Забавные выходки родителей, или «Анархия» для подростков

Вы долго бились над проблемой, связанной с вашим сыном или дочерью. Только что вы отстаивали свою позицию, которая, как вы надеялись, должна была позволить вам решить эту проблему, а она так и не разрешилась. Вся ситуация в целом может казаться вам тупиковой. Следовательно, пришло время для паузы миннесотского толстяка.

Миннесотским Толстяком звали одного пожилого чемпиона по бильярду, который однажды на протяжении многих часов состязался со способным молодым соперником. Они проиграли всю ночь напролет, и, наконец, уже под утро оказалось, что ни один из усталых, со слезящимися глазами, вспотевших и выпачканных мелом игроков не может выиграть. Положение было явно безвыходным. И в этот момент Миннесотский Толстяк на несколько минут оставил игру и отправился в мужскую комнату. Там он спокойно вымыл лицо и руки, смочил и причесал волосы и переоделся в свежую сорочку, которая оказалась у него по случаю. Затем он вернулся к игре и, освеженный физически и психически, выиграл ее.

Сделайте паузу, проведя некоторое время абсолютно вне ситуации общения с вашим ребенком; по крайней мере на несколько часов займитесь чем-нибудь, что доставляет вам подлинное удовольствие, так чтобы в течение всего этого времени вы были бы настолько поглощены этим приятным занятием, что даже и не вспоминали о ребенке. Совершите долгую пешую прогулку, или же отправьтесь на несколько часов или дней к своим друзьям — годится все, что вам захочется сделать, чтобы привести себя в порядок. Затем, освеженные этой паузой, сконцентрируйтесь на последующих шагах, которые мы порекомендуем вам для работы над вашей проблемой.

Если ребенок делает то, что относится к перечню событий жизни родителя, то, по-видимому, он или она хочет командовать и распоряжаться вами. И очевидно, он или она может делать это, поскольку знает, что именно вас заводит и что именно вы делаете, когда вас тем или иным образом заведут. Вы предсказуемы. Нелепо, но весьма вероятно, что один из способов, делающих вас предсказуемым, сводится к следующему:

Если ваш ребенок достаточно долго упорствует и доставляет вам много неприятностей, вы начинаете действовать в точном соответствии с его или ее программой, лишь бы добиться примирения.

Данный шаг необходим для того, чтобы сформировать у вашего ребенка совершенно иное, новое представление, а именно: что бы вы ни сказали, вы будете следовать этому вне зависимости от того, сколько усилий приложит он, вынуждая вас спасовать. Другими словами, его прежний прогноз о том, как вы будете себя вести, должен оказаться ошибочным.

Мы полагаем, что крайне важно дать возможность ребенку познакомиться с вашим новым, до некоторой степени непредсказуемым Я. Поэтому приготовьтесь проделать некоторые забавные поступки, которые помогут вам стать более смелым, непосредственным и чудаковатым человеком.

То, что до настоящего времени происходило между вами и вашим ребенком, по-видимому, достаточно точно отражено в следующих положениях:

  • Ваш ребенок совершает с трудом контролируемые, непредсказуемые, сумасшедшие выходки, а вы оказываетесь в роли обеспокоенного и за все отвечающего человека.
  • Разговаривая друг с другом, вы оба концентрируете внимание только на том, что делает ваш ребенок, что он хочет, как он воспринимает и переживает происходящее; все то, что вы делаете, хотите и переживаете, либо вовсе не играет никакой роли, либо играет очень незначительную роль в ваших разговорах.
  • Вы проявляете беспокойство о том, что собирается делать ваш ребенок, а ваш ребенок совсем не беспокоится о том, что будете делать вы, потому что он видит в вас сложившегося, полностью предсказуемого человека, который известен во всех отношениях.

Давайте хотя бы частично изменим эту ситуацию, поставим вас обоих в более равные отношения.

Вот как мы предлагаем вам сделать это.

Вообразите, что на протяжении многих лет вы жили в группе каторжников, закованных в кандалы и скованных одной цепью. В этой группе вы так долго выполняли одно и то же, что теперь уже даже не можете воспринимать ситуацию, свои обязанности, других заключенных, справедливость или несправедливость происходящего, но просто функционируете, выполняя с тупым упорством автомата те задачи, которые, как вы думаете, вы должны выполнять. Теперь представьте, что вас внезапно освободили. Физически вы находитесь все еще в той же самой ситуации, но теперь свободны, вольны остаться в ней или же выйти из нее, выполнять одни и те же привычные действия или же заняться чем-то новым — словом, как свободный человек, вы вольны пересмотреть всю свою ситуацию. Посмотрите теперь на свою жизнь как такой свободный человек и начните снова и снова обращаться к самому себе со следующими словами:

Я свободна поступать, как хочу; что же я хочу сделать прямо сейчас — в течение следующих пяти минут?

  • Побегать?
  • Поговорить?
  • Прилечь и отдохнуть?
  • Немного потанцевать?
  • Посмотреть, сколько разных цветовых тонов я могу увидеть, не меняя своего положения?
  • Ничего не хочу?

Я свободен поступать, как хочу; что же я хочу сделать в течение следующих нескольких недель или месяцев?

  • Купить пишущую машинку?
  • Поиграть на фондовой бирже?
  • Похудеть на двадцать фунтов?
  • Заняться резьбой по дереву?

Я свободен поступать, как хочу; что бы я сделал, если бы был немного чудаковатым?

  • Побегал на четвереньках?
  • Стал бы менять места работы?
  • Слушал пластинки всю ночь?
  • Похохотал?

Когда вы были маленьким ребенком, у вас, несомненно, появлялось множество соображении о том, что вам хотелось бы сделать. Способность размышлять подобным образом у вас вовсе не утрачена; она всегда в вашем распоряжении.

Я свободен поступать, как хочу: что бы я сделал прямо сейчас, если бы мне было всего пять лет?

  • Вытянулся вверх и посмотрел, могу ли я коснуться потолка?
  • Побегал в струях садового разбрызгивателя и продрог?
  • Нырнул в сугроб в купальном костюме? (Один из авторов книги проделал именно это).
  • Убежал от моих детей на несколько дней? (Да, один из нас сделал это тоже).

Отвечая на эти вопросы, постарайтесь не ограничивать себя, и пусть ваши ответы будут настолько сумасшедшими, насколько возможно. Затем отберите самые сумасбродные поступки и совершите их. Следующие придуманные нами примеры показывают, как все это можно проделать:

Однажды ваш сын Тони является домой после трех часов ночи. Он пробирается в дом насколько возможно тихо, так как не хочет, чтобы его поймали за этим и отругали: «Тебя ждали дома к двенадцати», «Ты пришел слишком поздно», «Где ты был?», «Теперь ты будешь сидеть дома». Открыв входную дверь, он с удивлением слышит зажигательную мексиканскую музыку, а потом видит, что вы, лежа на полу, что-то увлеченно пишете в окружении каких-то бумажек, грязных кофейных чашек и магнитофонных кассет. «Что ты делаешь?» — выпаливает он (чуть ли не впервые он спросил вас, что вы делаете). «Я решила не ложиться спать до тех пор, пока не выучу все испанские слова, которые встречаются в моих записях».

По пути на работу, как всегда, везете дочь в школу. На перекрестке вы обычно поворачиваете налево, но на этот раз делаете поворот направо. «Папа, куда ты едешь?» — спрашивает дочь с недоверием (чуть ж не впервые она спросила вас, куда вы едете). А вы говорите: «Попробую сократить путь, проехав по Ривер Роуд. Я загадал расстояние и хочу посмотреть, насколько был точен».

Ваша дочь Марсия уже несколько раз за последние полчаса пыталась войти в ванную комнату и каждый раз замечала, что вы все еще там. «Мама, что ты там делаешь?» — наконец говорит она (чуть ли не впервые она спросила вас, почему вы так долго принимаете ванну). «Я принимаю пенную ванну и ем омлет с воздушной кукурузой, который я себе сделала»,— говорите вы.

Все это «чуточку сумасшедшие» поступки; мы просим вас совершать их побольше и фактически выработать у себя привычку делать их постоянно. Количество таких поступков должно быть ограничено только вашей способностью придумывать их; мы же обнаружили, что если однажды вы смогли придумать несколько подобных причуд, то они затем все с большей и большей легкостью начинают приходить вам в голову. Проделывать их настолько забавно, что, начав как-то раз, легко привыкнуть совершать их не только в отношении вашего ребенка, но и для себя, так как они доставляют удовольствие сами по себе.

То, что вы подобным образом «сходите с ума», вносит коррективы в баланс происходящего между вами и вашим ребенком, так что:

  • По крайней мере часть времени вы позволяете себе трудом контролируемые, непредсказуемые, сумасшедшие выходки, оставляя роль обеспокоенного и за все отвечающего человека за вашим ребенком, если, конечно, он или она захочет принять ее.
  • По крайней мере часть того времени, когда вы разговариваете с ребенком, вы оба концентрируетесь на том, что вы хотите, как вы поступаете, как вы воспринимаете и переживаете происходящее.
  • По крайней мере часть времени вы совершенно не испытываете беспокойства. Если же у кого-то и возникает какое-либо беспокойство, то у вашего ребенка, гадающего, что же вы выкинете в очередной раз, поскольку он или она начинает видеть в вас непредсказуемого человека.

Как человек, вы всегда были непредсказуемы, но ребенок не знал этого, и обнаружить в вас такую особенность — одно из самых приятных открытий для него или нее. Ваш ребенок не знает о вас всего, не знает вас во всех отношениях. И как вы сами заметите, проделывая этот шаг, вы также не знаете себя полностью, а обнаружить в себе какие-либо возможности для нового поведения столь же приятно.

Обратите внимание, мы не требуем, чтобы вы совершали что-либо, что может повредить другим людям. Мы всего лишь просим вас сделать то, что принесет вам ощущение большего счастья, большей свободы и уверенности в том, что вы сможете позаботиться о ваших собственных желаниях.

Когда вы в достаточной степени напрактикуетесь в спонтанности и непредсказуемости, чтобы чувствовать себя вполне спокойно, поступая подобным образом, переходите к следующесу шагу.


Теперь ваша задача состоит в том, чтобы упрочить доверие к вашему слову и доказать ребенку: если вы говорите, что что-то сделаете, то вы сделаете это непременно. На четвертом шаге мы начнем подготовку к тому, чтобы, в том случае, если серьезные проблемы в отношениях с ребенком не найдут своего решения, использовать, пока дело не зашло слишком далеко, метод конфронтации и ультиматума, родительскую забастовку. Но прежде чем переходить к этим действительно ультимативным мерам, крайне важно добиться, чтобы ребенок поверил: все, что бы вы ни сказали, вы обязательно сделаете. С серьезным заявлением о вашем намерении «бастовать» стоит выступать только в том случае, если ваш ребенок считает, что вам действительно можно верить. Если же вы выдвигаете этот ультиматум, а ребенок думает, что на самом деле вы не намереваетесь привести его в исполнение и можете уступить, спасовать, то он или она начнет с вами своего рода игру, балансируя на грани между войной и миром. Он будет продолжать совершать проступки хотя бы для того, чтобы посмотреть, собираетесь ли вы приводить в исполнение свой ультиматум. С другой стороны, если ребенок очень хорошо знает, что это действительно ультиматум, потому что вы всегда делаете то, что обещаете сделать, тогда он или она может с полной ответственностью выбрать: либо принять ультиматум, либо отклонить его — со всеми вытекающими из этого решения последствиями.

Таким образом, этот шаг представляет собой подготовку к ультиматуму, предназначенную для того, чтобы упрочить у ребенка уверенность: на вас можно положиться; а то, что вы говорите, вы сделаете.

Мы просим вас привести вашему ребенку серию соответствующих эффективных и наглядных свидетельств или подтверждений.

От вас потребуется известная смелость и изобретательность; но все это может быть и забавным. Вот как это делается.

Во-первых, выберите какую-нибудь небольшую частную ситуацию, доставляющую вам некоторое беспокойство. Эта ситуация необязательно должна быть связана с проступками вашего ребенка, хотя и такое возможно. Пусть это будет чем-то не очень значимым, но случающимся достаточно часто таким, как:

  • Кто-то постоянно оставляет зубную пасту на раковине, вместо того чтобы убрать ее в ящик.
  • Когда все собираются за ужином, дети всякий раз устраивают шумные споры.
  • На ступеньках лестницы на второй этаж всегда валяется то одно, то другое, так что я боюсь споткнуться и упасть, когда поднимаюсь или спускаюсь по лестнице.

Во-вторых, используйте все ваше воображение, чтобы придумать что-нибудь, что вы могли бы сделать, если подобное повторится вновь. Однако придуманное вами должно отвечать следующим условиям:

а) Оно должно улучшать ваше самочувствие и ослаблять эмоциональный сигнал от происшедшего.

б) Оно не должно никому приносить вреда, а также не должно быть направлено непосредственно на вашего ребенка.

в) Оно может быть немного странным — безрассудным, чрезмерным, неожиданным или ошеломляющим.

г) Оно должно быть достаточно эффектным и наглядным, чтобы окружающие и особенно ваш ребенок непременно обратили на него внимание.

д) Оно должно находиться в некотором отношении с тем происшествием, которое досаждает вам, но при этом в самом происшествии никого не надо обвинять, или, другими словами, никому не следует уделять отрицательное внимание.

е) Оно должно быть чем-то таким, что вы вполне можете от начала и до конца проделать сами.

Вот, например, что вы могли бы сделать в связи с упоминавшимися выше досадными происшествиями:

  • Написать зубной пастой на зеркале в ванной комнате большое объявление: «Я хочу, чтобы пасту убирали!
  • Взять свою еду и приборы, торжественно и церемонно расставить все на подносе, отнести его в свою спальню и закрыть за собой дверь, чтобы тихо и мирно поужинать в одиночестве.
  • Взять все, что вы обнаружите на ступенях лестницы, и зашвырнуть в подвал или на крышу дома или в ванну. (Эти действия распространяются не только на одежду вашего ребенка, но на любую одежду, оставленную на лестнице).

Мы поговорим более подробно о разновидностях тех действий, которые вы можете совершать, после того как станет ясно, что следует делать с самими этими действиями.

Когда вы придумаете нечто, что вам хотелось бы сделать, придержите это в уме, а затем:

В-третьих, как только данное происшествие случится в очередной раз, объявите вашей семье, чего вы хотите, сделав это в форме спокойного, ненапряженного Я-высказывания, в котором нет слов «вы», «ты».

  • Я хотела бы, чтобы зубная паста хранилась в ящике.
  • Я на самом деле хочу, чтобы за ужином царил мир и была дружелюбная атмосфера.
  • Я хочу, чтобы на лестнице не валялись вещи.
  • Это своего рода разновидность мини-утверждения того, что на ваш взгляд, является справедливым.

В-четвертых, подождите до тех пор, пока ситуация не повторится вновь (вы должны быть достаточно уверены в том, что именно так и произойдет).

В-пятых, повторите для вашей семьи, чего вы хотите в данной ситуации, и на этот раз скажите, что вы сделаете, если не будет так, как вы хотите.

  • Я на самом деле хочу, чтобы зубная паста хранилась в ящике. Если этого не будет, то я напишу об этом зубной пастой на зеркале.
  • Я действительно хочу, чтобы за столом царили мир и спокойствие. Если этого не будет, я заберу свою еду в спальню и поужинаю там.
  • Я хочу, чтобы на лестнице ничего не валялось. Если я обнаружу, что она чем-то завалена, то все, что на ней найду, брошу в ванну.

Здесь вы, возможно, скажете себе: «Если я хочу, чтобы ванная комната была чистой и аккуратной, то нелогично размазывать зубную пасту по зеркалу». Верно, это нелогично, если принимать в расчет лишь довольно узкую перспективу обеспечения чистоты в ванной комнате. Но ведь ваша цель не сводится к чистоте ванной комнаты, и с учетом этой широкой перспективы другие, более узкие представления о логичности могут в свою очередь оказаться нелогичными. Старайтесь не попасть в плен представлений о логичности, постоянстве, последовательности, согласованности и т. д. своих действий. Зубная паста — всего лишь средство для упрочения в глазах ребенка того факта, что вы действительно существуете и способны держать свое слово.

В-шестых, подождите, пока ситуация не возникнет вновь (а после вашего последнего заявления ее повтор можно почти гарантировать). И, когда это произойдет, сделайте то, что вы обещали сделать. Проделайте это с удовольствием.

И в седьмых, если вы почувствуете радостное возбуждение и даже прилив сил в тот момент, когда будете проделывать все это, то данный шаг следует расценивать как успешно завершенный. Ведь то, чего мы хотим достичь,— это переживания свободы (вы не находитесь в ловушке, созданной ребенком или ситуацией), компетентности (вы можете позаботиться о себе) и радостного возбуждения (вполне уместно чувствовать себя веселым и нестесненным, поскольку вы свободны и способны действовать).

Теперь рассмотрим вопрос о том, что же именно вы можете избрать в качестве своих возможных действии.

Выбирайте то, что вы можете сделать для того, чтобы почувствовать себя лучше. Не делайте это с целью преподать урок вашему ребенку, свести с ним или с ней счеты, заставить его или ее сделать что-либо. Выберите что-нибудь, что вы можете сделать для себя, а затем на какое-то время забудьте об этом.

Убедитесь: то, что вы решили сделать, направлено скорее на вещи, нежели на людей; и когда придет время действовать, вы твердо и уверенно, без колебания осуществите задуманное. На этом шаге мы просим вас предпринять физическое действие, которое (в зависимости от того, как оно проделано) может оказать одно из двух очень различных влияний на окружающих вас людей. Если вы реализуете его импульсивно, будучи рассерженным или расстроенным, или если вы направляете его на другого человека или на принадлежащее ему имущество, то оно может побудить других к ответным действиям и даже проявлению насилия против вас. Если вы совершаете действие уверенно, твердо, обдуманно, так, что всем ясно: то, что вы делаете, имеет определенную цель и проводится вами с ощущением морального права. И если это действие не посягает на права другого человека или на его собственность, то оно может побудить и окружающих вас людей также вести себя с большей ответственностью. В этом заключается одна из причин, почему мы просим вас никогда не применять по отношению к ребенку мер физического воздействия. А если вы все же решите совершить действие, затрагивающее его или ее имущество, то заранее ясно и определенно скажите ребенку: вы намереваетесь поступить так, убедившись, что само это действие представляется вам справедливым. Если вы будете поступать данным образом, то, скорее всего, не вызовете ответного насилия.

Убедитесь, что каждый из тех поступков, которые вы решили совершить, является конкретным и одноразовым действием, а не долговременной возобновляющейся деятельностью. Нам доводилось видеть родителей, попадавших в затяжные споры с детьми, когда они говорили что-нибудь вроде этого: «Если ты не будешь работать в саду, я не буду стирать белье». Ребенок отвечает на это: «Если ты не будешь стирать белье, я не буду работать в саду» — и ситуация перерастает в перепалку. В результате ни стирка, ни работа в саду не делаются на протяжении долгого времени, и ваше возмущение нарастает. Сделайте же так, чтобы ваше действие было одноразовым и как бы подводящим черту под данным происшествием. Теперь, если беспокоящая вас проблема возникает вновь, вы свободны решать ее каким-нибудь новым способом. А до тех пор, ослабив досаждавший вам эмоциональный сигнал, можете заниматься своими делами.

Если сад не будет убран к четырем часам, мне будет неприятно быть на людях, и, когда вечером соберутся гости, я надену маску.

Каждый свой поступок такого рода сделайте настолько странным и драматизированным, насколько это будет приемлемым и удобным для вас. Мы не можем сказать, насколько далеко следует заходить в данном направлении, поскольку степень странности и театральности подобных поступков в значительной степени зависит от того, какова сложившаяся в вашей семье атмосфера и каков ваш собственный жизненный стиль. В семье, где в целом преобладает атмосфера деликатности, вежливости и сдержанности, весьма незначительные, лишь слегка драматизированные поступки могут иметь большое влияние на ребенка. В другой семье, скажем, в той, где четверо или пятеро детей и один родитель и дети верховодят и открыто распоряжаются им, может потребоваться гораздо более драматизированное поведение, для того чтобы привлечь их внимание. Например:

Миссис И. всегда была очень тихой и скромной. Для ее семьи вполне драматизированным событием был случай, когда в присутствии всех она объявила, что возьмет лишний кусочек масла для своей порции печеного картофеля, а затем так и сделала.

Миссис Б. сказала своей семье, что собирается сбежать на три дня. Затем она собрала чемодан и уехала.

В целом же мы думаем, что те родители, которые прочитают эту книгу, не проиграют, если будут настолько странными и театральными, насколько это возможно. Весьма вероятно, одна из ваших проблем в прошлом состояла в том, что вы были слишком склонны следовать традиционным родительским обязанностям и позволили вашему ребенку вести себя непредсказуемо. Поэтому примите для себя саму возможность таких действий, которые вы никогда не совершали раньше, и порадуйтесь тому ощущению бесстрашия, которое все это может принести вам.

И наконец, не проявляйте чрезмерного беспокойства относительно тех поступков, которые были выбраны вами совершенно правильно. Лучше, совершив их, немного перебрать, чем сдержаться и продолжать чувствовать себя третируемым.

Вот некоторые из поступков, которые отчаявшиеся родители совершали сами или же по нашим рекомендациям. Часть их нарушала те правила, которые мы сформулировали выше, и это, несомненно, несколько снизило их эффективность, но тем не менее само выполнение этих действий как таковое может стать существенным улучшением исходной ситуации.

Тихий и спокойный мистер Д. чувствовал себя почти полностью подавленным, потому что его крайне активные и шумливые приемные дети держались по отношению к нему вызывающе и либо открыто игнорировали, либо оскорбляли его. Когда мы порекомендовали мистеру Д. проделать что-нибудь эффектное, чтобы продемонстрировать им, что он существует и может сделать все, что бы ни сказал, он вспомнил о купленном им телевизоре. Телевизор стоял наверху в комнате, и дети постоянно им пользовались. Шум от телевизора и тот факт, что дети проводили все время за просмотром телепередач, не обращая никакого внимания на отчима, приводили мистера Д. в отчаяние. Он решил, что в следующий раз, когда дети будут оскорбительно вести себя, по отношению к нему, он может спокойно взять этот телевизор, поднести его к окну и выбросить в сад. «Я хочу чувствовать, что меня считают здесь человеком. Если же я почувствую, что это не так, я выброшу телевизор из окна».

Миссис У., впечатлительная и живая женщина, сказала членам своей семьи следующее. Она очень недовольна тем, что почти каждую ночь ее кто-то будит, когда возвращается домой около двух или трех часов ночи. И в следующий раз, когда ее таким вот образом разбудят, она будет громко кричать. Несколько дней спустя ее сын Метью (16) снова пришел домой очень поздно. Миссис У. поднялась с постели, надела халат, вышла на середину улицы и три раза изо всех сил прокричала: «Метью У. поступает несправедливо!» Затем она вернулась домой и отправилась спать.

Миссис Т. высказала всем членам семьи, что она думает по поводу уборки кухонного мусора: она хочет, чтобы эта работа выполнялась, и одновременно чувствует несправедливость, когда ей приходится выносить мусор, так как у нее и без того вполне достаточно разного рода работ по дому. Мы предложили ей вот что. В следующий раз, заметив полное мусорное ведро, она скажет: «Если до полудня мусор не будет вынесен, я подам его на обед». Затем ей пришлось достать самые лучшие серебряные приборы и посуду и очень искусно с художественной точки зрения сервировать тарелки жидкой кофейной гущей, апельсиновыми корками, картофельными очистками.

Миссис Г. решилась сказать в ходе консультации, которую проводил один из нас с ней и ее мужем: «Я так расстраиваюсь, когда нестираное белье просто бросают на пол, вместо того чтобы положить в корзину для белья, что мне приходит в голову: в следующий раз, когда я найду белье на полу, я вышвырну его с балкона перед домом». В числе того, что оказывалось на полу, была упомянута и одежда ее мужа. «Что же, довольно справедливо»,— отреагировал он.

Мистер М., желая привнести в свою каждодневную жизнь больше физической активности, решил использовать это стремление для решения той проблемы, которая у него была. Он сказал своим детям: «Мне трудно вести машину, когда в ней постоянно возятся и кричат. Если это повторится, я остановлю машину, выйду из нее и пойду пешком».

Проделав несколько раз подобного рода действия, вы почувствуете, что ваш ребенок начал воспринимать вас несколько иначе. Возможно, вы подметите озадаченное или задумчивое выражение на лице ребенка, когда он или она смотрят на вас; или же ребенок начнет советоваться с вами, спрашивая, например, будете ли вы дома или будете ли вы готовить обед; или же станет изредка проявлять по отношению к вам небольшие знаки внимания, спрашивая вас, например, не хотите ли вы чего-нибудь из того, что он или она приготовил (приготовила) для себя на скорую руку. Вы обнаружите (и это еще более важно), что начинаете чувствовать себя спокойнее и увереннее, предпринимая те или иные действия, чтобы позаботиться о себе. Вы станете замечать: когда возникает проблемная ситуация и вы ощущаете эмоциональный сигнал, вашей первой мыслью оказывается не «Мой ребенок ведет себя плохо», но «Что я могу сделать, чтобы помочь себе?». К вам может прийти и надежда — волна чувства, как бы говорящего вам: «Я не должна мириться с несправедливым обращением! Я всегда могу позаботиться о себе!»

Теперь начните постепенно распространять данный подход и на другие, несколько более важные и значимые проступки ребенка, досаждающие вам, в конечном счете включая в их число те пункты из перечня событий жизни родителя, которые все еще представляют для вас проблему.


Решение мамы

Автор: Дж. Добсон, книга «Не бойтесь быть строгими»

Когда я был подростком учителям нелегко приходилось со мной, и меня не раз вызывали к директору школы, где я выслушивал строгие нотации или получал несколько ударов резиновым шлангом (тогда такая мера считалась допустимой). Эти наказания, однако, не оказывали на меня никакого воздействия, и мама испытывала все большее беспокойство в связи с моими низкими оценками и безответственностью. Вскоре ее терпение лопнуло.

Однажды, когда я вернулся из школы, она усадила меня рядом с собой и твердо сказала: «Я знаю, что в школе ты валяешь дурака и не выполняешь задания. Знаю и то, что у тебя немало неприятностей с учителями». (Мне всегда казалось, что на нее работала группа детективов, сообщая ей каждую деталь моей частной жизни, хотя сейчас я думаю, что у нее были лишь острый ум, зоркие глаза и неимоверно развитая интуиция). Она продолжала: «Так вот, я все обдумала и решила, что я ничего не буду делать в связи с этим. Я не буду тебя наказывать. Не буду лишать тебя развлечений. Я даже не буду больше разговаривать на эту тему».

Я уже почти вздохнул с облегчением, когда она продолжила: «Но запомни одну вещь. Если директор хоть раз вызовет меня в связи с твоим поведением, то обещаю тебе, что на следующий же день я приду в школу вместе с тобой. Весь день я буду ходить за тобой по пятам. Я буду водить тебя за руку на переменах и на обед и в течение всего дня участвовать во всех твоих разговорах. А в классе я поставлю стул рядом с твоим местом или даже усядусь на одном стуле с тобой. В течение целого дня я буду безотлучно находиться возле тебя».

Это обещание повергло меня в ужас. Если моя мамочка станет следовать за мной на глазах всех моих приятелей, это будет социальным самоубийством. Не могло быть худшего наказания! Надо полагать, учителя были немало удивлены тем, насколько исправилось мое поведение и улучшились отметки к концу учебного года. Я просто не мог допустить, чтобы мама получила этот фатальный для меня вызов. См.→


Возможный вариант разговора с подростком, чтобы он делал уроки, а не развлекался за компьютером: "Сережа хочет отдыхать за компьютером".

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Карпенко Кирилл Евгеньевич 2 ноября 2013 15:33:24

Выбросить телевизор в окно - это круто!

Развитие темы

Связанные статьи

Самые популярные материалы