Системные расстановки

Эволюция метода системных расстановок

Часть 1. Развитие расстановок вместе с Бертом Хеллингером

Мы можем проследить эволюцию метода системных расстановок в практике (точнее сказать, в творчестве) Берта Хеллингера по его книгам и видео, доступным для широкого круга интересующихся (возможно, останется за кадром то, что происходило до выхода первой книги Берта, и его эксперименты на различных семинарах и терапевтических группах).

Первая книга Берта Хеллингера "Порядки любви" выходит на немецком языке в 1997 году и представляет собою конспект его более ранних семинаров. Там мы видим описания расстановок, основанных прежде всего на применении порядков, т.е. уникального "правильного" места каждого члена семьи в системе. Хеллингер на основе обширного опыта обнаружил порядки как некоторое расположение фигур заместителей в пространстве, при котором они чувствуют себя "лучше", "на своем месте".

Порядковые расстановки (назовем их так) делались Хеллингером в несколько этапов. Сначала клиент делал первоначальную расстановку всех членов семьи (Берт сформулировал, кто входит в семейную систему и часто сразу все члены системы вводились в расстановку, независимо от заявленной клиентом темы). Затем расстановщик расспрашивал всех заместителей, как они себя чувствуют. На основе информации заместителей ведущий делал их перестановку и снова расспрашивал. Так могло повторяться несколько раз и в конце, как правило, удавалось частично выстроить порядки и заместители сообщали об улучшении своего состояния. Главным признаком порядковой расстановки является то, что заместителям в ней не разрешается двигаться самостоятельно. Сегодня, похоже, никто из ведущих международных профессионалов уже не практикует порядковые расстановки в описанном формате, но, конечно, такой способ ведения расстановки может встречаться в отдельных случаях.

Постепенно Берт Хеллингер (как он сам об этом рассказывал) стал замечать, что заместители как будто чувствуют некоторый импульс к движению, еще до того, как расстановщик переставит их на новое место. Тогда в таких случаях заместителю предлагалось двигаться самостоятельно. Этот импульс Берт назвал "движение души", и позднее так стали называть способ ведения расстановок, в котором заместители могут двигаться по разрешению расстановщика. Заместители в этом случае движением показывают существующие в системе динамики, которые в порядковых расстановках можно было понять только со слов. Заместителей стали ставить меньше - не всех членов системы, а только тех, кто имеет отношение к заявленной теме или проявляющимся в процессе расстановки динамикам. В некоторых случаях заместители самостоятельно находили расположение в пространстве, которое приводило к разрешению. Часто это решение соответствует порядкам, но не всегда - это значит, что при таком способе ведения расстановки решения точнее отражают системные динамики (вместо представлений расстановщика о "правильном порядке"). Этот способ ведения расстановок, наверное, самый популярный, его практикуют многие специалисты за рубежом и в России.

В дальнейшем развитии работы Берта заместителям была дана еще большая свобода. Позволялось двигаться всем заместителям одновременно - и они сами сначала отражали текущие динамики, а потом, если это возможно, приходили к завершающей картинке. Заместители как будто были ведомы из единого источника, и Берт назвал эти расстановки "движения духа". Заместителей стало еще меньше, часто расстановка начиналась с одного или двух участников, иногда сам клиент сразу же присутствовал в расстановке. Интервенции расстановщика сводились к минимуму или в некоторых случаях вообще, казалось бы, отсутствовали - расстановщик никак не управлял заместителями, не переставлял их, не приглашал говорить о своем состоянии. Бертольд Ульсамер пишет, что главная "интервенция" в таких расстановках заключается в том, что расстановщик присутствует при происходящем и "позволяет вещам случаться" (а "случаться", т.е. проявляться, могут очень тяжелые динамики, и ведущий полностью в них вовлечен. Его присутствие как бы олицетворяет сам факт того, что с системой проводится работа, что есть воля к тому, чтобы увидеть происходящее и, если возможно, найти разрешение. При внешней незаметности такая работа внутренне довольно непростая, и требует от расстановщика хорошей квалификации и личной зрелости. С "движениями духа" работают многие ведущие международные расстановщики и некоторые специалисты в России.

Постепенно Берт все больше доверял тому, что стоит за системой ("духу") и минимизировал внешние интервенции расстановщика и количество заместителей. Иногда ставился один заместитель или просто сам клиент, иногда два-три, и очень часто они не назначались на определенную роль члена семьи клиента. Например, ставился клиент и еще один заместитель, и им предоставлялась полная свобода движений без внешних интервенций расстановщика. Расстановка часто прерывалась до того, как заместители сами могли бы занять некоторое финальное положение. Таким образом "незавершенная" энергия могла быть воспринята клиентом и он продолжал нести и проживать ее в себе после расстановки. Такие расстановки были названы словом, которое на английский было переведено как Spirit Mind, что приблизительно означает "дух разума". На русском языке соответствующий термин отсутствует и пока принято говорить "Спирит Майнд". В таких расстановках клиент часто не заявляет свою проблему подробно или обозначает только, кого она касается (матери, партнера), не объясняя суть. Этот способ расстановок практикуется некоторыми иностранными и совсем немногими российскими специалистами.

Между расстановками "движения души", "движения духа" и "Спирит Майнд" нет четкой границы, они отличаются большей или меньшей свободой заместителей и соответственно степенью внешнего вмешательства расстановщика. Иногда в одной расстановке применяются все три разновидности - она может начаться как "Спирит Майнд", но затем расстановщик увеличивает свои интервенции (например, добавив заместителей) и переходит к "движениям духа" или ограничивает свободное движение замов, переходя к "движениям души". Манера ведения конкретной расстановки зависит от энергии системы, предпочтений расстановщика и его внутренней готовности "отпустить" происходящее в данной расстановке.

Совсем недавно, в апреле 2008 года, Берт Хеллингер показал новый вид расстановок, которые он назвал "многоуровневыми" (multidimentional). Он даже перестал использовать слово "расстановки", чаще говоря "многоуровневый подход". В многоуровневом подходе при минимальном обозначении клиентом своей темы (или вовсе без обозначения) на расстановочное пространство выводятся (но не расставляются) от 15 и более заместителей и всем им предоставляется возможность свободно двигаться без внешнего вмешательства расстановщика. Этот способ ведения расстановки очень непрост для заместителей, т.к. они оказываются вовлечены в очень мощные динамики, испытывая сильные чувства , вплоть до катарсиса. По-видимому, это непросто и для расстановщика, но здесь нет достаточного опыта, т.к. кроме Берта Хеллингера этот способ работы пока никем не практикуется.

Подводя итоги, можно сказать, что на каждом последующем этапе развития расстановок Берт Хеллингер все больше доверяет некоторой силе, что движет системой и передается через заместителей. В расстановках проявляется все больше энергии, все меньше используется интервенций расстановщика и, как следствие, реже применяются универсальные порядки. При этом, по-видимому, все больше внутренней работы происходит после расстановки, в процессе переживания клиентом того, что было воспринято в процессе работы. Если в "порядковых" расстановках клиент "уносил с собой" разрешающую финальную картинку и позднее мог сознательно обращаться к ней внутренне как к ресурсу, то в "духовных" расстановках клиент "уносит" переживание и оно продолжает развиваться, в том числе и оставаясь неосознанным.

Часть 2. Передавая дальше

Берт Хеллингер говорит, что самое лучшее, что могут сделать те, кто получил от него знания о расстановочной работе – это продолжать работать и передавать знания дальше, совершенствуя и развивая их. В современном расстановочном пространстве работают как те, кто бережно продолжает практику в соответствии с «чистым» хеллингеровском подходом, (современным или «старым»), так и экспериментаторы множества направлений.

Ниже мы сделаем попытку структурировать множество разновидностей расстановочной практики по трем основаниям:

1. По предмету расстановки

2. По сеттингу (организации работы)

3. По «корням», т.е. по принадлежности к сообществам практикующих специалистов

1. По предмету расстановки можно выделить следующие направления в расстановочной практике:

1.1. Классические семейные расстановки: расставляют членов семейной системы клиента. Как правило, это люди, о которых знает клиент (его родственники) или те, необходимость введения которых возникла в процессе работы (например, если брат погиб в автокатастрофе, может быть введен тот, кто сидел за рулем и был виновником ДТП).

1.2. Расстановки не-семейных систем. К не-семейным системам относятся, например, организации, сообщества, города и страны и др.

1.3. Расстановки «внутренних частей личности» или «субличностей». Например, могут быть расставлены две «части» клиента: детская и взрослая, или «та часть, которая свободна от травмы» и «та часть, которая травмирована» (в частности, Франц Рупперт разработал свою концепцию разделения на части при работе с травмой (http://www.franz-ruppert.de/).

1.4. Расстановки с абстрактными фигурами, например, такими как «война», «судьба», «болезнь», «страх», «женственность». Последние три фигуры могут рассматриваться и как «внутренние части», поэтому часто эти разновидности расстановок (1.3 и 1.4) объединяют и называют «структурными».

1.5. Расстановки с использованием символов из различных систем или концепций Например, расстановки с арканами таро, знаками зодиака, соционическими типами и др. Как правило, используются теми практиками, основное направление для которых не расстановки, а соответствующая концепция – астрология, соционика и др.

1.6. Расстановки без называния фигур. Используются, например, в «многоуровневых» расстановках из последних работ Хеллингера (см. Часть 1), когда заместители принимают в те или иные роли (как конкретных людей, так и групп людей или абстрактных понятий), следуя динамике поля.

Эта классификация не является жесткой, т.е. далеко не каждую расстановку можно отнести однозначно к тому или иному типу. Во многих случаях используется сразу несколько способов структурирования расстановочного поля, например, может быть расставлен Отдел в какой-либо организации, его Руководитель, его Жена, а также Прибыль и «То, что мешает развитию». Кроме того, в процессе работы заместитель может переходить в другую роль, следуя динамике поля – например, «то, что мешает развитию», может превратиться в Отца, который не одобряет выбор сыном профессии.

2. По сеттингу (организации работы) расстановки можно разделить на следующие разновидности:

2.1. Классические расстановки в группе с заместителями.

2.2. Расстановки в группе с заместителями, а также с использованием предметов. Например, тяжелый баллон с водой может использоваться для обозначения «трудной судьбы матери», и дочь его символически возвращает обратно. Положенный на пол шарф символизирует «границу поколений» и т.п.

2.3. Расстановки с использованием «якорей». При нехватке заместителей или при индивидуальной работе используют подручные предметы мебели или кусочки бумаги («якоря») для обозначения отдельных фигур.

2.4. С использованием фигурок на столе, в индивидуальной работе. Используются как специальные наборы фигурок для расстановок, так и подручные материалы – игрушки, предметы интерьера.

2.5. Расстановки в воображении. Проводятся клиентом самостоятельно, либо в индивидуальной или групповой работе со специалистом (подробнее см. книгу Уруслы Франке «Когда я закрываю глаза, я вижу тебя»).

Описанные два способа классификации довольно конкретны, т.е. каждую расстановку можно отнести к той или иной разновидности или к нескольким одновременно, просто посмотрев на технические аспекты работы. Но есть еще нечто, что не отражается в технических аспектах, это «дух», философия подхода. Этот признак не может лежать в основе какого-либо структурирования, но можно выделить несколько сообществ, внутри которых «философия» часто довольно похожа. Чтобы помочь ориентироваться в огромном расстановочном пространстве, мы решили ввести и эту классификацию.

3. По «корням» или принадлежности к сообществу.

3.1. Берт Хеллингер. На данном этапе он делает настолько оригинальную работу, что, похоже, к его прямым последователям уже никого нельзя отнести.

3.2. «Первые ученики». Это группа в основном немецких расстановщиков, которые изучали метод с Бертом Хеллингером в конце прошлого века, когда Берт еще принадлежал к сообществу системных семейных терапевтов в Германии. В частности, это Гунхард Вебер, Хантер Бомон, Марианна Франке, Штефан Хаузнер, Якоб и Зиглинда Шнайдер, Матиас Варга фон Кибед, Бертольд Ульсамер, Ян-Якоб Стам и другие.

Это первые имена в мировом расстановочном деле. У многих из них базовое психотерапевтическое образование в другом подходе, десятилетия опыта работы в психотерапии и десять с лишним лет ( а у некоторых уже двадцать лет) расстановочной практики. В основном они продолжают традиции хеллингеровских «порядковых» расстановок или «движений души», добавляя к ним собственные методические разработки, иногда очень интересные. В частности, Ян-Якоб Стам считается «автором» организационных расстановок, а Матиас Варга фон Кибед – структурных.

«Первые ученики» воспитали уже значительное количество последователей, «вторую волну», которые, также продолжая в основном классический хеллингеровский подход, разрабатывают собственные предметные области или методику. Так, уже упомянутый нами Франц Рупперт разрабатывает методику работы с травмой с использованием системных расстановок. А Дэн Коэн из Бостона (США) развивает расстановочную работу с заключенными и недавно завершил диссертацию по этой теме. В России к этой группе (ученики «первых учеников» Хеллингера) можно, наверное, отнести Марину Бебчук и Михаила Бурняшева.

Конечно же, уже «подрастает» третья и четвертая волна, и далее…

3.3. Расстановщики, относящиеся к духовным учениям и практикам различных традиций. Постепенно последователи различных духовных учений (практик, традиций) открывали для себя расстановки и принимали их как «родственный» своим практикам метод или как метод, удачно вписывающийся в их философию. В частности, это расстановки в Ошо-пространстве (Ошо (Бхагаван Шри Раджниш) – индийский мистик. В сложившемся вокруг него сообществе последователей получили широкое развитие различные медитационные, телесные и терапевтические практики), к которому относятся, например, Свагито Либермайстер (В России недавно вышла книга Свагито Либермайстера «Корни любви. Семейные расстановки - от зависимости к свободе» Изд-во "Весь", 2008), Боди Рэй, Свами Харишаран. Под последним именем «скрывается» Бертольд Ульсамер, который таким образом принадлежит к обоим сообществам – и к последователям Хеллингера «второй волны» и к саньясинам (последователям) Ошо. Каролла Кастильо и Дан Компенхаут развивают расстановки в контексте древних шаманских практик, француз Идрис Лаор – в контексте учения Гурджиева, суфизма и ряда других духовных традиций. Дочь супруги Берта Хеллингера, Мануэла Эрдоди, практикует расстановки с элементами шаманских техник.

В России к «Ошо-расстановщикам» относится, например, Свами Дева Зака (Андрей Степанов), а шаманские техники использует Игорь Любитов.

При этом «визуально» расстановки в различных духовных традициях могут практически не отличаться от расстановок в психотерапевтическом сообществе. Особенности можно заметить при просмотре большого количества расстановок, когда через авторский стиль ведущего проявляются его взгляды, сформировавшиеся в той или иной духовной традиции. «Включения» из этих практик могут использоваться при подготовке к началу работы группы, при завершении дня, в перерывах. А в некоторых случаях элементы других практик непосредственно вводятся в работу, например, шаманские песни и движения помогают «работать с энергией» в сложные моменты расстановки.

3.4. Специалисты помогающих и духовных практик, использующие элементы расстановок в процессе работы в традициях своих основных методов/подходов. Например, некоторые типичные расстановочные фразы нередко используют в психодраме (обычно это фразы, устанавливающие порядок между ребенком и родителем, например: «Ты большой, а я маленький, ты даешь, а я беру»). Элементы расстановок вводятся в арт-терапевтические работы. Расстановки и «расстановки» используют магических дел мастера. Здесь во многих случаях терапевт/практик владеет расстановочным методом недостаточно и использует его элементы без глубокого понимания принципов и сути работы. Тем не менее, возможно, именно здесь «прорастут» новые направления развития расстановок, на стыке этого метода с другими подходами.

Эта классификация наверняка является неполной и точно не является окончательной, ведь расстановки развиваются гораздо быстрее, чем мы можем их все посмотреть и структурировать. Тем не менее, эта классификация может помочь ориентироваться в огромном расстановочном поле и, возможно, легче найти в нем себе место как клиенту или как практику…

Елена Веселаго, октябрь, 2008

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы