Шок - рассказ Б.Раевского

​​​​​​​​​​​​​​Автор - Борис Раевский

Ранним летним утром пляж был почти пуст.

Котька — невысокий, щупленький, в очках, — лежа на животе, руками подгребал себе под бока и плечи теплый песок. Котька только что вылез из воды. Его спина, покрытая фиолетово-красными пупырышками, то и дело вздрагивала, как у лошади, когда ее жалят слепни.

Его приятель — Юрка — лежал на спине, подсунув руки под голову, и смотрел в прозрачное зеленоватое небо. Там медленно ползло одинокое облачко, очень похожее на старинный корабль: вот и мачты, и высоко вздернутый нос с торчащим бушпритом, и плоская резная корма. И даже флаг полощется над каравеллой.

Юрка — крепкий, рослый паренек — был в сухих трусах. Видно, еще не купался. На его заложенных под голову руках рельефно выделялись продолговатые тугие бицепсы.

Мальчишки долго лежали молча. Котька читал «Двух капитанов», а Юрка по-прежнему смотрел в небо. Каравелла уже уплыла, растаяла вдали, вместо нее появилось другое облачко, похожее на гармонь. Иногда ветер растягивал мехи этой гармони, и тогда Юрке казалось, что и впрямь слышатся какие-то звуки.

— Купнемся? — Котька отложил книгу. Юрка молча встал.

С обрывистого берега Котька прыгнул в воду и поплыл, размашисто выбрасывая руки. Река была неширокая, вскоре он уже оказался на середине. Крикнул:

— Дуй сюда!

Юрка не ответил. Он стоял по колено в воде возле берега, в том месте, где пляж отлого спускался к реке. Горстями зачерпывал воду и поливал себе плечи и грудь. Потом этот крепкий, спортивного вида парнишка несколько раз присел, как это делают неумеющие плавать пожилые женщины, побултыхался в воде и вышел на берег.

— Давай сюда! — опять позвал с середины реки Котька.

Но Юрка, не отвечая, зашагал к своей одежде и лег на подстеленное полотенце. Вскоре и Котька устроился рядом.

— Опять не плавал? — спросил он.

— Неохота, — вяло отозвался Юрка. — Зябко нынче.

Денек был вовсе не холодный, даже наоборот, но Котька промолчал.

— И вообще… долго купаться вредно, — сказал Юрка. — Затрачивается много калорий.

Котька опять промолчал. Насчет калорий Юрка уже не первый раз твердит. Ишь, профессор! Небось в прошлом году, когда целыми днями из воды не вылезал, не вспоминал про калории!

Да чего попусту язык-то изнашивать?! Котька отлично знал, почему теперь Юрка копошится возле берега, как дошколенок, а на глубину — ни-ни.

Прошлым летом Юрка тонул. Тут же вот, как раз напротив этих кустов. Как это случилось, трудно понять. Ведь плавал Юрка здорово, пожалуй, лучше всех в школе. И уж, конечно, гораздо лучше Котьки.

Судорогой ноги свело? Или обморок? Или в яму затянуло? Хотя — какие тут ямы?!.

Но, в общем, стал Юрка тонуть. И, главное, в первый момент никто из купающихся не заметил этого. Когда хватились, — стали нырять, по дну шарить. К счастью, быстро нашли. Ну, вытащили. Откачали.

Все, казалось, кончилось благополучно. Но Котька стал замечать: с того дня Юрку словно подменили. Робкий какой-то стал, нерешительный. Воды он теперь прямо-таки боялся. Пополощется возле берега — и все. А плавать — ни за что. Ну, никак…

Да не только в воде. Он вообще какой-то другой стал.

Идет с Котькой по грибы, то и дело в лесу оглядывается, дорогу запоминает. Даже веточки кое-где втыкает. Чтобы, значит, не заблудиться. А где тут заблудишься?! Лес этот мальчишками вдоль и поперек истоптан. И до шоссе — километра два, не больше.

В волейбол — а Юрка раньше классным игроком был — выскочит над сеткой, а ударяет как-то вяло, словно колеблется — бить ли? А прежде резко, смело гасил.

Котька видел: с другом неладно. И так, и этак к нему подступал. Все без толку. Котька по секрету даже с физруком советовался.

— Трудный случай, — нахмурился тот.— Понимаешь, это психологический шок. Ну, потрясение такое. Очень сильное потрясение. После такого шока всякие заскоки бывают. Мой дядя лет десять назад в автомобильную аварию попал. И вот с тех пор по железной дороге — сколько угодно, на самолете — пожалуйста, а в такси — ни за что… Ни разу в машину не сел! За десять лет ни разу!

Котька вздохнул:

— Что же делать?

Физрук пожал плечами:

— Подождем! Авось время излечит. Время — великий врач!

Да, может быть, оно и так. Но месяцы шли, а Котька не замечал улучшений. По-прежнему Юрка был вялый, словно вечно недосыпал.

Вот и сейчас, лежа на пляже, Котька смотрел в книгу, но не читал.

«Неужели ж Юрка таким и останется? На всю жизнь? — размышлял он. — Что же придумать? Вот в

книгах — там всегда герой добивается своего. Уж, казалось бы, совсем тупик, а он — нет, не сдается и побеждает. Но то в книгах…» — Котька вздохнул, перевернулся набок и зарылся поглубже в горячий песок.

«Может, сводить Юрку на какую-нибудь лекцию? О храбрости. Или о пограничниках. Как они отважно шпионов ловят?..»

Котька подумал и сплюнул: нет, лекцией Юрку не прошибешь.

«А может, ему толковую книжку подсунуть? Вот хотя бы «Двух капитанов». Пусть Санька Григорьев на него подействует!»

Котька наморщил лоб: нет, не подействует. Юрка и так много читает. И про героев и про все прочее. А в воде по-прежнему дрейфит.

«Что же придумать?»

Котька встал. Задумчиво посмотрел через реку на противоположный берег. Но взгляд у него был такой, словно он смотрит не вперед, а, наоборот, — назад, в себя. Можно ручаться, что он не видел даже домов на том берегу, не то что уж предметов помельче.

Так он простоял несколько минут, потом быстро зашагал к воде.

— Ты чего? — удивился Юрка. — Опять купаться? Холодно же…

— Не! Не холодно! — Котька прыгнул с обрыва и поплыл.

Юрка снова стал смотреть в высокое прозрачное небо. Где-то вдали катер дал гудок, и он долго глухо перекатывался над водой, пока не заблудился где-то в густом бору.

Вдруг Юрка услышал крик:

— Спасите! Ой! Спаси…

Юрка вскочил: на середине реки барахтался Котька. Он то выскакивал из воды, бестолково размахивая руками, то вновь проваливался в глубину. Вот он опять вынырнул, очумело мотает головой, изо рта — целая струя воды. Даже кричать, видно, уже не в силах.

И, как на зло, на пляже — никого из взрослых. Только несколько малышей. Мечутся, кричат, да помочь не в силах.

Юрка бросился к берегу. У обрыва остановился, Сердце екнуло: так давно не плавал!..

Но через секунду Юрка уже прыгнул в реку и стремительно понесся вперед.

— Правей! Правей! — кричали малыши и руками показывали, куда плыть.

Юрка мчался, вспарывая воду, как торпеда. Никогда еще он так не плыл. Голова его и тело были под водой. Только на секунду показывался широко открытый рот, глоток воздуха, и опять — вперед!

Вот и Котька: от страха выпучены глаза, руки бес-. порядочно шлепают по воде.

— А-а! — кричит он и тянется к Юрке. — А-а!

— Спокойно! — говорит Юрка. — Спокойно! Подплывает совсем близко к Котьке, но так, чтобы

тот не мог ухватиться за него.

— Ляг на спину!—строго командует Юрка. — Ну! И Котька покорно переворачивается животом кверху.

— Спокойно! — властно говорит Юрка. — Спокойно. Ничего не случится. Я рядом. Значит, не утонешь. Дыши глубже.

И Котька вытягивается в воде и старается дышать глубже.

— Так, — говорит Юрка. — Порядок! Сейчас отдохнешь — и двинемся к берегу.

Юрка во все глаза наблюдает за другом. Все-таки молодец Котька! Тонул, а не растерялся. Вот уже пришел в себя. И не хватается за спасающего — это не каждый может. Другой обалдеет, вцепится, как клещ, и сам тонет, и спасающего губит. Юрка не раз такие истории слышал.

А Котька — молодчага! И как послушно исполняет команды!..

— Ну, поплыли! — говорит Юрка. — Не беспокойся! Если что — я рядом…

Котька кивает. Он переворачивается на грудь и медленно плывет к берегу. Руками загребает по-собачьи. Видимо, на саженки сил нет. И все время отплевывается: здорово наглотался все-таки…

Так добираются они до пляжа.

Малыши встречают их восторженными криками. Впрочем, на берегу уже не только малыши. Откуда-то набежали еще ребята. Вот Шурка — из седьмого «б», вот Мишка — из восьмого.

Все они глядят на Юрку, а малыши прямо льнут к нему, — кажется, сейчас даже полезут обнимать его, мокрого.

— Ну и плыл Юра! Ну и плыл! — взахлеб кричит толстый карапуз. — Раз, раз, раз! — он энергично машет руками.

— Да, здорово шел, — солидно говорит Шурка из седьмого «б». — Если бы время засечь, может, рекорд побил?!

А маленькая девочка, сунув палец в рот, смотрит на Юрку с таким восхищением, как, наверно, глядели люди на его тезку — Юрия Гагарина.

На Котьку никто почти не обращает внимания. Невысокий, щупленький, он сидит на песке, то и дело сплевывает и тоже с уважением говорит:

— Да, без Юрки мне бы — труба! Каюк!

— Ну, чего ты? И сам выбрался бы, — смущается Юрка.

— Мне бы так плавать! — с завистью бормочет толстый мальчишка. — Вот бы красота!

— А что? — говорит Котька. — Попроси Юру, он тебя обучит. Верно, Юра?

Юрка ковыряет ногой песок:

— Ну что ж… Можно.

Входит в воду и показывает малышу, как надо двигать руками, как правильно делать вдох-выдох.

Остальные ребята вскоре разбредаются по пляжу.

Котька берет «Двух капитанов», ложится. Но не читает. Долго следит он, как Юрка обучает малыша.

Улыбается и, довольный, подмигивает сам себе:

«Порядок! Теперь будет плавать! И никаких шоков!»

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы