Воспитание девочки: как проторить дорогу к женскому счастью

Автобиографическая повесть с историческими погружениями

​Странная судьба у этой моей работы – сначала просто статья о воспитании девочки, потом добавилась историческая экскурсия в прошлое рода и обзор своей семьи, и, наконец, сформировалось руководство для женщин о том, как найти свое счастье в себе самой.

Итак: девочки, создания нежные и тонкие, сгусток эмоций, чувств и фантазий, подход к каждой нужен особенный. Кажется, кому, как не мне, матери четырех дочерей, писать на эту многогранную и захватывающую тему. Но как же все неоднозначно и с каждой по-разному.

Я постараюсь обобщить главное, что объединяет вековой подход к воспитанию девочек в династии моих предков по материнской линии, жизненные установки и правила моей бабушки, мамин опыт по воспитанию меня, методы, которыми руководствовалась я, при воспитании своих дочерей, ну и приемы самовоспитания и перевоспитания себя самой.

Вот такой коктейль смею предложить на суд читателю.

Кто перестает помогать другим, становится обузой и для себя

Начнем с самого важного, по моему мнению, в воспитании девочки, с того, что дает ей силу, желание и смелость идти по жизни с высоко поднятой головой – это чувство ее собственного достоинства. Некий несгибаемый стержень, непотопляемый спасательный круг, который позволяет успешно преодолевать жизненные испытания, не роняя своей чести, а значит, не утрачивая уважения к себе, как к личности.

Само по себе это чувство состоит из многих, слагаемых, убеждений, осознаний и навыков и прибавляется по капле, по шажочку в процессе взросления и воспитания.

Мне представляется ЖЕНСКОЕ ЧУВСТВО СОБСТВЕННОГО ДОСТОИНСТВА в виде драгоценного ожерелья. У каждой женщины - оно свое: особенное, уникальное, неповторимое. Основой украшения является золотая нить, сотканная из ее земных, практических дел, ежедневных и абсолютно конкретных, за которыми она пришла в этот мир, чтобы принести любовь, пользу и радость людям.

Сколько на свете женщин, столько разных украшений, столько полезных и важных женских дел: у одних – это дети, мужчина, семья, кто-то выберет: работу, творчество, благотворительность, кто-то отдаст свои силы в спорт, коллекционирование, садоводство, кулинарию, этот список нескончаем, так как нет похожих женщин в нашем мире.

Но глубина женского счастья зависит от того, что она делает для людей, насколько ее дело востребовано и интересно всему человечеству или всего лишь одному человеку!

А дальше, на золотую нить ее предназначения нанизываются, как бриллианты: этапы ее пути, события, которые формировали личность, люди, встречи с которыми явились знаковыми и поворотными в жизни, собственные качества и черты характера, а также ее осознания, ценности, достижения и изменения, автором которых, являлась ОНА САМА.

Это драгоценное ожерелье, имеет свойство, расти вместе с девочкой, становится богаче и ярче, приобретать неотразимый блеск и сияние, а тем временем в его свете, красоте и тепле купается и согревается все больше и больше людей.

Я начинаю рассказ, о составляющих моего ожерелья…


Давным-давно, на необъятных просторах советского царства, маленькая девочка Лена Зырянова узнала, что по маминой линии она принадлежит к древнему, знатному роду – Коновницыных. То ли в детстве ей не хватало чувства собственной важности, а может быть, очень хотелось быть особенной и необыкновенной, на фоне одинаковых девочек и мальчиков, которых производила наша советская система, за давностью времен, определить сложно, но факт этот, несомненно, сыграл заметную роль в ее жизни и становлении характера. Кажется даже, что, именно с него началось рождение и укрепления этого самого достоинства.

Заметим, однако, что советская философия равенства и братства, тоже занимала большое и важное место в воспитании этой девочки, и принципы коллективизма были ей близки и симпатичны, но все же… всей кожей она чувствовала, что именно принадлежность к графским корням дают ей шанс стать счастливой и успешной. Каким-то необъяснимым образом это обстоятельство влияло на мироощущение, формировало необходимость обязательного соответствия высоким жизненным идеалам далеких предков и тем самым определяло ее собственные жизненные принципы и нормы поведения. Честно-то говоря, часто это приносило больше вреда, чем пользы. Девочка была прямолинейной, несгибаемой, упрямой, многое в этой жизни воспринимала буквально и только в черно-белом свете.

Но, как «слова из песни не выкинешь», так и события нашего детства не заменишь. И девочка Лена искала, читала, расспрашивала родных о своих глубоких корнях, вглядывалась в их лица на старых фотографиях, и потихоньку складывала их образы, из фактов биографий, воспоминаний очевидцев, личных писем и жизненных событий, куда-то глубоко-глубоко в себя, создавая сказочную историю о себе и о своем мире.

Глава 1. Коновницыны

История славного рода Коновницыных уходит далеко вглубь веков, во времена Ивана Калиты. Этот род ведется от Андрея Ивановича Кобылы - основателя целого ряда известнейших родов, в том числе рода Романовых, относится к древнейшим в России и внесён в самые ранние родословицы.

Всё прошлое России соткано из подвигов, из судеб героев. Но и на целое тысячелетие русской истории таких людей, как Пётр Петрович Коновницын (1764–1822), наберётся не более ста. Полководец и государственный деятель, герой Отечественной войны 1812 года, первый помощник Кутузова, граф (с 1819 года), генерал от инфантерии, военный министр, член Государственного совета и Правительствующего Сената, начальник военно-учебных заведений, Главный Директор Пажеского и других кадетских корпусов, наставник сыновей императора – вот далеко не полный перечень его званий и свершений.

Жизнь и деятельность Петра Петровича Коновницына являют нам, потомкам, прекрасный пример не только бескорыстного и самоотверженного служения Отчизне, но и пример высокой нравственности, благородства, чести и порядочности. Он был воспитан в лучших правилах дворянства того времени. Скромный, чуждый карьеризма, готовый всегда жертвовать собой и умевший просто и убедительно говорить солдату о его долге, он не сделал головокружительной карьеры. Он не кричал о своем патриотизме и не любил прислуживаться. В.А. Жуковский, его современник, не раз обращался к образу Коновницына, как к лучшему представителю поколения героев, победивших Наполеона. Он отмечал цельность и удивительную верность раз воспринятым высоким понятиям о России, государе, народе.

Женился Петр Петрович на своей троюродной сестре Анне Ивановне, в девичестве Дундуковой-Корсаковой. Семья жила в Псковской губернии в имении Кярово. У супругов Коновницыных было пятеро детей: четверо сыновей (Петр, Иван, Григорий, Алексей) и старшая дочь Елизавета. Высокие моральные качества и честное отношение к жизни он сумел передать всем своим детям. В семье была хорошая, непринужденная, дружеская обстановка. Члены многочисленной семьи Коновницыных были связаны тесными, добрыми, теплыми и уважительными отношениями. Это видно из их огромного эпистолярного наследия. Все они переписывались между собой в течение жизни. Трогательная переписка велась постоянно и очень интенсивно. Не могли ее остановить и серьезные испытания 1812 года.

Из писем Петра Петровича к супруге:

«Скажу тебе, мой друг, не посрамился: ни ты, ни дети мои за меня не покраснеют. Я целый день держал самого Наполеона, который хотел обедать в Витебске, но не попал и на ночь, разве на другой день. Наши дерутся, как львы!»

«Я не посрамился, пред всеми был со стрелками впереди, имел противу себя два корпуса и самого Бонапарта, даже его сам видел.… Ни ты, ни дети мои за меня не покраснеют, будь моя жена, покойна. Я был столь счастлив, что даже и не ранен. Хотя имею их [раненых] вокруг себя, и убитыми, может быть, более тысячи... Наши дерутся, как львы. Мы идём к Москве. Ты не думай, я себя не посрамлю, и охотно умру за моё отечество. Детей и тебя Бог не оставит, а отечество моё, может, меня и вспомнит. Здесь все мне отдают справедливость...»

«… Я был в 4-х делах жарких прежде, после того 10 дней дрался в авангарде и приобрел все уважение от обеих армий. Наконец, вчерась было дело генерального сражения, день страшного суда, битва, коей, может быть, и примеру не было. Я жив, чего же тебе больше, и спешу тебя сим порадовать…

Я командую корпусом. Тучков ранен в грудь, Тучков Александр убит, Тучков Павел прежде взят в плен. У Ушакова оторвана нога. (…) Раненых и убитых много. Багратион ранен. Дивизии моей почти нет, она служила более всех, я ее водил несколько раз на батареи. Едва ли тысячу человек сочтут. Множество добрых людей погибло, но все враг еще не сокрушен. Досталось ему вдвое, но все еще близ Москвы. Боже, помоги, избави Россию от врага мира.

Я лицом в грязь не ударил. А не пишу ничего, чтоб не показать хвастовства. Да теперь, правду сказать, и не до того.

Не хочу чинов, не хочу крестов, а единого истинного счастья - быть в одном Кярове неразлучно с тобою. Семейное счастье ни с чем в свете не сравню. Вот чего за службу мою просить, буду. Вот чем могу только быть вознагражден. Так, мой друг, сие вот одно мое желание».

«Милый мой друг, сердце бы тебе своё вынул, радость моя, будь жива с детьми, береги себя – вот всё, чего желаю и молю Бога.… Перекрести детей, благослови, прижми их к сердцу и скажи, что постараюсь оставить им имя честного отца и патриота».

Почти одновременно Анна Ивановна пишет мужу из Кярово:

«Господи, образуй нас миром непостыдным. Однакож, Господи, возврати тебя в твоё семейство здорового.… Ах, доведи нас Бог, пожить вместе и утешаться детьми милыми, добрыми… Ты – единое моё блаженство в свете, вся мысль моя тобою наполнена. Навеки тебе друг Аннушка»,

«Вся твоя дивизия мне совершенно как свои, молюсь за всех их, Боже, сохрани вас всех. Мой родной друг, как мне грустно! Думаю часто, что ежели бы не была в таком положении, слетала бы тебя проведать, мой дружочек. Ну, прости, да сохранит тебя Всевышний. Навеки твой друг Аннушка»,

«Моя душа, не знаю, что с тобою. Да сохранит тебя всевышний Бог, да защитит наше любезное отечество, о котором крепко-крепко крушусь...», в том же письме супруга сообщает о настроении 10-летней дочери Елизаветы, будущей жены декабриста М.М. Нарышкина: «Лиза ополчается крепко, дух отечественный страшный в этом ребёнке и жалеет крепко, что не мальчик: пошла бы с радостью служить и отечество защищать. И говорит, что жаль, что братья малы, что не могут Государю, доброму полезны быть… ».

После войны и тяжелого ранения в 1814 и 1815 гг. П.П. Коновницыну пришлось выполнять весьма почетное задание императора - быть военным наставником, «ментором», великих князей Николая (будущего царя) и Михаила, которые направлялись на войну. Прощаясь с ними, в письме императрица-мать Мария Федоровна отметила:

«Генерал Коновницын, который будет при Вас, уважаем во всех отношениях и особенно пользуется репутацией самой изысканной храбрости: следуйте же в момент опасности без страха и сомнения его советам, которые всегда будут соответствовать чести и уважайте их как приказы, исходящие от самого императора или меня»

Расставаясь с Николаем и Михаилом, Петр Петрович написал им письмо-наставление, из которого видны педагогические принципы генерала. Он внушает великим князьям мысль о необходимости ежедневно систематически трудиться над увеличением знаний, развитием природных дарований, укреплением нравственности:

«Никакой добродетельный подвиг без напряжений духа, без труда не совершается, а сердце исполнено быть должно добрыми правилами, которыми покорить надобно поступки ваши», - пишет он. Призывает великих князей П.П. Коновницын «отверзать» в сердце своем «пламенное сострадание к бедным, несчастным, угнетенным; помощь ближнему да будет вам блистательнейшею радостию в жизни», для чего «стараться надобно познать все истины христианские».

Важным принципом, предлагаемым автором великим князьям, является постоянный самоконтроль и дисциплина. Призывает Петр Петрович их никогда не оскорблять людей, не говорить о них худо, не судить о человеке поверхностно, не быть надменными, грубыми, высокомерными, тщеславными и пристрастными. Предостерегает он и от ошибок: «убегайте льстецов», в то же время, призывая опираться на бескорыстных людей.

Целый ряд советов П.П. Коновницына касается военных вопросов, т.к. уделом большинства великих князей была армия. Особенно надо отметить, что Петр Петрович советует Николаю и Михаилу предпочитать мир войне:

«но уж коли воевать приходится, то надо «заплатить собою», принести «отечеству вашему услугу, хотя бы то стоило самой жизни».

Письмо-наставление П.П. Коновницына - замечательный документ, где изложены высоконравственные педагогические принципы автора. Поэтому неудивительно было назначение П.П. Коновницына потом директором всех военных учебных заведений, где воспитывался будущий офицерский корпус.

Более четверти века П.П. Коновницын находился в строю. Причем служить и воевать ему пришлось в одно из самых переломных и богатых историческими событиями время. Как писал он сам, за годы службы «был в действительных сражениях разных в 47-ми».

Из воспоминаний соратника П.П. Коновницына по 1812 г. Евгения Вюртембергского о его заслугах перед Отечеством:

«Он остановил ужасный натиск неприятелей 6-го августа под Смоленском, в Малаховских воротах; без него бы Смоленск не устоял. После полученной раны князем Багратионом в Бородине он принял начальство над левым крылом армии и удержал в сем важнейшем месте самое упорное стремление неприятелей. Когда его назначили дежурным генералом, то он привел в порядок дела по управлению армии, представлявшие совершенный хаос, и воевал в последовавших, сражениях, распоряжаясь именем Кутузова. Он водил колонны в опаснейшие места и одушевлял их, и первый бросался в огонь в Тарутине, Малом Ярославце, Вязьме и Красном и решал победу».

Отдельное место в моем представлении о герое моего романа занимают неоднократные упоминания Л.Н. Толстого в его эпопее «Война и мир». Он посвятил Коновницыну много хороших, теплых слов, и нарисовал живой образ героя и генерала, как простого человека, честно выполняющего свой долг:

«… всегда находился там, где было труднее всего; спал всегда с раскрытой дверью с тех пор, как был назначен дежурным генералом, приказывая каждому посланному будить себя, всегда во время сражения был под огнём, так что Кутузов упрекал его за то и боялся посылать, и был одною из тех незаметных шестерён, которые, не треща и не шумя, составляют самую существенную часть машины»..

Друзья мои, почитайте еще раз роман «Война и мир», окажитесь в том благородном времени и почувствуйте свою причастность к судьбе героев России, ведь мы являемся их продолжением.

С трудом останавливаюсь цитировать, пересказывать и делиться с Вами, мои читатели, теми фактами из истории, которые так трогали в детстве воображение девочки Лены и которые, сегодня, стали частью моей жизни и встроились, гармоничным образом, в мою картинку мира.

Подведу итог, и постараюсь перечислить все то, что выбрала моя девочка, подходящим и ценным для себя из целого букета достоинств личности Петра Петровича Коновницына.

Главное - отношение к делу: профессионализм, трудолюбие, честность, порядочность, патриотизм, решительность, самоконтроль, благородство, смелость, привычка браться за порученное дело и делать его хорошо, все начатое доводить до конца, держать удар.

По отношению к людям – благородство, честность, серьезность, требовательность, человечность, гуманность, доброта, простота, сдержанность, умение прощать, вера в хорошее начало любого человека, способность быть благодарным.

По отношению к семье – любовь, мягкость, искренность, забота, нежность, верность, теплота, бережность и наравне с этим строгое воспитание, дисциплина, обучение, приучение к порядку и труду.

Его жизнь - как яркая звезда на темном небосклоне, его имя на каждой стене в храме Христа Спасителя и хотя, я несовершенна и далека от своего замечательного предка, но в моменты моей жизни, когда необходимо делать выбор и проявлять решительность воина – я вижу перед собой его мужественное и благородное лицо, и иду вперед.

Ну а теперь, обратимся к теме отношений между супругами Коновницыными – ведь для женщины, это прикосновение к самому сокровенному и очень важному вопросу. И что же мы видим? Там уже совсем другой образ отважного героя. Перед нами любящий муж, мягкий заботливый отец, рачительный хозяин и добрый христианин.

Ничего не надо придумывать, все видно из писем, в каждом слове - любовь, искренность, тревога и нежность. Неразрывная связь с семьей, забота друг о друге, трогательное отношение к детям, как-то естественно переплетаются с переживаниями за судьбу отчизны. Смотрите, как будто наравне с ответственностью за семью и своих детей, они берут на себя заботу обо всей России. Кажется, вот оно настоящее, правильное отношение к жизни и построению семьи, вот Вам пример гармоничных отношений между родителями и детьми. Все прозрачно, честно и понятно, без психологии.

Может быть, Вам покажется, что я преувеличиваю и идеализирую Коновницыных, но поверьте, я видела следы их любви: в фамильной церкви имения Кярова, где их могилы находятся рядом, в заросшем саду, посаженном их руками, в письмах и в старых семейных фотографиях.

А тогда в детстве, для девочки Лены, письма Коновницыных (большинство которых, к счастью, сохранилось) – это настоящий роман о любви, трогательный, захватывающий и вдохновляющий! И как же она мечтала строить свою судьбу по таким же правилам - один раз и на всю жизнь!

Можно поспорить о том, насколько правильно ей было во всем стремиться к этому идеалу, совсем в другое время и совсем в другой стране, но мечта об этом, несомненно, была ей полезна.

Вывод: для любой девочки полезно и важно иметь перед собой красивый, яркий, положительный образ героя и пример счастливых отношений. Это, как сказка эриксоновского гипноза – поселяется в глубине подсознания и работает на достижение успеха.

А я продолжаю рассказ дальше.

Уже после смерти Петра Петровича семья оказалась в водовороте событий декабрьского восстания. Двое из сыновей принимали непосредственное участие в восстании – это Петр (в декабре 1825 года ему было 15 лет) и Иван. Оба понесли наказание царской власти – были разжалованы и сосланы солдатами на Кавказ, где проявили себя отважными воинами, с честью несли службу и дослужились до офицерских чинов. Все это время их мать, Анна Ивановна, была для них опорой и поддержкой. Она постоянно писала им теплые письма, ездила к ним в ссылку, отстаивала интересы декабристов при дворе, посылала посылки и деньги, и всегда укрепляла их верой и надеждой. Однажды, в период расследования декабрьского восстания подкупила жандарма с целью изъятия писем, доказывающих вину друга Ивана. Письма были выкуплены, друг остался на свободе, а жандарм, потом, еще не раз, помогал заключенным в крепости декабристам.

Не осудила, не отвернулась, не впала в страдания – делом поддерживала их до конца своих дней.

С их слов - ее любовь, внимание и постоянная помощь была источником силы и надежды.

Где находила она оптимизм, веру и надежду для своих детей? Откуда брала смелость снова и снова вступать в переговоры с властью?

Ведь Анна Ивановна от кончиков ногтей до последнего волоса - представитель дворянского сословия, женщина умная, образованная, приверженица царской власти. Безусловно, она понимала всю опасность, непродуманность и обреченность участия в этом восстании своих сыновей и зятя. Но когда пришел час испытаний, она сумела понять, простить, принять их принципы и встать рядом. Глубокое, настоящее чувство любви к детям, воплощенное в жизнь, вызывает уважение и желание преклониться перед ее материнским подвигом.

Вывод: Материнская любовь – любовь безусловная. Да, мать должна воспитывать, учить, кормить, поправлять и направлять, но главная предназначение – это любовь! И в любви таятся огромные силы для ребенка, особенно для девочки!

Глава 2. Елизавета

​​А теперь еще одна невыдуманная история их семьи, оказавшая влияние на становление и воспитание девочки Лены и повлиявшая на мою жизнь.

Рассказ пойдет о дочери Коновницыных – Елизавете, на долю которой выпала судьба жены декабриста.

Мудрый художник, что-то в глазах углядел крошки-графини…
Свадьба… острожник муж… и печальный удел… взор темно-синий…
Брошена светская жизнь фрейлиной юной…
Следом за милым в Сибирь ночью безлунной.

В семье Елизавета была обожаемым ребенком; девочка росла в роскоши, все ее желания и прихоти всегда исполнялись. Она писала:

​«Начиная с двенадцатилетнего возраста, я имела свою собственную комнату, это является обстоятельством, которое на первый взгляд кажется маловажным, но оно сформировало мой характер и подготовило его к тем кризисам, которые я пережила в течение своей жизни. Я привыкла сосредоточивать свое внимание на самой себе, иметь собственную волю, иметь собственное мнение».

Для юной Елизаветы Коновницыной идеалом были герои Отечественной войны 1812 года, такие, как ее отец, боевой генерал Петр Петрович Коновницын.

Елизавету окружали богатые и влиятельные родственники, которые определили молодую девушку во фрейлины императрицы Марии Федоровны.

В августе 1824 года Елизавета Петровна вышла замуж за полковника лейб-гвардии Измайловского полка Михаила Нарышкина, будущего декабриста, и сам император Александр I указом своим велел выдать фрейлине в приданое 12 тысяч рублей.

Ее муж, Михаил Нарышкин, представитель одной из самых богатых семей в Москве. Он воевал в войне с французами, быстро сделал карьеру, получая новый чин чуть ли ни каждый год и уже в декабре 1823 года стал полковником. Когда родители Елизаветы давали согласие на брак любимой дочери с блестящим офицером, они не предполагали, что будущий зять состоит в Северном обществе декабристов, и молодым супругам предстоит прожить спокойно и счастливо лишь чуть более года, а потом случится Декабрьское восстание 1825 года. Михаила Нарышкина арестовали и доставили в Петропавловскую крепость Санкт-Петербурга. В феврале 1827 года М.М. Нарышкин, приговоренный к восьми годам каторжных работ, по этапу отправился в Сибирь.

Елизавета Петровна получила прекрасное образование, играла на рояле, пела, рисовала, владела иностранными языками, имела все, но она, без сомнений, оставила комфортный мир при императорском дворе и разделила со своим мужем его судьбу. Ничто не могло удержать Елизавету в ее стремлении поскорее отправиться в Сибирь вслед за ним. Отъезд жен декабристов в Сибирь был обставлен суровыми условиями:

«Жена, следуя за мужем и продолжая с ним супружескую связь... потеряет прежнее звание, т.е. будет признаваема не иначе, как женой ссыльнокаторжного... Дети, которые приживутся в Сибири, поступят в казенные заводские крестьяне... Запрещается с собою брать денежные суммы, вещи. С отъездом в Нерчинский край уничтожается право на крепостных людей, с ними прибывших...».

Елизавета Петровна, не задумываясь, приняла эти жестокие условия.

Как ни тяжело было ее матери, Анне Ивановне, расстаться с дочерью, она согласилась на ее отъезд, понимая, что дочь не может нарушить воспитанную в ней верность долгу. Анна Ивановна тепло и сердечно проводила дочь.

В начале августа 1827 года Елизавета Петровна приехала в Читу. Тогда это была деревня, состоявшая из восемнадцати домов, с острогом, куда первоначально и поместили декабристов. Здесь за частоколом, окружавшим острог, она увидела Нарышкина, изменившегося, с бородой, в кандалах, и потеряла сознание. 12 августа 1827 года Елизавета Петровна писала матери:

«Дорогая, возлюбленная мама! Я прибыла сюда 4-го и лишь вчера получила свидание. Я его не описываю, так как ваше сердце поймет все то, что почувствовали наши сердца. Мишель ежедневно проходит мимо меня, а я не смею к нему приблизиться. И все это в обстоятельствах, когда ему была бы особенно необходима поддержка. Я вам не говорю о том, как он переносит свой жребий, потому что вы хорошо знаете его душу и никогда не измените своих чувств к нему».

Дом Нарышкиных в Чите.
Дом Нарышкиных в Чите.

Так началась двадцатилетняя ссылка графини Елизаветы Коновницыной. И этой знатной даме, недавней фрейлине, абсолютно не приспособленной к обыденной бытовой жизни, пришлось учиться готовить еду, ходить за водой, топить печь, рубить дрова и ставить самовары декабристам.

Полина Анненкова, жена ссыльного декабриста, так отзывается о ней: «Она приковывала всех к себе своей беспредельной добротой и необыкновенным благородством характера».

На фотографии вы видите дом Нарышкиных в Чите. С 1968 года это библиотека имени М.М. Нарышкина и Е.П. Нарышкиной.

Евгений Оболенский, один из главных участников событий 14 декабря, позднее скажет:

«Трудно выразить то, чем были для нас дамы, спутницы своих мужей, по справедливости их можно назвать сестрами милосердия, которые имели о нас попечение, как близкие родные, коих присутствие везде и всегда вливало в нас бодрость, душевную силу, а утешение, коим мы обязаны им, словами изъяснить невозможно».

Свидания с мужьями дамам дозволялись лишь 2 раза в неделю. Но в частоколе были щели, через которые можно было переговариваться с заключенными. Сначала солдаты охраны гоняли дамочек от ограды, но потом стали смотреть на эту вольность сквозь пальцы. Елизавета Петровна ежедневно приходила к ограде со стулом, усаживалась и вела разговоры с мужем, и это общение очень скрашивало ему жизнь.

Там же на каторге в Чите 1830 году семья Нарышкиных, первыми из дворянского сословия, взяли на воспитание семимесячную крестьянскую девочку – сироту Ульяну Чупятову. Они воспитали ее, дали образование, выдали замуж за одного из представителей рода Дениса Давыдова, ее детей считали своими внуками и всегда и во всем ей помогали.

Вот, такие, конкретные добрые дела.

После отбытия каторги Нарышкина перевели в город Курган. Вот что писал о жизни на поселении в Кургане Н. Лорер, автор "Записок декабриста":

«Семейство Нарышкиных было истинными благодетелями целого края. Оба они, и муж, и жена, помогали бедным, лечили и давали больным лекарства на свои деньги, и зачастую, несмотря ни на какую погоду, Нарышкин брал с собою священника и ездил по деревням подавать последнее христианское утешение умирающим. Двор их по воскресеньям был обыкновенно полон народа, которому раздавали пищу, одежду и деньги».

Часто простые люди, облагодетельствованные, Нарышкиными в простоте своей говорили: «За что такие славные люди сосланы в Сибирь? Ведь они святые, и таких мы еще не видели».

Сибирь и сегодня помнит их имена, помнит и ценит тот вклад, что внесли они в развитие этого края. В Кургане, в доме, где жили Михаил, и Елизавета Нарышкины в 1975 году был открыт музей декабристов. По пятницам там проводятся музыкальные вечера, по примеру тех далеких вечеров, на которых Елизавета Петровна пела и играла для ссыльных декабристов.

Миновали четыре курганских года. Летом 1837 года "в знак милости" группа ссыльных, в том числе и Нарышкин, была переведена рядовыми в Отдельный Кавказский корпус.

Елизавете было разрешено свидание с родными. И в октябре 1837 года, через 10 лет разлуки она встретилась с горячо любимой матушкой, братьями, другими родственниками в доме своего детства - имении Кярово:

«Это для меня навсегда будет памятный день, потому что в этот день я увидела свою дорогую семью. Я наслаждалась всевозможными ласками, мне расточаемыми, я окружена любовью и заботами, я была счастлива, но это-то и побуждает меня поскорее ехать на Кавказ, потому что счастье, не разделенное с моим старым, добрым мужем, для меня не полно».

И она снова поехала за ним. Путь к возвращению в родные места теперь лежал через Кавказ. Главным желанием Михаила Михайловича было уйти в отставку. Для этого нужны были, либо офицерский чин, либо - тяжелое ранение. При одном из этих условий можно подать прошение об отставке, и решать его будут в Петербурге. А пока супруги стали обживаться на новом месте.

Свою непростую жизнь в Прочном Окопе сама Елизавета Петровна описала в письме к декабристу Бригену в марте 1841 года:

«Подумайте только - холод не желает нас покинуть. Как мне надоело жить постоянно среди всех этих шквалов, застигающих меня на пути, как в прямом, так и в переносном смысле».

В 1843 году бывшему полковнику Нарышкину, в возрасте сорока пяти лет(!) присваивается звание прапорщика. Высочайшим приказом 29 марта 1844 года Михаил Михайлович был уволен со службы, и они вернулись.

Судьба подарит им почти двадцать лет мирной жизни. Михаил Михайлович будет принимать активное участие в подготовке и проведению крестьянской реформы 1861 года. Сбылись мечты молодости, отменено крепостное право, свобода простого народа стала реальностью. Это вдохновляло и радовало декабристов.

Те из них, которые вернулись из ссылки, сохранили теплые отношения и верность дружбе до конца жизни. Обширная переписка, материальная помощь нуждающимся, поездки друг к другу и совместные путешествия, связывали их крепче, чем родственные узы.

И везде чета Нарышкиных – вместе. Их отношения отличались бесконечной теплотой, привязанностью и преданностью. Когда в январе 1863 года не станет Михаила Михайловича, декабрист Е. Оболенский в некрологе, отметит:

«...Он вступил в супружество с графиней Елизаветой Петровной Коновницыной, и в ней нашел ту полноту сочувствия, которая в жизни выражается полной гармонией - и стремлений, и цели жизненной, и надежд, и желаний. В этом сердечном союзе протекли многие и многие годы. И Кавказ с его грозными твердынями, и Сибирь с ее пустынями, везде они были вместе, и везде их сердечная жизнь, восполняющая недостатки одного полнотою другого, выражалась в любви чистой, отражаемой во всем строе жизни. Нам остается удивляться подвигам этих людей, этой женщины».

И вот, уже ее место в истории, так же значимо и известно русскому народу, как и место героя отца, а при упоминании боевого генерала, графа Коновницына, теперь, можно встретить пояснение:

«Он был отцом Елизаветы Нарышкиной, жены декабриста, которая, в числе одиннадцати женщин, последовала за своим мужем в ссылку, в Сибирь».

Ну вот, на этом и заканчивается мой рассказ, о женщине, посвятившей свою жизнь мужу, прошедшей тысячи испытаний на верность, отважность, терпение и лишения. Надеюсь, ее образ тронет Ваше сердце чувством признания и уважения. А может быть, познакомившись сегодня с историей ее жизни, Вы, мой уважаемый читатель, откроете страницы Интернета и окунетесь в бесконечное благородство тех людей и их судеб. Поверьте, там есть чему учиться, удивляться и восхищаться!

Для девочки Лены, в ее 13-15 лет, Елизавета стала образцом женщины, способной, ради любви, изменить себя и весь свой мир. Я читала ее письма к матушке из дворцового Петербурга, а затем из камеры Читинского каземата, куда она перешла жить к мужу по высочайшему разрешению императора.

Это два разных человека, но сердце у них одно!

Вывод: Служение людям и приношение в жертву своих амбиций и интересов, ради высоких чувств и исполнения долга - это тоже дорога, ведущая к счастью!

Судьба Елизаветы Коновницыной стала для меня эталоном для сравнения и подсказкой при выборе:

Быть верной долгу, мужу, обещанию? – Быть.

Ехать за мужем в отдаленный гарнизон, далекий край? – Ехать.

Рожать, воспитывать, работать, вести хозяйство? – Все делать.

Ждать с войны, писать письма, молиться, надеться? – Безусловно.

Любить, страдать, радоваться, стараться? – Конечно.

Терпеть, принимать, прощать? – Обязательно.

Развиваться, изменяться, учиться, не сдаваться? – Да, тотальное ДА!

Верить, молиться и действовать? – Всегда, везде и во всем!

Глава 3. Моя бабушка

Мой следующий персонаж находился гораздо ближе ко мне во времени, был реальным, живым и теплым, но явный отблеск благородного происхождения вносил какую-то сказочную ноту в образ моей бабушки - графини Натальи Коновницыной.

Почти каждое лето, я жила у бабушки и дедушки в городе Баку. Это особые страницы моего детства. Восточный колорит, жаркий воздух, пахнувший морем, большая загадочная квартира за темными ставнями. Окна, открытые ночью и наглухо закрытые днем, сберегающие ночную прохладу. На почетном месте огромный дубовый стол с резными узорами и точенными массивными ножками. У окна старинный секретер из красного дерева, уникальной ручной работы с инкрустацией и многочисленными ящичками, обитыми бархатом, угловые шкафчики и этажерки, часы резные с завораживающим, гулким боем и большая, во всю стену старинная картина «Старик в черном берете» – все это предметы меблировки графского дома. Попадая в обстановку Бакинской квартиры, я автоматически проваливалась в фантастический мир моей бабушки и где-то на тонком уровне, происходили изменения в моем сознании, настроении и поведении.

Общаться с бабушкой Наташей всегда было интересно и непредсказуемо. Она не жалела для нас времени: мы много гуляли, играли, строили макеты городов и домов из спичечных коробков и из бумаги, ездили на берег Каспийского моря, ходили в зоопарк кормить животных и на бульвар смотреть на павлинов, просто путешествовали пешком по прекрасному городу Баку, городу моего детства. В доме, по очереди, жили: рыбки, кролики, хомяки, кошки, птенцы, черепахи – ухаживать за ними, была наша взрослая обязанность. Бабушка уделяла нам, внукам, много времени и внимания, была добра и заботлива, но я, почему-то, стеснялась ее. Как будто, чувствовала свое несоответствие каким-то неизвестным мне меркам и правилам. В своей домашней среде, я была очень активным и шумным ребенком, а в присутствии бабушки становилась тихой и более серьезной. От нее шла энергия спокойствия, сдержанности и… терпения. Никогда я не слышала бабушкиного крика, не видела раздражения или гнева, она общалась с нами глазами и тихим добрым голосом, и этот волшебный способ сразу достигал цели. Высокая, стройная фигура, всегда в идеально подогнанном темном платье с белым воротничком, абсолютно прямая спина и гордо посаженная голова, седые, белые, белые мягкие волосы, убранные в пучок на затылке, мягкая улыбка и добрые голубые глаза – вот так я познакомилась с внешним видом женского достоинства.

До революции их большая семья (пятеро детей) проживали в своем имении в Тульской губернии. Мой прадед Иван Николаевич был депутатом дворянского собрания от Ефремовского уезда и являлся попечителем народного образования. Им была создана школа для детей крестьян, в которой преподавал он сам и моя прабабушка Любовь Михайловна Коновницына. Три их дочери получили образование в Москве, в пансионате благородных девиц, мальчики, по традиции рода Коновницыных стали военными, они были летчиками.

Революция 1917 года разрушила налаженную мирную жизнь семьи и раскидала их по всей стране. Сыновья поддержали советскую власть и служили в рядах Красной армии, но в двадцатых годах были арестованы и расстреляны. Опасаясь репрессий, моя бабушка и ее сестра тетя Соня, разлучили родительскую чету и разъехались в разные края: бабушка с Любовь Михайловной уехали в Баку, тетя Соня с Иваном Николаевичем – в Подмосковье. Родителям бабушки была уготована судьба прожить врозь, до самой смерти и только письма друг другу они писали каждые три дня, всю жизнь!

В 1988 году моя мама посетила имение Коновницыных в Тульской области. Там она встретилась с бабулей, которая была дочерью их конюха. Эта очень пожилая женщина рассказывала маме, как любили крестьяне Коновницыных, как те лечили и учили их детей, как благодарные крестьяне спасали их от поджигателей в первые годы революции. Сегодня там сохранились фундаменты двух домов, заросшие пруды и два старых фруктовых сада.

Сама бабушка Наташа рассказывала о своей прошлой жизни мало и редко, вероятно, опасаясь за детей и внуков. Она была под надзором органов долгие годы, и в свидетельстве о рождении моей мамы – стоит зловещий штамп НКВД.

Единственно, что она нам рассказывала – это про годы своей учебы в пансионате. Образование было серьезным: математика, русский язык, история, литература, география, французский и немецкий языки, которыми она владела в совершенстве, домоводство, живопись, музыка, этикет, танцы, рукоделие. Там же прививали религиозные знания, вырабатывались привычки: держать осанку, красиво ходить, садиться, делать реверансы и безукоризненно выглядеть.

В Баку бабушка вышла замуж за моего деда, родила маму и ее брата Анатолия и прожила долгую жизнь, посвятив ее семье и людям, которые ее окружали.

Сколько ее помню, бабушка Наташа придумывала для нас не только полезные, но и необыкновенно интересные занятия. С ней не приходило в голову лениться.

Огромное впечатление осталось у маленькой Лены от опыта выведения цыплят на батарее, под бабушкиным чутким руководством. Мы мерили температуру каждые 4 часа 21 день, утепляли или проветривали яйца, наблюдали, как появлялись первые черные пятнышки на скорлупе, потом трещинки, а потом: «О, чудо!», вылуплялись цыплята. Какие же мы были важные и счастливые, ведь вся ответственность за эту хрупкую жизнь – лежала на нас с братом!

Ярко помню, как к бабушкиным обедам собиралась вся многочисленная родня. Она кормила гостей борщом из красивой графской супницы серебряными приборами. Сегодня у меня живут две такие ложки с царским гербом и вензелем НК. Этими ложками очень любит кушать наш внук Имран. При этом, он вспоминает Петра Петровича Коновницына, с которым знаком по фотографиям и нашим рассказам.

Графское происхождение не мешало бабушке постоянно и неустанно трудиться. У нее были волшебные руки, которые, одинаково ловко умели: шить, вышивать, чинить обувь, готовить, печь, белить, красить, мастерить, и все ремонтировать. Бабушка работала в школе-интернате для глухонемых детей, преподавала иностранные языки, заведовала подсобным птицеводческим хозяйством. Дети очень ее любили, и она отдавала им много своих сил и времени. По выходным дням, они часто бывали у нас в гостях, и она их подкармливала домашней, вкусной едой. Ее юннатский кружок дважды был представлен в Москве на ВДНХ.

Она была незаурядным, добрейшим и очень интересным человеком, прожила до 84 лет и оставила след во многих сердцах.

Вывод: От бабушки я взяла сдержанность и терпимость, принятие жизненных испытаний без истерик, страданий и разочарований. Любовь к жизни, какая она есть – сегодня и сейчас. Любовь к труду и людям. Доброту и заботу. И еще, я увидела в ней интеллигентность, в самом высоком смысле этого слова!

Спасибо тебе, моя, бабушка!

Глава 4. Моя семья

Мама у могилы Коновницыных в имении Кярово.
Мама у могилы Коновницыных в имении Кярово.

Наконец, мы дошли до ячейки советского общества – моей семьи.

Семья, в которой родилась и выросла Лена Зырянова, образовалась в 1956 году. Мама Ольга Викторовна и папа Александр Петрович жили в городе Баку, познакомились в 17 лет и учились в одном техникуме (заметьте, тоже с юных лет и на всю жизнь). Сегодня им по 80 лет, они, слава богу, живы и здоровы, их семейной жизни исполнилось 57 лет. У меня есть младшая сестра Галина, которая в свою очередь, тоже воспитывает трех дочерей.

Мои родители прожили непростую, насыщенную яркими событиями жизнь. Оба интересны, каждый по своему, и их союз – это соединение глубоких, независимых, самостоятельных личностей, связанных пониманием, теплотой и заботой друг о друге.

Папа ненасытный читатель, круг его интересов широк и разнообразен. Он знает ВСЕ: мировую историю, военное дело, биографии великих полководцев, даты всех войн, революций и правлений династий в разных странах, архитектуру, историю России и всего мира, географию, экономику, политику, литературу, физику, химию, математику и т. д. и т. п..

Мы приходим к нему за советом по всем вопросам, и каждый раз он удивляет своей мудростью и прозорливостью. Он отслеживает все политические события в мире, прогнозирует экономические изменения и помогает нам правильно раскладывать «яйца по корзинам». Во время перестройки, именно благодаря его советам, мы удачно распорядились средствами, и это принесло нам материальную стабильность.

Его жизненное кредо – делай дело, так как ничего не приносит большого счастья, чем честно выполненный долг. Он строг, но справедлив и его авторитет главы семейства – незыблем.

Мама, неутомимая труженица, путешественница, общественный деятель, вечная ученица и исследователь рода Коновницыных, к которому она и принадлежит по материнской линии.

Сегодня она член дворянского собрания, активно участвует в сохранении и реставрации семейной усыпальницы Коновницыных - церкви Покрова в поселке Кярово Псковской области, ведет поиск новых материалов из жизни всех ветвей этого рода, поддерживает связь с остальными потомками в России и за рубежом, ведет просветительную работу в школах с выступлениями о войне 1812 года и о роли П.П. Коновницына в ней, до сих пор работает экскурсоводом по городам Золотого Кольца, активный компьютерный пользователь, кулинар, лыжник и автор стихов. Для меня мама образец женщины, хозяйки, жены, матери, бабушки и прабабушки. Ее достоинство угадывается сразу: во взгляде, в походке, в осанке, подъеме головы, улыбке, манере общаться и идущей от нее необыкновенной энергетике. Она всегда готова откликнуться и придти на помощь людям. Ее отзывчивость совмещается с мягким, но неукоснительным требованием уважения своей личности, способность жертвовать своими интересами, переплетается с искусством отстаивания собственных границ, легкость и уважительность в принятии новых идей, ни на йоту не позволяют ей отступить от своих идеалов.

С детства я понимала, что мама отдает львиную долю своего времени и сил – нам, своим детям, ущемляя себя во многом. Она всегда старалась понять меня, всегда поддерживала, защищала и доверяла мне. Эта безусловная любовь и вера в мои силы, способности, в мою исключительность - очень помогала в трудные моменты. Эта вера помогает мне и сейчас. Ее слова: «Пройдет и это, все будет хорошо, ты справишься, Бог не оставит тебя, ты у нас умница!», давали мне уверенность и спокойствие. Слава богу, этот крепкий тыл и сегодня за моей спиной!

Но вернусь в детство. Наш дом был открыт для многочисленных друзей и подруг. Мама устраивала для нас детские праздники, часто брала с собой на экскурсии по историческим местам, водила в театры, на выставки, в выходные дни мы выбирались на природу: зимой на лыжах, летом к реке или в лес за грибами. Чем старше я становилась, тем бережней относилась к моментам близости с мамой. А в случаях столкновений и противостояний со взрослым миром, мама, чаще, занимала нашу сторону, выслушивала, разбиралась в ситуации, старалась понять и поддержать. Эта способность выслушать человека, как талант, данный от бога, который делает общение желанным и приятным.

Такая ее мудрая позиция, как-то, сама по себе порождала ответственность и боязнь не оправдать ее доверие. Не возникало и мысли попросить лишнего, отказаться помочь по дому, слабо учиться, обмануть, сделать что-то недостойное, нечестное.

Именно так мама развивала в нас порядочность, самостоятельность, ответственность и дисциплинированность.

С высоты своего почтенного возраста, снова и снова признаю мамино воспитание правильным, беру с нее пример и благодарю за любовь и веру!

Вывод: Всем мамам, настоящим и будущим: «Помните, какой хотите видеть свою дочь завтра, такой и будьте рядом с ней сегодня. Вы являетесь образом для нее - всегда и во всем, и в большом, и в малом!»

Глава 5. Наши дети

А теперь от примера моего воспитания, я перейду к описанию процесса воспитания наших дочерей, уже в своей созданной в 1978 году семье.

К построению супружеских отношений я подходила уже с багажом опыта, захваченного от старших поколений, примеряя на себя драгоценные камни ожерелья, которые являются основой женского достоинства.

Вот, сижу и вспоминаю, как я выстраивала конструкцию семейных отношений, с учетом тех старых чертежей, свернутых в моей памяти.

Уважительное отношение к мужу, не допускающее крика, разборок, истерик (плакать можно). Главным девизом, которым я руководствовалась, даже в самых сложных случаях был лозунг: «Всегда, только по хорошему!». Основные цели – быть рядом с мужем, быть интересной, нужной, красивой, стройной, эффектной, желанной, доброй, мягкой, мудрой, хозяйственной, организованной и любимой.

Кстати о стройности: все четыре раза после родов сильно поправлялась, третий раз весила 90 кг, четвертый раз 98 кг. Худела за полгода, соблюдая строжайшую диету и делая ежедневно зарядку в целлофановом мешке.

Не задумываясь, отправилась вслед за мужем, сначала в закрытый Польский гарнизон, с двумя детьми, потом в Южный Казахстан, в город Джамбул. Там, проводила мужа на Афганскую войну, и год управлялась сама с детьми, с хозяйством, с работой. Писала письма, почти каждый день, волновалась, гордилась и ждала, а потом радовалась.

Затем пошли будни службы для него: полеты, занятия, дежурства на Байконуре, командировки, учения, наряды, участие в ликвидации Чернобыльской аварии, а для меня: работа, школы, садик, уроки, домашнее хозяйство, рождение третьей, а затем и четвертой дочери, все как у всех. Но между тем: молодость, радость, встречи с друзьями, походы в горы, на рыбалку, организация полковых праздников, бассейн, а в отпуск – всегда путешествия. В семье все четко и ясно: муж был надежным оплотом и защитой, я отвечала за крепкий тыл, и домашний очаг.

В этом году командование нашего легендарного вертолетного полка организовало в городе Торжке встречу однополчан, посвященную сорокалетию полка и двадцатилетию вывода его из Казахстана. Мы испытали невероятные по силе эмоции - столько воспоминаний, радости, слез и твердое ощущение, что жизнь прожита не зря!

Думаю, что это были самые счастливые годы, наполненные глубоким смыслом выполнения гражданского и супружеского долга, любовью, искренностью, верностью и дружбой. Мне не было тяжело, вокруг были прекрасные люди и атмосфера военного городка, где все связанны общим духом братства, помощи и поддержки друг друга.

Жизнь течет, ставит новые задачи, приносит испытания и требует изменений. За последние 20 лет многое случилось….

Но, и сегодня, во мне живет ощущение счастья, потому что я живу, со мной рядом родные и близкие люди, и друзья, и наш дом, и мои планы и достижения, а главное наши девочки.

Четыре дочери - общая забота и радость.

И сейчас речь пойдет об их воспитании.

Первое, с чего советую начинать воспитание девочек – это с ОБУЧЕНИЯ. Обучения разностороннего и многообразного, теоретического и практического, интеллектуального и духовного, всякого и разного. Научить девочку учиться – это уже дело огромной важности, а привить ей любовь к обучению – это настоящий успех, шанс для нее стать автором своей жизни.

С самого раннего детства, приучайте маленькую женщину учиться.

В нашей семье, мы учили своих дочерей всему тому, что умели сами и отдавали учиться тому, чем сами не владели. Все четверо закончили школу с углубленным знанием английского языка. Старшая дочь сейчас получает второе высшее образование в МГИМО, а ее трехлетний сын и мой внук уже говорит на английском языке. Я не хвастаюсь, честное слово, я этим восхищаюсь.

Параллельно, они окончили музыкальную школу. Пусть, никто не стал профессиональным музыкантом, но нет прекрасней вечеров, когда они вместе поют под аккомпанемент папиной гитары.

Вся наша большая семья занималась спортом, туризмом, путешествовала.

И сегодня, мы ведем активный образ жизни: бег, плавание зимой и летом, футбол, волейбол, бадминтон, велосипед, аэробика, зарядка по утрам, йога, танцы, баня, прорубь – приоритеты разные, но направление одно – движение и бодрость. Приучайте девочку ЗАНИМАТЬСЯ СПОРТОМ – это основа ее здоровья.

Одним из самых важных моментов в домашнем воспитании, конечно, является ПРИУЧЕНИЕ К ДОМАШНЕМУ ТРУДУ – это, наша обязательная программа.

Дома каждая из дочерей имела свои персональные обязанности. А все вместе приучены были помогать мне по хозяйству. Причем, самые сложные домашние дела, становились у нас простыми и кончались быстро и весело. Мы много делали и делаем заготовок на зиму: соленья, варенья, грибы, соки, салаты и всякие другие, вкусные и полезные натуральные запасы. И каждый раз это повод собраться вместе и дружно поработать – радостно и с удовольствием. Так же споро и дружно мы проводим большие уборки, субботники на участке, подготовку и прием гостей, которых, у нас бывает много. Что бы я делала без своих девчонок – ума не приложу!

Отсюда еще один вывод для взрослых дочерей – рожайте больше детишек, это ваше предназначение, это ваша радость, надежда и опора.

Когда росли наши девочки, я купалась в атмосфере взаимопомощи и семейного тепла. Я всегда полагалась на них во всем. Старшие занимались с младшими: сначала – качали, гуляли, кормили, потом - играли, учили, помогали познавать мир, а сейчас, они просто живут с уверенностью, что стоит попросить помощи у семьи, и она незамедлительно придет.

Слава богу, система, запущенная с детства, продолжает отлажено работать.

Думаю, что отношения, сложившиеся между нами и многостороннее развитие девочек - это залог их подготовленности к реальной жизни, наше общее достижение и богатство. Те навыки и правила, что были привиты им с детства, сегодня помогают и дают уверенность строить завтрашний день.

Я могу, умею, а значит - Я СМЕЮ.

Соответственно, чем больше мы вложим в девочку знаний и практических навыков, тем крепче и основательней будет опора ее достоинства. Тем уверенней она сможет опереться на саму себя.

А теперь обратимся к РАЗВИТИЮ ВЫСШИХ КАЧЕСТВ девочки.

Очень важно научить ее доверять миру и людям вокруг. Самой дарить добро, милосердие, любовь и с благодарностью принимать эти же дары от человечества. Способность быть открытой и доброжелательной даст ей готовность быть счастливой, принимать события реальной жизни, как этапы роста, верить, в то, что «ВСЕ К ЛУЧШЕМУ, ВСЕ СЛУЧАЕТСЯ ВОВРЕМЯ, МИР ЗА НАС!», и другие позитивные установки. Именно из такого состояния принимать решения, отвечать за свой выбор и следовать ему. При этом важно привить ей ощущение собственной значимости и индивидуальности, внушить веру в счастливое будущее и надежду на помощь Всевышнего.

Говорите им больше теплых и нежных слов, девочкам они жизненно необходимы!

Теперь О ТЕХНИКЕ БЕЗОПАСНОСТИ и о возможности столкновения с негативной реальностью. В обязанности воспитателя (в первую очередь родителей) входит непременное условие предупреждать девочку, а позже девушку о том, что за свою безопасность она отвечает сама. Простыми словами, не нагнетая ужас и страх, спокойно, рассказывать о том, что нельзя разговаривать с незнакомыми людьми, нельзя безоглядно верить тем, кого не знаешь, не стоит открывать первому встречному двери. Я приводила дочкам печальный пример Красной шапочки. Объясняла, что люди могут обманывать и в таких случаях надо защищать свои личные границы.

Пойдем дальше. Возьмем такие необходимые женские качества, как ТЕРПЕНИЕ, СМИРЕНИЕ и ПОСЛУШАНИЕ. Прекрасные украшения женского ожерелья. Их тоже надо обязательно воспитывать в девочке.

Терпение рождается в моменты кулинарного творчества, при вязании и вышивании, а также, при обучении игре на музыкальных инструментах и выполнении домашних заданий.

Смирение приходит когда с девочкой говорит уважаемый и значимый для нее человек, в минуты звучания молитвы, при соприкосновении с искусством и с чудесами природы.

Послушание встраивается в ее характер при общении с родителями, бабушками и дедушками, при неустанном провозглашении правила послушания, как семейного закона.

Потом, в ее жизни, эти качества непременно помогут в личной жизни, в рабочем коллективе и просто в ежедневном общении с людьми.

Еще одно драгоценное женское качество – это УМЕНИЕ ЗАБОТИТЬСЯ. Сияющий мягким светом алмаз. Именно из этой черты характера естественным образом вырастает потом способность любить, отсюда же растет женственность и готовность к материнству. Через просьбу помочь по хозяйству, понянчить младших деток, покормить и погулять с домашними питомцами, налить чай родителям, навестить бабушек и дедушек – придет это искусство заботиться, брать на себя ответственность.

Ну и конечно, бриллиант в сто карат – это ОСОЗНАНИЕ СВОЕЙ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ. Сюда входят и красота, и стройность и королевская осанка с легкой походкой, и умение красиво одеваться, позже – искусство макияжа и прическа, и многое еще, что даст осознание девочке ее неповторимости. В развитии этих качеств большую роль играет папа. Он первый мужчина в ее жизни. Его комплименты - на вес золота, его похвала – главная ее цель, папино одобрение и восхищение - лучшее подтверждение ее неотразимости. Именно папино отношение станет оплотом ее самооценки.

Итак, у нас уже получается очень даже воспитанная, но одновременно живая девочка. Пусть, дальше она сама выберет свой путь и определит те, необходимые качества, которые захочет добавить в свой характер.

Моя старшая дочь Юля пошла учиться на врача-ветеринара, а ее увлечением была школа моделей. Этот выбор привел ее к строгости в питании, появилось серьезное отношение к своему и нашему здоровью, стала красивой походка, осанка, макияж, она стала стильно одеваться.

Вторая дочь Галя встала на путь религии ислам. И появилась требовательность к собственной нравственности, выполнению предписаний в поведении, общении с людьми, необходимость соблюдать законы, предписанные мусульманам. Могу с твердой уверенностью сказать, что любая религия делает человека лучше, чище и честнее. На этой дороге моя дочь нашла себя и свое счастье.

Третья дочь Алина получила профессию юриста, но пока ей интересно многое: искусство, танцы, психология, тренинги, история рода, и другие области развития. Нам родителям придется подождать, пока она выберет свой путь.

Четвертая дочь Эльмира получила диплом экономиста, но пока находится в поиске своего предназначения.

Я верю, что у каждой дочери есть внутренний стержень. Они готовы к жизни. Их золотая нить женского достоинства уже украшена многими красивыми и нужными качествами. А значит, все будет хорошо, Господь рядом, жизнь прекрасна и они решат свои творческие задачи и будут полезны и нужны людям!

За ними наша любовь, сила рода, твердая вера, верность принципам и женское достоинство, которое надо нести, как знамя, ведь это то, что у них есть. Мы воспитали его, когда они были девочками!

Вывод: Девочка станет настоящей счастливой женщиной, если будет нести внутри себя ощущение счастья, веры и любви!

Все просто - дальше, счастье само проложит путь в реальный мир и воплотится в ее судьбу!

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Гость 18 февраля 2014 09:29:29

Очень интересная и познавательная статья. Я рада за вас. У вашей семьи есть история - это ваш фундамент. Лучшие традиции, должное воспитание перетекают из одного поколения в другое, бережно хранится и преумножается, благодаря вашим бабушкам и вам. Уверена, что и ваши дочери достойно пронесут "родовое" знамя и передадут своему будущему поколению. Желаю вашей семье крепкого здоровья! Спасибо.

Гость 23 февраля 2014 01:17:28

Трогательно и познавательно. Хочется брать с вас пример. Спасибо за такую чудесную статью!

Марина 30 августа 2015 15:49:45

Это история благородной семьи. А есть еще и пролетариат. Спасибо!

Евгения 10 сентября 2015 17:52:53

Статья больше давит, чем вдохновляет. И в целом не очень понятно, зачем она на этом ресурсе. Но, видимо, кому-то помогает. Меня наоборот расстроила. Потому что не у всех родов есть такая история, и не все родители такие идеальные, что будто из сказки вышли. Не у всех есть такая мощная база позитивного воспитания. Эта статья не для читателя. Она для автора. В ней только о чем и говорится, что об авторе. Не о том, чем он может помочь миру этой статьей. А больше о собственном достоинстве и чувстве отношения к чему-то великому. Если есть и выводы для читателя, они банальны и поверхностны. Чувствуется идеализация как своего образа, так и других. Сказано только о позитивных чертах. Складывается ощущение, что читаешь сказку. Если конечно это вся правда о семье, то я очень рада за автора.

Развитие темы

Связанные статьи

Самые популярные материалы