Резюме: насилие в масс-медиа – Берковиц

По мнению общественности в целом и даже некоторых специалистов в области средств массовой информации, изображение насилия на кино- и телеэкране, на страницах газет и журналов имеет весьма незначительное влияние на зрительскую и читающую аудиторию. Также бытует мнение, что только дети и душевнобольные люди подвержены этому неопасному влиянию. Однако большинство ученых, изучавших медиа-эффекты, и те, кто внимательно ознакомился со специальной научной литературой, уверены в обратном. В этой главе я хотел показать, что:

1) изображение насилия и даже информация о нем в новостях увеличивает вероятность того, что аудитория СМИ, взрослые и дети, будут также вести себя агрессивно;

2) это влияние не является незначительным, тем более если учесть, что медиа-аудитория насчитывает несколько миллионов человек;

3) специальные психологические концепции помогают выявить те факторы, которые способны усилить или ослабить вероятность возникновения агрессивных реакций.

Масс-медиа могут иметь как краткосрочное, так и длительное влияние на свою аудиторию. Эта глава начинается с рассмотрения немедленных и скоротечных эффектов изображения насилия в СМИ. Сначала приводятся данные о росте числа преступлений-имитаций. Уделяя особое внимание работам Дэвида Филлипса о «заразности» самоубийств и убийств, я стремился показать, каким глубоким и сложным может быть влияние сцен насилия. Затем я обращаюсь к исследованиям краткосрочных эффектов, согласно которым наблюдаемая агрессия может иметь слабое и среднее влияние на поведение испытуемых. Этот эффект доказало проявление как естественной агрессии, так и «искусственной» агрессии (удары током) в условиях лабораторного эксперимента.

Вводя понятие прайминга, я подразумеваю, что сообщения о насилии или изображение насилия способны активизировать в зрителях связанные с агрессией идеи и склонности. Однако эти идеи и склонности будут активизированы лишь в той мере, в какой полученная информация является релевантной для реципиента. Согласно имеющимся исследованиям, наблюдаемое насилие скорее всего увеличит вероятность агрессивного поведения представителей аудитории при следующих условиях:

1) если они не видят, что агрессор наказан или пострадал каким-либо иным образом;

2) если они не считают агрессию неприемлемой или неоправданной;

3) если они идентифицируют себя с агрессорами, представляя себя на их месте;

4) если они фокусируют внимание на агрессии, а не на других аспектах происходящих событий;

5) если они психологически не дистанцируются от увиденного или услышанного, например, не говорят себе, что все происходящее на экране — неправда.

Даже притупляясь со временем, спровоцированные идеи и поведенческие наклонности могут впоследствии реактивироваться. Ситуационные сигналы, напоминающие зрителям о виденном ранее насилии, способны пробудить — хотя бы в какой-то мере — прежние агрессивные мысли и импульсы.

Я полагаю, что причиной часто обсуждаемых в литературе эффектов десенсибилизации и растормаживания вполне могут быть спровоцированные агрессивные мысли. Наблюдаемая агрессия может обусловить относительное равнодушие зрителей к насилию вообще и/или их желание наказать своих реальных обидчиков. Ввиду того что сцены насилия наводят зрителей на агрессивные мысли, люди на какое- то время начинают думать, будто агрессия — это явление нормальное и часто уместное.

Затем я рассматриваю возможные последствия частого просмотра сцен насилия. Мне ближе несколько скорректированная и менее резкая формулировка тезиса Гербнера о культивировании. По моему мнению, люди, которые часто сталкиваются с информацией о насилии, склонны преувеличивать масштабы насилия в обществе, но такое восприятие может быть обусловлено только отсутствием другой, противоположной информации, исходящей от их реального окружения.

Частый просмотр сцен насилия, демонстрируемых по телевидению, может стимулировать агрессивное поведение у детей. Хотя на такую возможность указывает целый ряд исследований (есть и такие, которые ее не подтверждают), я опираюсь на результаты эксперимента, проведенного в округе Колумбия, и международного исследования с участием пяти стран под руководством Леонарда Эрона и Роуэлла Хьюсмана. Вообще говоря, очень высока вероятность, что дети, которые смотрят много ТВ-программ, изобилующих драками и убийствами, став взрослыми, будут отличаться — за малым исключением — повышенной агрессивностью.

Теория сценария Хьюсмана (в чем-то близкая анализу социального научения Бандуры) удачно объединяет разные идеи, представленные в этой главе. Дети, которые часто видят насилие на экране телевизора, могут усвоить агрессивные сценарии, убеждающие их в том, что насилие — это обычный и приемлемый способ разрешения межличностных проблем. Дети усвоят эти сценарии особенно хорошо, если будут обращать внимание на наблюдаемое насилие и если не найдется авторитетного для них человека, который скажет им, что агрессия является нежелательным поведением. Родители, педагоги и средства массовой информации могут и должны предпринять меры, направленные на ослабление вредных последствий массированного воздействия насилия, заполнившего теле- и киноэкраны.

Глава 8. Насилие в семье

Объяснение случаев применения насилия в семье. Взгляды на проблему насилия в семье. Факторы, которые могут побуждать к применению насилия в семье. Ссылки на результаты исследований. См.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы