Следует ли родителям оберегать детей от любых проблем? (Добсон)

Что происходит с ребенком, которого родители чрезмерно оберегают от всех проблем, не пытаются воспитывать у него чувство ответственности, не возлагают на него посильных обязанностей, с которыми он мог бы справиться?

У ребенка, поставленного в такие условия, обычно возникает полная зависимость от родителей, что ведет к тяжелым последствиям. Чаще всего такое юное создание серьезно отстает от «графика» подготовки к окончательному переходу к жизни взрослого человека.

В десятилетнем возрасте такой ребенок не в состоянии заставить себя что-либо сделать, если ему это неприятно, так как у него нет опыта справляться с трудностями. Он не знает, что значит делиться с другими, так как он привык думать только о себе. Он обнаруживает, что ему трудно самому принимать решение или как-то контролировать свое поведение. Через несколько лет он попадет в котел сложных проблем подросткового периода, оставаясь совершенно неподготовленным к той свободе и ответственности, которые предоставляет ему этот возраст. И наконец, я могу только посочувствовать его молодой жене, которую ожидает немало «отличных» сюрпризов.

Я не хочу, чтобы мой маленький сын попал в полную зависимость от родителей. Но я не знаю, как этого избежать. Расскажите, пожалуйста, на что мне обратить внимание в этом плане?

Вероятно, легче создать отношения нездоровой зависимости между родителями и ребенком, чем избежать их развития. Давайте посмотрим на механизм образования таких отношений. Новорожденный малыш во всех смыслах совершенно беспомощен и зависим от нас. В последующем этот период времени легко забывается, но сейчас нам даже хочется, чтобы он прошел как можно скорее. Маленький ребенок, лежащий в колыбели, ничего сам делать не может: он не в состоянии перевернуться, удержать или повернуть головку, он не может выразить в словесной форме свои мысли или пошевелить хотя бы пальцем в свою защиту. Следовательно, его родители в это время несут ответственность за удовлетворение всех его потребностей. Они становятся его слугами. Если они проявляют излишнюю нерасторопность в удовлетворении его требований, то на этот случай он вооружен способностью поднять крик, от которого холодеет спина. Но именно так, а не иначе он может побудить родителей к действию. Сам же младенец не имеет никаких обязательств. Он даже не обязан выражать признательность родителям за их усилия. Он не будет говорить «спасибо» и «пожалуйста», он не попросит прощения за то, что заставит родителей подниматься к нему шесть раз в течение ночи. Он даже не выразит ни малейшей симпатии и сочувствия, когда в три часа ночи его измученная мама проколет себе большой палец, пытаясь застегнуть булавку, скрепляющую его пеленки. Иначе говоря, ребенок начинает свою жизнь в состоянии полной, всеобъемлющей зависимости от тех, чью фамилию он носит. Однако можно ожидать, что примерно через двадцать лет после рождения, когда детство и отрочество завершатся, в личности вашего сына или дочери произойдут радикальные изменения. К этому времени они должны быть в состоянии взять на себя ответственность, свойственную взрослым молодым людям. Предполагается, что ваш взрослый ребенок может разумно распоряжаться деньгами, выполнять свою работу, сохранять верность одной женщине, обеспечивать свою семью, соблюдать законы своей страны и быть достойным гражданином. Другими словами, за период детства личность должна прогрессировать, переходя из состояния, при котором она не несет никакой ответственности, к состоянию, в котором она должна взять на себя всю полноту ответственности. Встает вопрос: как маленький Джон сумеет добраться из пункта А в пункт Б? Каким образом должно произойти это чудесное превращение и сформироваться способность к самодисциплине? Встречается много самозваных экспертов в вопросах воспитания детей, которые представляют процесс так, будто это превращение должно случиться где-то в конце подросткового периода, минут за пятнадцать до того, как большому Джону придется покинуть родительский дом навсегда. А до этого мгновения ему можно позволять делать все, что заблагорассудится.

Я категорически против такого представления. Подготовить ребенка к умению справляться с обязанностями и правами, которые появляются у него при переходе к самостоятельной жизни взрослого человека, можно только при условии, что эту подготовку родители начали с его раннего детского возраста. Конечно, не надо заставлять ребенка делать все так, как это делал бы взрослый. Необходимо поощрять малыша в соответствии с его возрастом, формируя тот уровень ответственности и круг обязанностей, которые находятся в пределах его возможностей. Например, вскоре после рождения ребенка мать может начинать перекладывать некоторые обязанности со своих плеч на его. Так, он постепенно приучается спать в течение всей ночи, самостоятельно держать бутылочку с молоком, дотягиваться до тех вещей, которые ему разрешено брать. Позже его приучают пользоваться горшком, он учится говорить и ходить. Постепенно, по мере того как ребенок овладевает все новыми навыками и умениями, его мать освобождается от соответствующих забот по его обслуживанию.

С каждым годом ребенок должен получать все больше возможностей принимать собственное решение по самому широкому кругу вопросов. На него должны возлагаться повседневные жизненные обязанности, с которыми он в состоянии справиться. Например, в семилетнем возрасте ребенок может уже сам выбирать себе одежду на текущий день, он обязан держать в порядке свою комнату и каждое утро убирать постель. Ребенку в возрасте девяти-десяти лет можно предоставить больше свободы, например, в выборе программы телевидения (в пределах разумного). Я не предлагаю родителям совершенно отречься от их руководящей роли. Я полагаю, что мы должны все время помнить о необходимости разумного, упорядоченного перехода ребенка к состоянию свободы и ответственности. Для этого надо готовить его постепенно, год за годом, вплоть до возраста полной независимости, который наступит в свое время.

В одной из своих книг Вы писали, что вся жизнь ребенка является подготовкой к подростковому периоду и к тому времени, которое последует за ним. Пожалуйста, объясните подробнее смысл этого утверждения.

Я имел в виду необходимость предоставлять детям определенную независимость и давать им возможность самим принимать решения. Проявлением мудрости со стороны родителей было бы понимание того, как быстро приближается день, когда ребенок, которого они растили и воспитывали, упакует свой чемодан и покинет дом, чтобы возвращаться в него только в качестве гостя. Когда, выйдя из дверей родного дома и столкнувшись с внешним миром, он больше уже не будет отчитываться в своих поступках перед родителями и воспитателями. Он сможет делать все, что предпочтет сам. Никто не сможет потребовать от него правильно сидеть за столом и хорошо питаться, достаточно отдыхать и подыскивать себе работу. Никто не будет ему напоминать, как жить и как служить Богу. Он волен держаться на плаву или идти ко дну по своему желанию.

Такая неожиданная независимость может оказаться гибельной или драматичной для тех индивидов, которые не были к ней должным образом подготовлены. Как мать и отец могут подготовить своих сыновей и дочерей, чтобы те не потеряли голову в первые ошеломляющие месяцы свободы? Чем родители должны их вооружить, чтобы они могли пережить без потерь этот момент освобождения?

Лучшим временем для начала подготовки ребенка к вступлению во взрослую жизнь является период, когда он только начинает ходить, пытаясь освободиться от чьей-либо зависимости. Реншоу писал: «Когда ребенок пытается есть сам, то он создает больше грязи и беспорядка; когда он стремится одевается сам, то это занимает больше времени и получается не очень аккуратно; когда он сам моется, то не может сделать это достаточно тщательно; когда он сам причесывается, то его волосы лежат в беспорядке. Но если мать не даст малышу возможности пытаться все это сделать самому, пусть сквозь слезы и неудачи, и будет все делать за него, то в результате формирование готовности ребенка к независимому поведению будет откладываться на будущее».

Процесс предоставления все большей независимости, конечно в пределах возможностей ребенка, должен продолжаться и в годы учебы в начальной школе. Родители должны разрешать своему ребенку отправляться в летний лагерь, хотя, безусловно, безопаснее было бы подержать его дома. Мальчикам и девочкам следует позволять оставаться на ночь у их друзей, если их приглашают с ночевкой. Они должны сами разбирать постель, заботиться о домашних животных и самостоятельно делать домашние задания. Если ребенок все годы успешно справлялся с подобными обязанностями, то ко времени окончания средней школы он обретет самостоятельность и независимость, даже если будет по-прежнему жить дома с родителями.

Когда я был ребенком, моя мать усердно обслуживала меня, поэтому я испытывал бы чувство вины, если не поступал бы так же по отношению к своим детям. Вы считаете, что родителям не следует проявлять чрезмерную заботу о детях. Так ли это?

Я не предлагаю отказаться от отцовской и материнской заботы о детях. Однако хотел бы понять, чем вы руководствуетесь, когда не позволяете детям выполнять те обязанности, с которыми они в состоянии справиться сами? На это обратили внимание Маргерет и Уильям Бичер, Они утверждают (и я с ними полностью согласен), что «родители должны учиться обретать свободу от ребенка так, чтобы он мог обрести свободу от родителей». Задумайтесь над этой мыслью. Если отец и мать не обретут свободу от своего ребенка, не передадут ему самому ответственность за себя, то он может навсегда остаться зависимым от родителей! Они свяжут друг друга парализующим узлом взаимной зависимости, которая порой не дает человеку самостоятельно совершенствоваться.

Я готов признать, что осуществление предлагаемой нами родительской политики на практике представляет трудную задачу. Глубокая любовь к своим детям делает нас чрезвычайно чувствительными по отношению к ним. Жизнь неизбежно приносит горести маленьким людям. А мы страдаем всякий раз, когда ребенку причиняется боль, когда кто-то насмехается или издевается над ним, когда он чувствует себя одиноким, отверженным или где-то терпит неудачу, заставляющую его плакать среди ночи. Во всех подобных ситуациях родители тоже подвергаются испытаниям. И им очень трудно их перенести, оставаясь сторонними наблюдателями. Нам хотелось бы всегда вставать на защиту своих детей, становиться щитом, заслоняющим ребенка от всех стрел, которые посылает в его сторону жизнь, держать его в безопасности и в уюте своих объятий. Увы, бывают ситуации, когда мы должны давать детям возможность вступать в борьбу. Они не могут расти, не испытав чувства риска и опасности. Когда малыш учится ходить, он не может не падать. Когда он становится учащимся, то в той или иной мере сталкивается с определенными трудностями в учебе. И наконец, достигнув юношеского возраста, он не сможет стать взрослым человеком, если не освободится от защиты и опеки родителей.

Почему родителям, особенно матерям, бывает так трудно предоставлять независимость и свободу своим детям?

Существует несколько причин, по которым многие матери не торопятся это сделать. По моим наблюдениям наиболее распространенная причина - это не осознанные многими женщинами их собственные эмоциональные потребности. Вероятно, романтические настроения, которые были у них до замужества, рассеялись под действием реальностей супружеской жизни. Единственным реальным источником, удовлетворяющим эмоции такой матери, остается ребенок. Может быть, у женщины были неприятности, связанные с разочарованием в дружеских отношениях, которым она придавала большое значение. По той или иной причине ей хочется занимать важное место в жизни ребенка. И она становится его служанкой. Она отказывается от собственной свободы ради одной цели - отказать в свободе своему ребенку. Я знал одну такую «команду», состоящую из матери и дочери, в которой отношения тесной взаимозависимости поддерживались до смерти матери, умершей на девяносто пятом году жизни, Дочери к тому времени было семьдесят два года. И в этом возрасте она вдруг оказалась одна, без семьи и детей. Впервые в жизни она была предоставлена самой себе. Трудно представить себе более трагическую ситуацию, чем та, при которой пожилому человеку приходится пережить потрясения, связанные с необходимостью обрести самостоятельность - качество, формирующееся у других людей еще в юности.

Недавно ко мне за консультацией обратилась женщина, муж которой скончался, когда их единственный сын Дэви был младенцем. Она осталась одна перед лицом приводившей ее в ужас перспективы: вырастить и воспитать своего сына самостоятельно. Дэви был единственным человеком в мире, которого она действительно любила. Реакцией на эту ситуацию у нее стало стремление «задушить» мальчика своими заботами. Когда она пришла ко мне, сыну было семь лет. Он боялся спать в своей комнате в одиночестве. Он отказывался остаться с приходящей няней и даже сопротивлялся посещению школы. Он не мог сам одеваться. Поведение ребенка отличалось инфантильностью во всех отношениях. Например, вместо того чтобы подождать в приемной, пока я разговаривал с его матерью, он разыскал мой кабинет и около часа стоял возле него, держась за дверную ручку, хныкая и упрашивая, чтобы ему позволили войти. Мать истолковала все эти особенности его поведения как проявление страха, вызванного мыслью, что она умрет, как это уже случилось с его отцом. Поэтому она старалась привязать его к себе как можно сильнее, принося в жертву все свои собственные потребности и желания. У нее не было возможности встретиться со знакомым мужчиной вне дома или пригласить его к себе. Она не могла заниматься какой-нибудь интересной деятельностью, вести полноценную жизнь взрослого человека со всеми делами и развлечениями без того, чтобы за юбку не цеплялся ее сын. Следовательно, она не получала ни грана свободы от своего сына Дэви, но, в свою очередь, она ни в чем не давала свободы и ему.

Мне кажется, что одной из наиболее важных обязанностей родителей является обязанность давать все больше и больше свободы своим детям. Хотелось бы знать Ваше мнение на этот счет.

Вы абсолютно правы. Если бы мне понадобилось составить список обязанностей родителей, имеющих наибольшее значение для воспитания, то поставленная вами задача оказалась бы среди первых. Я сформулировал бы ее так: «Держать детей близко около себя, но давать им возможность уходить». Родители должны глубоко проникать в жизнь своих маленьких детей, отдавая им свою любовь и обеспечивая защиту, они должны и проявлять свою власть. Но когда эти дети достигают возраста, приближающегося к совершеннолетию (20-21 год), дверь «клетки» нужно открыть, чтобы выпустить их во внешний мир. Этот период - один из самых драматических в жизни родителей, особенно христиан, которые привыкли проявлять особую заботу в отношении духовного благополучия семьи. Как трудно им ждать ответа на вопрос: «Правильно ли я тебя воспитал?» Многие родители склонны подольше сохранять контроль за ребенком, чтобы оттянуть момент, когда они могут услышать не тот ответ, который ожидали. А этот вопрос очень важный во всех отношениях.

Наши сыновья и дочери в своем большинстве делают правильный выбор в жизни, при котором им не приходиться восставать против нашего вмешательства, продиктованного беспокойством за них.

Позволю себе особо выделить это положение, приведя суждение: «Если вы любите что-то или кого-то, оставьте его на свободе. Если тот, кого вы любите, сам придет к вам, значит, он ваш. Если он не вернется, значит, он никогда не был вашим по- настоящему». В связи с этим мне вспоминается один день, когда перед моим домом появился заблудившийся детеныш дикого койота. Он забрел в наш поселок из близлежащих гор. Мне удалось заманить его на задний двор, а там загнать в угол. Пришлось потратить 15-20 минут, прежде чем мои усилия накинуть на него ошейник и застегнуть его увенчались успехом. Маленький койот боролся изо всех сил, прыгал, внезапно приседал, бросался из стороны в сторону и натягивал веревку.

Наконец в изнеможении он подчинился своей участи. Он оказался моим пленником к удовольствию окрестных детей, для которых он стал развлечением. Я продержал маленького зверька целый день и раздумывал о попытке приручить его. Однако, прежде чем принять решение, я все-таки связался со специалистом, разбирающимся в койотах, который сказал мне, что шансы на усмирение его дикого нрава весьма сомнительны. Конечно, я мог держать его на цепи или в клетке, но он никогда по- настоящему не стал бы принадлежать мне. Тогда я попросил представителей службы охраны диких животных забрать это вислоухое создание, чтобы вернуть его в родные места на территории каньонов за Лос-Анжелесом, Если я не мог дать ему свободу, а он не желал оставаться у меня, то всякая мысль о дружбе с этим животным теряла для меня смысл.

Суть моего рассуждения такова: любовь требует свободы! Это верно не только в отношениях людей к животным, но и во взаимоотношениях между людьми. Например, чтобы как можно скорее разрушить чувство романтической любви между мужем и женой, достаточно одному из партнеров создать в их совместной жизни такие условия, при которых другой чувствовал бы себя как в клетке. Я наблюдал женщин, которые безуспешно пытались потребовать от своих мужей сохранения любви и верности. У них ничего не получалось. Я предлагал им вспомнить о том, как они встречались на свиданиях с будущим мужем, а также припомнить, что романтические взаимоотношения оказались обреченными именно с того времени, когда один из партнеров, беспокоясь о возможной потери другого, стал звонить ему по несколько раз в день на службу, следить за ним, прячась за деревьями, чтобы узнать, кто является его соперником (соперницей), в стремлении вновь завладеть вниманием любимого существа. Подобная тактика выламывания рук может полностью разрушить прекрасные любовные отношения всего за несколько дней. Повторяю: любовь требует свободы!

Как могут претворяться в жизнь эти идеи применительно к молодым людям, возраст которых приближается к двадцати годам?

Наступает время, когда завершается роль родителей как воспитателей. В документах фамилия родителей больше не указывается, и наш взрослый ребенок выходит из-под их опеки и ответственности. Мы должны отстегнуть цепь и снять ошейник, как пришлось мне поступить по отношению к детенышу койота. Если взрослый ребенок убегает из дома, значит, тому быть. Если он женится не на той особе, то ничего не поделаешь. Если он решает отказаться от веры или отлынивает от работы, растрачивая средства, доставшиеся ему по наследству, на выпивку и проституток, то, возможно, испытав последствия своих решений, он поймет, что его выбор ведет только к несчастью.

Подростковый и юношеский периоды - это нелегкое время в жизни любого поколения. Эти периоды могут порой стать даже драматическими. Но ключ к тому, чтобы суметь их пережить, перенести все связанные с ними эмоциональные потрясения, находится в правильном формировании основ будущей личности. А когда это время настанет, надо мужественно встретить все проблемы, которые оно принесет с собой. Даже неизбежные проявления бунтарства в подростковые годы могут оказаться полезным фактором. Возникающие в это время конфликты можно обратить на пользу процессу, в результате которого юноша или девушка из зависимого от воли родителей ребенка превращается в зрелого взрослого человека, занимая свое место в жизни наравне с родителями. Без подобных трений отношения в семье могут в дальнейшем строиться ненормально, по модели триады «мама - папа - дитя», когда взрослое «дитя» продолжает чувствовать себя как ребенок, что может привести к серьезным последствиям в его будущей супружеской жизни.

Что делать, когда ребенок в возрасте 18-20 лет делает выбор, который совершенно отличается от того, на который рассчитывали его родители? Родители разочарованы и раздражены, поскольку потеряли влияние на своего ребенка. Они всегда считали, что воспитали его в соответствии со своими принципами, которым он должен следовать в будущем. А он вдруг отклоняется от этого пути. Исполнение родительского долга и родительских обязанностей начинается для взрослых в день рождения ребенка. Но наступает ли конец этой роли? Должен ли он наступать? А если да, то когда? И как это должно происходить?

Я приведу свой ответ, первоначально опубликованный в журнале «Семейная жизнь сегодня» и используемый в этой книге с разрешения журнала. «Процесс, в результате которого нашим отпрыскам предоставляется свобода пойти собственным путем и действовать по своей воле, должен начинаться вскоре после рождения ребенка и завершаться примерно через двадцать лет полным его освобождением от родительской опеки и предоставлением свободы выбора, - сказал доктор Добсон, который признает, что это наиболее трудное предназначение, с необходимостью выполнения которого сталкиваются все родители. - Высвобождение ребенка - это не единовременное событие. На самом деле, начиная с поры младенчества, родители не должны ничего делать за ребенка, если он может это сделать сам для своего же блага. Когда родители отказываются предоставлять ребенку свободу и независимость, для восприятия которых он созрел, то это обычно приводит к замедлению процесса формирования его личности и к накоплению у него чувства протеста, который выплескивается в подростковом периоде, а возможно, и раньше».

Будучи убежденным сторонником сохранения с раннего детского возраста роли дисциплины и порядка как основы воспитания, при условии, что за ними стоит любовь родителей к своим детям, доктор Добсон утверждает, что настало время, когда необходимо изменить характер отношений между поколениями. Он отмечает, что к тому времени, когда ребенку исполняется 18-20 лет, родители должны изменить свое отношение к нему и видеть в своем отпрыске равноправного члена общества. Это освобождает родителей от обязанности выступать в жизни детей в роли руководителей, а детей - от обязанности подчиняться родителям и зависеть от их воли.

Какие могут возникнуть последствия, если в этой критической ситуации не удалось найти правильного подхода?

Доктор Добсон, отвечая на этот вопрос, говорит: «Неразрешенные конфликты имеют свойство продолжаться и в дальнейшей жизни». Результаты недавнего опроса по почте, проведенного Добсоном, выявили, что 89 процентов из 2600 опрошенных страдают из-за напряженности в отношениях с собственными родителями в течение длительного времени. 44 процента опрошенных жаловались на то, что их родители никогда не давали им свободы и возможности почувствовать себя взрослыми людьми.

Доктор Добсон добавляет, что в присланных ему письмах рассказывались невероятные истории. Например, девушка двадцати трех лет поведала, что ее регулярно пороли за малейшее отступление от правильного поведения. Многие люди, достигшие средних лет, считают, что родители никогда не признавали и не уважали их как личностей. Все это свидетельствует, как говорит доктор Добсон, что «...процесс предоставления детям свободы и независимости оказывается очень трудным делом для большинства родителей».

Какую же позицию в таком случае должны занимать родители в отношении своих отпрысков двадцати одного года от роду, когда последние настаивают на желании начать совместную жизнь с особой противоположного пола?

Добсон предостерегает: «В этом возрасте человека обычно трудно заставить насильно что-нибудь сделать. Родителям советую даже не пытаться этого добиться. Конечно, расплачиваться за глупые поступки и всякие безумства взрослых детей родители также не должны.

Цель родителей состоит в том, чтобы строить дружеские отношения со своим ребенком, начиная с колыбели. Если эта задача выполнена правильно, то, когда повзрослевший ребенок оставит родительский дом, создав свою собственную семью, между представителями обоих поколений сохранятся на всю последующую жизнь отношения партнерства и взаимопонимания».

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы