions, values and peak-experiences. N.Y.: Viking, 1970. XX+123 p.

20. Maslow A. H. The farther reaches of human nature. Harmondsworth: Penguin, 1976. XXII + 407 p.

21 Shostrom E. L. Time as integrating factor // Buhler Ch., Massarik F. (eds). The course of human life. N.Y.: Springer, 1968. P. 351—359.

22. Smith M. B. Humanizing social psychology San Francisco: Josey-Bass, 1974. XIV+289 p.

23. Weisskopf W. A. Existential crisis and the unconscious // Sutich A.J., Vich M.A. (eds.) Readings in humanistic psychology. N.Y.: Free Press, 1969. P. 134+144.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Гость 24 января 2015 15:42:16

Леонтьев Дмитрий Алексеевич не кандидат, а доктор психологических наук, профессор http://www.psy.msu.ru/people/leontiev_da.html

Самые популярные материалы