Установки, комплексы и воспитание

Все, что мы когда-либо видели, слышали, ощущали, все, что мы говорили, все, что нам говорили, все наши действия и поступки - одним словом, вся наша жизнь фиксирована в неосознаваемом, как фиксирована запись некоего текста на кассете видеомагнитофона.

Фиксированное в неосознаваемом никогда не стирается, не исчезает, и при определенных условиях мы способны вспомнить дословно, в цвете, с запахами каждый миг происходившего с нами десятилетия назад, в том числе и в раннем детстве. Это свидетельство мощи и глубины неосознаваемого, и это чрезвычайно важное обстоятельство! Родители должны знать, что каждое слово, сказанное ими ребенку, все пережитое им, все, при чем он присутствовал, а следовательно, все его обиды, унижения, все, что он видел или подсмотрел, живя с родителями, - все навечно неизгладимо запечатлено в его неосознаваемом, откуда воздействует на него, на его поступки, пристрастия, переживания, выбор во всем - воздействует на его судьбу!

Неосознаваемые переживания ребенка отражаются в его творчестве. И например, рисуя семью, дитя отражает свое положение в ней, семейные отношения в целом. Я прошу ребенка нарисовать свою семью. Через несколько минут рисунок готов. Малыш, не задумываясь, сразу рисует, и в этой спонтанности, в том, что он рисует не вдумываясь, - присутствие его неосознаваемых оценок, отношений, переживаний! И если на рисунке ребенок рядом с матерью, а отец отдельно, это может означать, что он не принимает отца, воспринимает его отстраненно, равнодушно или даже враждебно.

У меня на приеме девочка. Она нарисовала себя, маму, бабушку и дедушку. Я спрашиваю: «А где же папа?!» Отвечает: «Не хватило места...» Даю ей большой лист ватмана: «Нарисуй семью...» Рисует. Отца на листе нет. И если листом бумаги ей будет служить само небо, отцу все равно не найдется на нем места! Так получилось в этой семье, что отец есть, но его нет. Формально - он в семье, эмоционально - он чужой.

На листе бумаги семья. Наивный детский рисунок. Но я изучаю этот рисунок со всем тщанием. Ребенок поместил себя в центре, мать и отец по обе стороны от него, все держат друг друга за руки. Над ними солнце. Это крепкая, добрая семья. И все это - неосознаваемо!

Итак, повторяю, абсолютно все, что человек увидел, услышал, пережил, навсегда в его неосознаваемом.

Неосознаваемый жизненный опыт с раннего возраста формирует у человека систему отношений к себе, к другим людям и к жизни! И он может относиться к себе с уважением, с гордостью или с горечью, презрением, самоотрицанием, может быть уверен или не уверен в себе. Он может относиться к другим людям доброжелательно, с доверием, альтруистично или недоверчиво, подозрительно, отрицательно, презрительно, с гордыней. Он может относиться к жизни оптимистично или пессимистично. И речь в данном случае идет не о сознательном, а о бессознательном отношении.

Прижизненно сложившиеся в неосознаваемом представления о чем-то или о ком-то, неосознаваемые пристрастия к чему-то или к кому-то, неосознаваемые оценки чего-то или кого-то - одним словом, неосознаваемая система отношений человека к чему-то или к кому-то, к жизни в целом - это установки! Они, исходя из вышесказанного, неизгладимы, они тем сильнее, чем большая эмоция, чем большее чувство связано с ними. И есть слабые, есть сильные и есть очень сильные установки. Они, установки, влияют, и часто мощно, нередко сильнее натуры и разума, на принятие человеком того или иного решения, на его выбор, на его реагирование, особенно в экстремальных ситуациях, на его пристрастия, на психическое состояние и настроение - одним словом, на его поведение в целом, а в результате на его судьбу. Установки в основном формируются в детстве, они формируются под влиянием жизни, но в основном все же под влиянием родителей. Воспитание - во многом формирование добрых установок! Таким образом, мы подошли к сердцевине проблемы воспитания как воспитания установок.

Установки у ребенка формируются родителями прежде всего путем внушения. При этом, естественно, родители внушают детям собственную систему отношений к себе, к ним, к другим людям и к жизни в самом раннем, в самом внушаемом возрасте. Поэтому родительское внушение - первое и наиболее сильное! Следовательно, большая часть установок, и притом самых сильных, у человека от его родителей! И все мы дважды дети своих родителей - по факту рождения, генетически, и по установкам. Поэтому именно родители ответственны за дурное в своих детях даже в том случае, если позже их детям внушалось зло со стороны. Существует понятие нравственного иммунитета. Об одном говорят: «К нему грязь не пристанет», о другом же: «Свинья грязи везде найдет». И тот, кто своевременно получил прививку нравственного иммунитета, проходит через любые соблазны и отрицательные влияния незапятнанным. Именно к родительским установкам относятся слова «впитал с молоком матери».

До достижения ребенком возраста двух с половиной лет он и его родители нерасторжимы. Критика к словам и действиям родителей отсутствует. Их внушение в этом возрастном периоде непоколебимо. В широко раскрытые глаза, в «большие уши» ребенка вливаются потоки информации и занимают «первые места». Дитя запечатлевает манеры, стиль поведения, речь и смысл произносимого родителями, становится их ребенком как бы второй раз, уже по духу.

В возрасте от двух с половиной до пяти лет, в так называемый период негативизма, внушающее воздействие родителей ослабевает. Ребенок этого возраста полагает, что он могуществен. И он уверенно заявляет: «Я сам, я могу!» Вместе с тем развивающаяся быстрыми темпами речь ребенка и его крепнущие интеллектуальные возможности обусловливают появление способности воспринимать доводы. И если до двух с половиной лет родители только «изрекают», внушая, то с двух с половиной до пяти лет возникают и первые попытки убедить ребенка.

С пяти лет внушаемость вновь усиливается. Ребенок все больше понимает, насколько сложен окружающий мир, начинает осознавать как свою беспомощность, так и могущество родителей. И он вновь крепко держится за руку матери, он вновь максимально внушаем. Такая внушаемость характерна для детей до десяти лет. После десяти лет внушающее воздействие родителей стремительно свертывается.

Есть свои закономерности внушения и внушаемости. До десяти лет ребенок воспринимает внушаемое родителями вне зависимости от их личностного уровня, от их положения в обществе. С десяти лет он воспринимает внушаемое только от авторитетных для него людей. Это касается и родителей. И чем авторитетнее человек для ребенка, тем сильнее его внушающее воздействие! Если, например, отца глубоко уважают все члены семьи и все окружающие, если он многого добился, если он Личность и от него веет силой, уверенностью, интеллектуальной мощью, его уважает и ребенок. Следовательно, такой отец и убеждает и внушает с огромной силой. Таким человеком может быть и дедушка, могут быть и мать и бабушка, любой член семьи, если он авторитетен.

К особенностям внушения относится не только тот, кто внушает, но и как, когда, где происходит чудо внушения установок. Так, внушается как установка только то, что говорится искренне и эмоционально - от всего сердца! Воспринимается, формируя установки, все, что делается искренне, эмоционально, также от души. Все, что исполнено страсти, воспринимается как истинное, полнокровное; все же неискреннее, формальное, назидательное, худосочное отвергается, воспринимается равнодушно. Можно обмануть в том, что от души и что неискренне, самого проницательного взрослого. Однако невозможно обмануть в этом своего ребенка. Самой природой ему дарована интуитивная сверхпроницательность. Ребенок и ухом не поведет на равнодушно-назидательное, лживое, но удивительно восприимчив, когда родители выдадут эмоциональную, искреннюю реакцию на нечто, когда они восхищены или, напротив, во гневе, презирают, ненавидят, враждебны. И ребенок интуитивно улавливает, что это - «по правде!», что вот сейчас заговорили как чувствуют, как думают.

Есть одно важное обстоятельство. Когда человек что-то решает, обдумывает, то чем он умнее, тем в большей степени склонен к сомнениям, поскольку понимает, что ему недоступна вся информация об обсуждаемом, что он может ошибаться и его суждения могут оказаться спорными и даже ложными. Дети интуитивно улавливают эти сомнения и колебания взрослых. Поэтому то, что продумано, воспринимается детьми с сомнением и отнюдь не как непогрешимое. В то же время родители и сами во многом руководствуются установками. Установки же непоколебимы. И то, что в высказываниях родителей от их установок, звучит страстно, убежденно, как непогрешимое! Дети интуитивно улавливают эту страстную убежденность, и вот это-то и воспринимается ими как непогрешимое, формируя их установки. Таким образом, можно сказать, что установки детей - это установки их родителей. Положительны установки родителей на себя, на других людей, на жизнь - стало быть, положительны установки на себя, на других людей, на жизнь и у их детей.

И если родители живут по установкам типа «честны, добры, трудолюбивы, живем по правде только мы, а все остальные - канальи, человек человеку - волк, в жизни все продается и покупается, в жизни - кто смел, тот и съел...», то эти же установки воспримут и их дети.

Установки бескомпромиссны, в них все - только белое или только черное, только - «хорошо» или только - «плохо», только - «наши» или «не наши». Сознание гибко, изворотливо. По установкам, например, соседи - «не наши», «черные», «канальи», но в сознании мысль: они сильны, с ними лучше открыто не враждовать. И, руководствуясь принципами сознания, им улыбаются при встрече, с ними приветливы. Установочно же, неосознаваемо их ненавидят. Идущее от сознания, лживое дети отметают. Они воспринимают то, что от установок. Они ненавидят соседей - и баста. Они еще не способны к лицемерию - и они разбили окно соседей и избили их сына.

Позже, когда вырастут, эти дети также станут лицемерами. Ведь есть общественное мнение, есть общественная мораль, с которой приходится считаться. Завистливы многие, но общественное мнение порицает зависть, и завистливые скрывают это свое чувство. И так - во многом. Вот и дети, когда вырастут, будут скрывать многое из того, что в их установках. Зло наказуемо, на зло отвечают злом - и часто сокрушительно. А вот с родителями злым людям можно и не церемониться. В неком фантастическом романе ученый создал чудовище - Франкенштейна. Он создал его, чтобы властвовать над людьми, но чудовище сожрало его самого. Так и с родителями тех детей, которым привиты злые установки. Именно об этом пословица: «Что посеешь, то и пожнешь».

Родители могут внушить ребенку отрицательную установку на интеллигентность. Ну и ладно, презирают эти люди интеллигентность и интеллигенцию - и все тут. Однако ребенку будет нанесен невосполнимый ущерб. Ведь установки генерализуются! Так, интеллигентность прямо ассоциируется со знаниями, с культурой, с нравственностью. И ребенок с отрицательной установкой на интеллигентность презирает все это, не стремится ко всему этому! Такой ребенок ничему не научится в школе, ибо у него отрицательная установка на то, чему учат, и на того, кто учит. Человека с такой установкой не излечить, если он заболевает, поскольку он не уважает врача. А лекарства, выписанные врачом, если врача не уважают, бесполезны, не действенны!

Когда что-то страстно проповедуют самим детям, это прямое внушение установок. Если при детях что-то, прямо не адресованное им, страстно обсуждается, комментируется, оценивается как положительное или как отрицательное, как благородное или как подлое, как истинное или как ложное, - это косвенное внушение, еще более действенное, чем прямое. Так, Анатолий Кашпировский, как правило, внушал аудитории желаемые установки именно косвенно: к микрофону один за другим выходили его пациенты и рассказывали, как они излечились, как их седые волосы после контакта с Кашпировским приобретали свой естественный цвет. Почему так эффективно формирует установки сама жизнь родителей, их реагирование на острые ситуации, их восприятие самих себя, других людей и жизни? Да как раз потому, что это косвенное внушение.

Итак, мать и отец косвенно внушают установки, комментируя, обсуждая, оценивая свои поступки, обращаясь друг к другу при детях: «Подумал я... и отказался. Не к лицу мне за такое браться. Не хочу я неправедных денег!»

Внушают косвенно, когда эмоционально обсуждают что-то из телепередач, газет, книг или из произошедшего рядом. Внушают косвенно, побуждая группу играющих детей выбирать нравственные сюжеты игры, обсуждая роли детей в игре: «Ты играешь хорошего - доброго, смелого, а ему придется сыграть плохого...»

Внушают косвенно, прибегая и к помощи игрушек. Устами матери, отца мощно внушает кукла Катенька, Мишка-медведь, лошадка и зайчик. Одно дело, если напрямую что-то внушает мама, а малышу в это время хочется играть. И совсем другое, если в эмоциональной игре, когда глазки ребенка горят неподдельным интересом, а ушки «широко открыты», говорит, внушая что-то, Буратино.

Следует помнить, что, когда ребенок болен, устал, когда у него плохое настроение, все разумное, доброе может восприниматься с раздражением. Общеизвестно, что даже взрослый очень часто по-разному оценивает одно и то же в зависимости от своего состояния, от того, хорошо ему или плохо. Родители оставляют больного или уставшего ребенка в покое или просто играют с ним, ободряя его. Когда он в таком состоянии, не время его воспитывать. Точно так же следует воздержаться от внушений, если произошла размолвка с ребенком, если он обижен на родителей и на время с ним потерян добрый контакт. Ведь в такой ситуации доброе может быть воспринято с отрицательным знаком.

И напротив, в минуты эмоционального подъема, в минуты радости малыш более восприимчив к доброму, разумному, подобно тому как зерно прорастает, если брошено в подготовленную почву, согретую солнцем. Высокие идеи, выходящие за пределы обыденного, внушаются ребенку на природе или на фоне прекрасных творений ума и рук человеческих. Так, например, знаменитую свою клятву на верность вольности и России Герцен и Огарев дали на Воробьевых горах, откуда открывался величественный вид на Москву. Если родители привели детей в музей, прошли с ними по камням исторических площадей, рассказали об истории памятников архитектуры, поднялись в горы или вышли к морскому побережью, сказанное - доброе, значимое, нравственное - запечатлевается особенно сильно, превращаясь в установки!

Очень сильно внушающее воздействие наказания. Поощрение современный ребенок воспринимает во многом как должное. Поощрение для него не столько признание его заслуг, сколько еще одно свидетельство любви к нему. Во всяком случае, оно радует, но не потрясает. А вот наказание производит сильное впечатление. И тут сказанное в сердцах воздействует, запоминается! Рождается установка: а вот этого нельзя, а вот это стыдно, а вот это вызывает гнев даже у любящих!

И все-таки более всего детям внушают установки примером своей жизни Более всего внушают энергичными действиями и искренним отношением к ребенку, эмоциональными оценками его поступков: восхищением или насмешкой, осуждением, заинтересованным вниманием или бойкотом, восторгом или гневом!

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Связанные статьи

Самые популярные материалы