Ваш малыш умеет вести себя хорошо? (Б. Адлер)

Основой методик, которые мы вам предлагаем, является то, что родители, как правило, бывают сообразительнее и изобретательнее своих детей. Вы обязаны верить в это, чтобы эффективно и убежденно использовать данные методы. Вы должны ощущать себя авторитетной фигурой. Важно ясно и четко осознавать свою роль родителя, иначе вы всегда будете сомневаться, колебаться, т. е. проявлять неуверенность. Если вы сомневаетесь в важности задачи быть человеком, уверенным в своих силах, возьмите любую книгу по военной истории, чтобы побольше узнать о необходимости твердого лидерства и высокой морали. Так вот, когда одна из воюющих сторон понимает, что противник лучше экипирован, более хитер и обладает более сильной волей, нет сомнения, он победит.

«Но ведь быть родителем не значит воевать!» — возразит кто‑то из вас и будет прав. Однако ваши отношения с ребенком могут превратиться в военные действия, если вы позволите ему считать себя главным.

Мы серьезно сомневаемся в том, что есть такие родители, которые хотят, чтобы их малыш считал себя главным в доме. Проблемой многих семей является очень хитрая философия, которая довольно разумно звучит на бумаге и положения которой можно обнаружить и в книгах, и в статьях. Эта философия заключается в следующем: дети по природе своей — восприимчивые умные создания, которые учатся лучше тогда, когда им предоставляют максимум свободы. Таким образом, родители не должны быть авторитарными и делать упор на соблюдение правил и подчинение им, а наоборот, позволять ребенку постигать все, выражать себя и познавать самому, что для него хорошо, а что плохо.

Согласно советам этих экспертов, родители должны как можно меньше вмешиваться в конфликты, возникающие между детьми в одной семье или с посторонними детьми, к примеру, в песочнице. Они должны перестать объяснять, почему дети обязаны поступать так, как им велят родители. Детям внушается, что они заслуживают такого же уважения, как и взрослые, и что так же, как и взрослые, они должны уметь принимать самостоятельные решения, а затем пожинать плоды собственных ошибок.

Впервые с последствиями этой столь возвышающей детей философии мы столкнулись, когда приехали в детский сад за своей дочерью и ее подружкой. Девочка, которой еще не было пяти лет, увидев детское сиденье в задней части нашего автофургона, тут же заявила: «Мне не нужно садиться на детское сиденье». «Нет, нужно», — настойчиво произнес Билл, наивно полагая, что она подчинится, услышав твердый голос взрослого человека. Очевидно, никто не говорил этой девочке, что она должна делать так, как велит ей взрослый, потому, что он — главный. Билл стал убеждать ее, пытаясь разумно объяснить, как опасно ездить на сиденье, предназначенном для взрослых, но это была пустая трата времени. Девочка демонстрировала полное отсутствие уважения ко взрослому и держалась так, словно она здесь самая главная. К тому же она стала сердиться. Было совершенно ясно, что родители учили ее тому, что она сама может решать, где ей сидеть в их автомобиле.

Через несколько минут бесплодных переговоров Билл понял, что все бесполезно, и сказал ей: «Либо ты едешь на детском сиденье, либо не едешь вообще». В его руках был ключ, позволявший добиться ее сотрудничества … т.е. ключ от машины. В ту же секунду кризис был разрешен. (Таким образом наше столкновение с «независимым духом» этой девочки было улажено. Кто знает, что лежит в основе повседневного общения в ее доме?)

Нам доводилось быть свидетелями подобных сцен и в других местах. Однажды на детской площадке мы наблюдали жаркий спор между двумя трехлетними приятелями. Один из них был на грани слез, другой был явно настроен на драку. Мама одного хотела было вмешаться, чтобы содействовать примирению, однако другая удержала ее, сказав: «Пусть разбираются сами». Разбираются сами? Трехлетние дети? Но у них еще недостаточно здравого смысла и эмоциональной зрелости, чтобы «разбираться самим».

А вот еще один пример: нам известна семейная пара, дети которой были неуправляемы. Родители близко сошлись с другой семейной парой, имевшей детей того же возраста, однако сын первых заявил, что ему больше не нравится играть с мальчиком из той семьи. Теперь эти семьи не общаются друг с другом.

Нам кажется, что эта теория далека от совершенства.

Есть места, где дети проводят целые дни: в школе, с друзьями, перед экраном телевизора, со своими родителями. Из этого общения они черпают знания, копируют, формируют свои мысли и действия. Если родители будут сознательно преуменьшать свое влияние, отказываясь быть образцом в глазах ребенка, то с чем мы останемся? Кто возьмет на себя труд формировать мораль и нравственность детей?

Джудит Мартин, известная также как «Мисс Хорошие Манеры», обобщила проблемы родителей, желающих снять с себя ответственность: «Все они — приверженцы странного понятия о том, что дети лучше всех могут рассудить, что для них хорошо… и эти дети действительно могут быть лучшими судьями в семьях, принимающих это понятие».

Для тех из нас, кто еще хочет быть судьей, устанавливать правила и стандарты, остается открытым вопрос: как сделать это мудрее и справедливее во имя всеобщего блага? Не каждый из нас обладает необходимой квалификацией, никто не проходит проверку или отбор, прежде чем завести детей. Но удивительно то, что большинство родителей, не имея опыта, вполне достойно справляются с этой работой.

«Потому что я так сказал!» — главный элемент нашего воспитания

Вы слышали эти слова от мамы, она — от бабушки, а потом задумались: «А действительно ли это хороший довод для ребёнка?» Существуют различные точки зрения. Одни родители категорически против употребления этой фразы, полагая, что она призывает к слепому повиновению. Они стремятся, чтобы их дети поступали самостоятельно, даже в отношении тех вещей, которые эти родители считают важными. Другие родители относят повиновение к числу добродетелей и не считают нужным как‑то обосновывать свои требования к детям, потому что ребёнок должен делать то, что ему говорят.

Что предпочесть? Мы заняли твёрдую и решительную позицию … ровно посередине. Мы считаем, что это, конечно, здорово снова и снова произносить: «Потому что я так сказал», но не рекомендуем делать это очень часто.

Мы полагаем, что не так уж часто случаются ситуации, когда вы должны будете их произнести. Только не превратите это в привычку. Иначе вам придётся всегда терпеливо и снисходительно объяснять и отвечать на каждое «Почему, мамочка?» или «Зачем, папочка?». В этом случае у вас не останется времени пойти куда‑то или сделать что‑то полезное.

Маленькие дети быстро понимают, что задавать вопросы — прекрасный способ отсрочить или избежать того, что им не хочется делать. Фраза «Потому что я так сказал» прекращает разговор, а впереди могут быть случаи, когда будет не до разговоров. Так что, только когда наступит тот самый случай, используйте эти слова.

Потом, когда у вас будет время, вы можете (если захотите) обсудить с детьми, почему вы так резко требуете от них подчинения при некоторых обстоятельствах. Попробуйте объяснить: «Если я когда‑нибудь скажу тебе „Потому что я так сказала“ (как сделала сегодня в машине), значит у меня не хватает времени и терпения на объяснения, или это объяснение может понять только взрослый. Не важно, почему я так говорю, и впредь, когда ты услышишь от меня подобные слова, ты должен понять, бесполезно докучать вопросами, я не уступлю, и тебе придётся сделать то, что я говорю».

Вот случай, когда Биллу пришлось употребить «потому что я так сказал», чтобы избежать обсуждения некоторых сложных вопросов.

Он включил телевизор в поисках передачи о пандах и вдруг попал на репортаж из новостей, в котором рассказывалось о страшной бойне, произошедшей в одной из школ. Он быстро переключил канал, но наша четырёхлетняя дочь успела заметить на экране завёрнутые в простыни трупы детей, которые выносили из школы.

— Что это? Я хочу посмотреть эту передачу, — попросила Карен.

— Нет. — ответил Билл, надеясь быстро найти передачу о пандах.

— Почему? — настаивала она. — Что там происходит? Почему эти люди плачут?

— А вот и панды! — воскликнул Билл. — Давай посмотрим!

— Нет, расскажи мне, о чём была передача, в которой плакали, — повторила она.

— Не хочу, — сказал ей Билл. — Это очень трудно объяснить.

— Но я хочу! Переключи на тот канал!

Билл отказался, но Карен продолжала хныкать и просить: «Почему мне нельзя смотреть эту передачу? Я пойму. Просто объясни мне».

После ещё одного круга «нет» и «почему нет» Билл в конце концов весомо произнёс универсальный прекращающий дискуссию ответ: «Потому что Я ТАК СКАЗАЛ», и всё тут же прекратилось. Конечно, жаль, что мы больше не можем так отвечать на подобные вопросы нашей уже девятилетней девочки. Однажды она смотрела передачу по телевизору, её прервали выпуском новостей, в котором сообщили о расстреле детей неподалёку от Национального зоопарка. (Мы не могли переключит канал, хотя знали, что нам придётся ответить на все её вопросы — иначе она услышала бы на следующий день в школе разговоры своих одноклассников).


Недавно произошел такой случай. Несколько родителей детей, с которыми мой сын постоянно встречается на детской площадке, расположенной по соседству, подошли ко мне и сказали, что не желают, чтобы наши дети играли в песочнице вместе. Они объяснили это тем, что мой сын отбирает у всех игрушки. Но ведь ему чуть больше года!

На самом деле, они, вероятно, не имели в виду, что не хотят его присутствия… скорее, рассчитывали на ваши действия. Никто не ждет от малыша, которому меньше двух лет, умения делиться. Однако от вас они ожидали совершенно определенного: вмешайтесь сами, мы вмешиваться не хотим. Вы должны предпринять какие‑то действия до того, как ваш сын станет толкаться, отбирать игрушки и брыкаться в песке. Другие дети уже запуганы, а в сознании вашего малыша утвердилась мысль о возможности делать все, что он хочет.

Нет нужды строго наказывать его за агрессивное поведение, потому что наказание постфактум для такого маленького ребенка совершенно бесполезно. В то же время предупреждение может иметь эффект.

Это означает, что вы должны находиться рядом с ним, чтобы видеть, что там происходит, и вмешаться в тот момент, когда малыш вознамерится отобрать чью‑то игрушку или толкнуть кого‑то. Вы не должны сидеть на скамейке далеко от песочницы, а быть на расстоянии протянутой руки, чтобы в момент проявления агрессивных намерений предпринять необходимые меры.

Это относится как к родителям, так и к няням. «Сидеть с ребенком» применительно к годовалому малышу — термин неверный, потому что сидеть в буквальном смысле приходится очень мало; правильнее было бы сказать «бегать за ребенком». Малыш на детской площадке — это почти всегда какие‑то происшествия. Это не означает, что надо запретить детям играть. Но вы (или ваша няня) обязаны все время находиться в шаге от него, чтобы он не подбежал спереди или сзади к детям на качелях, желая тоже «полетать», и не давать возможности забирать все, что попадется ему на глаза.

Сейчас очень многие родители считают, что детей не нужно учить дружно играть с другими детьми. Это все получится само собой в процессе игры. Их позиция простая — не надо вмешиваться. Это очень далеко от истины. Без раннего и частого вмешательства родителей одни дети превращаются в хулиганов, а другие — в постоянных жертв. Начинает действовать закон джунглей.

Помимо того что вы должны проявлять бдительность и готовность вмешаться в любой момент, вам необходимо: обеспечить собственного сына хорошими игрушками. Тогда у него реже будет появляться желание взять то, что ему не принадлежит. Кроме того, когда у него будут хорошие игрушки и какой‑то другой ребенок попытается отнять их (а это произойдет неизбежно), он узнает, что при этом чувствуют дети.

Если выполнить все эти условия, уверяем вас: те самые родители, которые жаловались на вашего ребенка, поймут, что вы все осознали. Однако и вам теперь не стоит указывать этим родителям, что пинающий кого‑то ботинок — на ноге их ребенка.

Моя маленькая дочь всегда оказывается жертвой ссор на детской площадке. Более взрослые и более сильные дети — я веду речь о трех‑четырехлетних малышах — отбирают у нее игрушки. Она начинает плакать и бежит ко мне. Я не знаю, как следует поступить: научить ее постоять за себя? Поговорить с этими детьми и попросить их не приставать к моей дочке? Подойти к родителям этих детей, которые сидят неподалеку, совершенно не обращая внимания на то, чем занимаются их дети? А может быть, мне не следует ничего предпринимать и ждать, когда моя малышка научится справляться с проблемой сама?

Мы говорим категорическое «нет» относительно последней идеи и считаем, что родители должны заниматься ребенком, раз им выпала такая участь. Младший возраст — идеальное время для родителей, чтобы учить детей, как им следует себя вести. Пока ваши дети очень маленькие, для них не имеет значения, к примеру, ваш маленький рост — в глазах ребенка вы можете казаться трехметровым гигантом. У нас не Бог весть какой голос, но наши дети считают нас лучшими на свете певцами. (Это здорово иметь аудиторию, которая так высоко ценит тебя!)

Если вам придется заступаться за своего ребенка, первой вашей задачей будет защитить его от физического вреда. Быстро и решительно вмешайтесь, если какой‑то ребенок толкается, бросается песком или каким‑то другим образом угрожает безопасности вашего ребенка. Никогда не оттаскивайте его.

Обычно бывает достаточно подойти, встать между ними и твердо и громко сказать: «НЕ ТОЛКАЙСЯ!»

Конечно, нет стопроцентной гарантии того, что этот ребенок тут же выполнит это требование. Он может не контролировать себя, и вам, видимо, придется забрать свою девочку и увести в более безопасное место. Не советуем хватать обидчика, тем более если он агрессивен.

Мы, конечно, понимаем, что у вас будет соблазн дать кое‑какие советы родителям или няне обидчика, однако такие советы очень редко воспринимаются. Мы слышали это от многих родителей, пытавшихся давать их. Вот некоторые примеры бесполезности этого занятия:

  • Мамаша А делает выговор мамаше Б за то, что ее ребенок агрессивен. Мамаша Б отвечает: «Понимаете, дело в том, что нашему малышу поставили диагноз: легкая форма аутизма. Мы изо всех сил стараемся учить его контролировать себя, но это идет очень, очень трудно…» Мамаша А бормочет извинения и тихо удаляется, думая про себя: «Слава Богу, что у моего ребенка нет этой проблемы!»
  • Или же, к примеру, мамаша Б отвечает: «Вы хотите сказать, что мой ребенок толкает вашего? Я прекрасно видела, как все произошло. Это ваша первая начала! Она все время дразнила его, пока не довела, и он легонько толкнул ее. Так что вначале свою научите вести себя как следует!» Вы пытаетесь что‑то возражать в защиту своего ребенка. Но вы же знаете, родители иногда ссорятся еще хуже, чем дети.
  • Или же мамаша Б подбегает к своему ребенку и восклицает: «Не смей, не смей больше толкать девочку!» Она шлепает своего ребенка, приговаривая: «Будешь меня слушать! Я научу тебя вести как следует!»
  • Или, наконец, вместо мамаши Б оказывается ни слова не говорящая по‑английски, тупо уставившаяся на вас няня. Когда родители этого ребенка узнают, что вы пытались сделать выговор их няне, они устраивают вам разнос и требуют не вмешиваться не в свое дело.

Поскольку вы не попадали ни в одну из рассмотренных ситуаций и не знаете, какой странной может быть реакция некоторых родителей, думаем, будет лучше сосредоточиться на поведении вашего собственного ребенка. Объясните дочке, что не все дети умеют делиться игрушками и правильно вести себя, но, если кто‑то из них толкнет или укусит ее, вы будете рядом, чтобы защитить (не забудьте напомнить и няне об этой ее обязанности). Иногда самым безопасным будет избегать общения с грубыми и плохо воспитанными детьми. Это значит, что из песочницы нужно увести своего ребенка. Только постарайтесь сделать это так, чтобы ваша малышка не подумала, что вы наказываете ее. Поведите ее в какое‑нибудь другое еще более приятное и веселое место.

Когда родители детей, играющих на площадке, приходят к выводу, что какой‑то ребенок докучает всем остальным, они объединяются в стремлении обеспечить безопасность своим детям. В таком случае их взаимодействие с мамой маленького обидчика должно быть очень деликатным и основываться на том, что она, возможно, не подозревает масштабов проблемы или же знает, что проблема существует, и пытается бороться с ней, но пока без результата. Дайте ей понять, что вы вовсе не собираетесь нападать на нее целой группой; вы пришли помочь, улучшить поведение ее малыша, а также предложить методы воспитания и, может быть, наказания, которые большинство из родителей считают эффективными.

Совет: постарайтесь убедить мать проблемного ребенка, что самое лучшее в данной конфликтной ситуации — вывести малыша из игры, может быть, минут на пять посадить рядом с собой, а затем увести домой.

Дисциплинарная система для малышей

Существуют шесть основных принципов, которые должны быть учтены при применении наказания к детям до четырех лет. Наказание должно быть... См.→

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы