Баловать нельзя контролировать (Р. Берман)

Аннотация

Современные родители впали в очередную педагогическую крайность: сегодня считается правильным всячески баловать, поощрять детей, одобрять каждый их шаг и ни в коем случае не ругать и не огорчать. Звучит вроде бы неплохо, однако на деле такой подход угрожает психологическому здоровью будущих поколений не меньше, чем родительская тирания, общепринятая для прошлых десятилетий. Избалованные, не привыкшие к самостоятельности дети вырастают инфантильными и фактически незрелыми личностями. Робин Берман, дипломированный психотерапевт и мать троих детей, предлагает взять лучшее от прежней системы воспитания (когда потребности детей никого не интересовали) и от современной. В своей книге она постаралась объяснить взрослым, как надо проявлять родительскую любовь и заботиться о своих детях, чтобы они выросли уверенными в себе, самостоятельными, счастливыми людьми, умеющими любить и делать счастливыми других.

Введение

Есть люди – и их не так уж мало, – всю жизнь продолжающие мечтать о любящих, заботливых родителях, которых им не повезло иметь. Я психотерапевт, и меня очень часто охватывает грусть, когда мои пациенты со слезами на глазах вспоминают свое детство, те моменты, которые заставили их страдать, и признаются в том, что это до сих пор влияет на их жизнь. Я много раз мечтала обзавестись волшебной палочкой, вернуться в прошлое и изменить эти ситуации – до того, как они воздействуют на моих пациентов, на их самовосприятие и осознание своего места в мире. Надеюсь, что эта книга станет для вас той самой волшебной палочкой, которая поможет вам превратиться в таких родителей, о которых мечтают дети.

Сама я обожаю детей. Сколько себя помню, они всегда окружали меня. Я была приходящей няней, затем – консультантом в детском лагере, помощником учителя и, наконец, поступила на медицинский факультет, мечтая стать педиатром или детским психиатром. И тут осознала, что здоровые во всех отношениях дети вырастают лишь у здоровых родителей, – и решила, что именно в этой области лежит мое призвание. Если мы будем уделять больше внимания тому, как именно выполняем родительские обязанности, то тем самым избавим своих детей от множества бед в будущем. Подумайте, насколько свободнее и счастливее вы бы стали, если бы ваши родители разумнее подходили к воспитанию и больше заботились о том, что вам по-настоящему нужно.

Когда я писала эту книгу, моей единственной целью было пробудить лучшие чувства в душах пап и мам, чтобы они относились к своим родительским обязанностям со всей ответственностью. Как врач, я верю в профилактику. И эта книга – прежде всего средство профилактики родительских ошибок. Я искренне надеюсь, что написанное мною поможет вам построить более глубокие и эмоциональные отношения со своими детьми. Мне никогда не были близки традиционные представления о родительстве, сохранившиеся с тех времен, когда ребенка видели, но не слышали, когда наказания были исключительно физическими и не заставляли себя долго ждать, а бить детей считалось вполне естественным. Тогда пристыживание и запугивание воспринимались как действенные методы контроля детского поведения, и я не раз слышала от сегодняшних взрослых, что в детстве они боялись своих родителей или постоянно испытывали чувство стыда. Могу вас заверить в том, что это отнюдь не способствует воспитанию чувства собственного достоинства.

Сегодня поколение вечно отвергнутых детей выросло – и хочет уделять своим детям больше внимания, чем доставалось от родителей им самим. Эти новые родители читают книги, ходят на лекции, усваивают прогрессивные взгляды. Многие из них всерьез заботятся о том, чтобы воспитать в своих чадах самоуважение. Мне нравится их подход. Но, как во время игры в испорченный телефон, по ходу действия теряется его смысл. В итоге вместо того, чтобы просто получить не принадлежавшее им прежде право голоса, дети становятся центром вселенной. Привычная семейная иерархия рушится, и ребенок становится боссом, помыкая старшими, как ему заблагорассудится. Каким-то образом идея воспитания у ребенка адекватной самооценки превратилась в стремление предоставить ему право вести себя как заблагорассудится, трястись над каждым его шагом, осыпать его чрезмерными похвалами, никогда не говорить «нет» – и все это из опасения задеть его чувства.

В попытках удовлетворять любое желание ребенка, чтобы сделать его счастливым, родители добиваются обратного результата. Маятник качнулся в другую сторону – и это привело к появлению целого поколения принцев и принцесс на горошине, каждый из которых считает себя избранным и при этом пасует перед малейшей трудностью. Стремление привить детям чувство собственного достоинства обернулось своей изнаночной стороной – и все из-за непонимания, из чего, собственно, это чувство произрастает. Родители таких детей больше думают о знаках отличия, чем о результатах учебы, а конкуренцию считают важнее взаимопонимания. Оказавшись в быстро меняющемся мире, мы потеряли способность смотреть вдаль, утратили внутреннюю гармонию и душевный покой. И разве это удивительно, что мы не сумели дать своим детям то, чем не обладаем сами? Маятник качнулся слишком сильно. В результате дети уже не чувствуют себя отверженными – вместо этого они превратились в объекты гиперопеки. При этом их важнейшие глубинные потребности по-прежнему не удовлетворены. Из лучших побуждений мы оставили их беззащитными перед стрессом. В итоге дети и подростки все больше страдают от повышенного уровня беспокойства, от депрессии, наркозависимости и склонности к суицидам. И я считаю, что просто обязана помочь им.

Итак, неужели в воспитании невозможно избежать крайностей и найти золотую середину? Быть может, она в том, чтобы отобрать лучшее из опыта наших родителей и из новейших теорий, отбросив то, что не приносит пользы?

К примеру, в прошлом главным было уважение к родителям, а сегодня мы поднимаем на щит уважение к детям. Но что, если попробовать строить отношения на основе взаимного уважения?

В прежние времена дети боялись родителей, сегодня с успехом эмоционально подавляют их. Быть может, стоит установить границы, внутри которых каждый будет чувствовать себя любимым и значимым?

«Тебе должно быть стыдно!» Прежде эта фраза была привычной мантрой, отравлявшей жизнь многим детям. Сегодня мы перекармливаем их бесконечными «Отлично!» и «Молодец!». Давайте же попробуем хвалить детей за конкретные достижения, достойные поощрения. А слово «стыдно» лучше вообще выкинуть из своего словаря.



Мы постоянно таскаем детей на разнообразные занятия, возлагаем на них – а заодно и на себя – безграничные надежды и в итоге лишаем себя возможности просто провести время вместе, в семейном кругу. Родительство из близких отношений превращается в профессию. Но все-таки это прежде всего отношения с ребенком, причем чрезвычайно важные для него. Ведь наши представления о себе формируются, по большей части, исходя из того, как к нам относились в детстве. Именно в детстве малыши учатся любви и доверию. В детстве закладываются основы нашего самовосприятия, формируется стержень личности. Прочная эмоциональная связь с родителями дарит чувство безопасности, которое помогает жить в мире с самими собой и смело выстраивать собственную судьбу. Именно поэтому я решилась написать книгу, посвященную этой связи. Работая над ней, я могла руководствоваться исключительно собственным опытом – матери, психотерапевта и ведущего родительских групп. Но все-таки мне хотелось охватить проблему шире, используя знания и опыт моих любимых учителей, талантливых наставников, родителей, замечательных педиатров, опытных врачей общей практики, да и самих детей тоже. Я исходила из того, что идеи, объединяющие столь непохожих людей, наверняка помогут нам взглянуть на проблему по-новому, более эмоционально и вместе с тем более здраво, и, быть может, понять, что она проще, чем кажется. Эта книга – собрание коллективной мудрости. Здесь я поделюсь с вами мнениями людей, с чьей помощью мне удается разрешать свои собственные родительские сомнения. Ведь что может быть хуже, чем разбираться с ними в одиночку! Это слишком сложно, и всякий раз находить верное решение попросту не удается. Это никому не под силу. Даже если в тот или иной момент вы твердо знаете, что делать, ваши инстинкты легко могут среагировать быстрее разума. Иногда родительство кажется непосильным бременем. И это понятно: ведь вы так переживаете, так любите, так хотите сделать все правильно!.. Что ж, теперь вам на помощь придет опыт многих людей. Вы вольны взять из него то, что кажется вам разумным и подходящим, отбросив остальное. Интервью для этой книги я конспектировала вручную – обычной ручкой на обычной бумаге. Я старалась как можно полнее записать мысли, которыми щедро делились со мной собеседники. Но я не фиксировала их дословно и не проверяла изложенные факты. Я лишь старалась ухватить главное в каждой из рассказанных историй. Многие из них я представляю именно такими, какими услышала, без единой правки. Тем не менее я убрала или изменила те детали, которые могли бы помочь узнать героев. Некоторые из описанных историй разворачивались в течение многих дней или даже лет – я объединила разрозненные эпизоды, чтобы ярче выразить суть происходившего и более четко донести до вас мысли моих собеседников. Здесь есть случаи как из моей собственной практики, так и из жизни моих пациентов, есть также истории, о которых я читала, слышала или наблюдала за их развитием со стороны.

Работа над этой книгой многому меня научила. И главный сделанный мною вывод звучит так: быть родителем – значит, воспитывать, прежде всего, самого себя, а потом уже – своих детей. Они дарят нам возможность расти и становиться более зрелыми личностями – если, конечно, мы позволяем им делать это. Но лишь в этом случае мы можем стать теми замечательными родителями, которыми мечтаем быть. А отдавая детям лучшее, что есть в нас, мы получаем таким образом возможность отблагодарить их за то, что они доверили нам ценнейшую из обязанностей – воспитание их душ.

Глава 1. Сейчас ненавидишь – потом поблагодаришь

Я часто задаю современным мамам вопрос: «Если бы, зайдя в самолет, вы увидели в кабине четырехлетнего пилота, вы бы чувствовали себя в безопасности?» Помните: самолет ведете вы, а не ваш ребенок.

Иделл Наттерсон, психолог

Если вы хотите узнать, что такое современное родительство, отправляйтесь в кафе Starbucks. Несомненно, вы вскоре встретите там хотя бы одного ребенка. О, а вот и он: очаровательный четырехлетний мальчуган с трогательными светлыми кудряшками. Но все очарование мгновенно пропадает, стоит ему открыть рот и начать ныть, выпрашивая у матери печенье и шоколадный коктейль, – хотя она уже не в первый раз просит его выбрать что-нибудь одно.

Тут уж все стоящие в очереди обращаются в слух: они надеются, что мать все-таки удержит свои позиции, хотя в глубине души отлично знают, что это ей вряд ли удастся. По крайней мере, я всегда болею за спортсмена-аутсайдера, имя которому – мать. Чем громче скандалит ребенок, тем большую неловкость испытывают окружающие. «Я хочу и коктейль, и печенье! Я не хочу выбирать! Ты злая!» Вся очередь закатывает глаза. В этот момент мне приходится взять себя в руки, чтобы не вмешаться. Наконец, я подхожу к прилавку, заказываю латте – и вижу, как мальчик победно улыбается мне с печеньем и шоколадным коктейлем в руках. Я улыбаюсь ему в ответ и думаю: «Что ж, до встречи на моей кушетке через 20 лет!»

Почему в современной культуре воспитания эта сцена воспринимается как нечто совершенно обычное? Почему современные родители позволяют детям эмоционально подавлять себя? Матери и отцы зачастую ощущают себя заложниками своих отпрысков. Раньше детей никто не слушал – зато теперь они стали центром вселенной. Маятник качнулся в другую сторону – и теперь нам предстоит найти золотую середину между этими двумя крайностями воспитания.

Думаю, современные родители слишком легкомысленно относятся к поддержанию собственного авторитета. Когда-то их держали в кулаке и не жалели для них ремня – и они поклялись, что никогда не ударят своего ребенка. Идея замечательная – но не кажется ли вам, что нас занесло чересчур далеко? Структура родительской власти нарушена. Современные родители боятся занять позицию, которая принадлежит им по праву – позицию на капитанском мостике. Но если на корабле нет капитана, он не поплывет или, того хуже, пойдет ко дну.

Меня часто подмывает взять рецептурный бланк и написать на нем: «Я разрешаю вам быть родителем».

Многие врачи предлагают похожие рецепты:

Родительство – это автократия, а вовсе не демократия. Дети должны следовать правилам, иначе они станут неуправляемыми.

Д-р Ли Стоун, педиатр

Дети хотят знать, что кто-то несет за них ответственность, кто-то защищает их. Не бойтесь считать, что ваше мнение хорошо для ребенка. Не бойтесь брать на себя ответственность.

Д-р Дафна Хирш, педиатр

Родитель – это великодушный диктатор.

Д-р Роберт Ландау, педиатр

Нельзя позволять пациентам управлять психиатрической лечебницей.

Д-р Кен Ньюман, педиатр

Сегодня дети, к сожалению, слишком часто оказываются у руля​. И учтите: если вы будете потакать их плохому поведению, то неизбежно придете к такому результату.

На праздновании дня рождения семилетняя девочка подошла к хозяйке и спросила, подадут ли к торту мороженое, и если да, то будет ли оно с шоколадной крошкой или нет? Мать именинника, совершенно измученная праздничной суетой, пробормотала в ответ: «Наверное, да». И вот, когда настал момент традиционного песнопения «С днем рожденья тебя!», раздался недовольный требовательный голос Сюзи: «Я хочу мороженое!» Мать именинника явно рассердилась: девочка даже не подумала сопроводить свою просьбу словами «извините» или «пожалуйста». Тем не менее она достала упаковку мороженого с кусочками бисквита и стала наполнять тарелку Сюзи. «Это не с шоколадной крошкой! – закричала Сюзи еще громче и капризнее. – Это с бисквитом! Вы обещали с шоколадной крошкой! Я не люблю с бисквитом!» Мать именинника ласково обратилась к девочке: «Извини, я ошиблась. Я думала, оно с шоколадной крошкой. Если не хочешь мороженое с бисквитом, возьми фруктовый лед».

Наверняка вы уже догадались, что произошло дальше. Конечно, все было не так, как мы хотели бы. Конечно, в идеале на сцене тут же должна была появиться мама Сюзи, которая мягко объяснила бы дочери, что ее разочарование понятно, но ей предложили на выбор два вида десерта, и если ее это не устраивает, есть и третий путь – встать и уйти с праздника, раз она не в состоянии вести себя подобающе. И все без исключения родители, присутствовавшие на празднике, втайне мечтали бы, чтобы Сюзи выбрала третий путь…

«Я не хочу фруктовый лед! И я не люблю с бисквитом!» – продолжала вопить Сюзи.

Все взгляды устремились на маму Сюзи, которая, встав со своего места, направлялась к дочери. Драматизм этой сцены заставил гостей забыть даже об имениннике: они напряженно следили за тем, как мама пытается успокоить свое дитя. «Дорогая, солнышко мое, ангел мой! Мороженое с бисквитом просто замечательное! Ну попробуй, пожалуйста!» – уговаривала она девочку. Сюзи по-прежнему смотрела на нее исподлобья. «Ты же любишь фруктовый лед! – продолжала хлопотать ее мать. – Хочешь апельсиновый?» «Не-е-е-т! – прорыдала Сюзи. – Хочу с шоколадной крошкой!» Мы все, как завороженные, смотрели на мать Сюзи, вытянув шеи, подобно зрителям на теннисном матче, в надежде, что у спортсмена хватит сил на победный удар. Но мать Сюзи сделала то, чего мы никак не ожидали. Вместо того, чтобы спокойно настоять на своем, утвердив свой родительский авторитет, она начала лихорадочно выбирать из тарелки кусочки бисквита, кидая их себе в рот. Она изо всех сил старалась до конца исполнить роль миротворца. Я почувствовала себя жертвой на телешоу розыгрышей. Мы ждали, ждали… Но Эштон Катчер1 так и не появился.

Обладание безграничной властью небезопасно, в первую очередь, для самого ребенка. Родители все отчаяннее выплясывают перед своим чадом, пытаясь умиротворить его, – вместо того, чтобы утвердить, наконец, свой авторитет и установить четкие границы. И если вы все чаще ловите себя на попытках подкупить ребенка или поторговаться с ним, знайте, – вы потеряли власть в семье и больше не контролируете ситуацию.

Для начала поймите: дети, обладающие слишком большой властью, не чувствуют себя в безопасности. Они часто испытывают беспокойство, поскольку считают, что должны сами контролировать собственную жизнь, – понимая при этом, что сделать это они пока не в состоянии. Этот стресс, в свою очередь, запускает настоящую лавину опасных нейрохимических реакций. Своими руками создавать ситуацию, в которой развивающийся мозг ребенка буквально тонет в «гормоне стресса» – кортизоле, – это не самый мудрый шаг со стороны родителей.

Мне не раз приходилось лечить взрослых пациентов, страдавших излишней тревожностью. Один из них очень точно описал эту проблему: «В детстве я чувствовал себя очень неуютно, понимая, насколько легко могу манипулировать родителями. В этом чувствовалась какая-то опасность».

Мне кажется, современные родители не умеют переживать моменты, когда их дети испытывают негативные эмоции. Но вам придется научиться наблюдать за их разочарованиями и другими неприятными чувствами, не бросаясь тотчас спасать их от переживаний. В ином случае вы неизбежно, хотя и ненамеренно, будете уродовать детскую психику. Ведь если вы не в состоянии пережить их негативные эмоции, как им самим этому научиться?

Ваша задача как родителей – научить ребенка успокаиваться. Вам предстоит помочь ему выстроить свой собственный «эмоциональный иммунитет». Вакцина впрыскивает в нашу кровь микроскопическую дозу бактерий или вирусов, тем самым помогая сформировать иммунитет на случай встречи с реальной инфекцией. Считайте, что, помогая детям справиться с неприятными чувствами, вместо того, чтобы мгновенно пытаться избавиться от них, вы даете им «эмоциональную вакцину», оружие, которое поможет им справляться с эмоциональными проблемами в будущем. Родители, которым и подумать страшно о том, чтобы расстроить свое драгоценное чадо и которые стараются любой ценой оградить его от разочарований, оказывают ребенку медвежью услугу.

Достойно выполняя родительские обязанности, вы можете на некоторое время потерять благосклонность своего отпрыска. Но и в этом случае продолжайте думать: «Сейчас ты меня ненавидишь – зато потом поблагодаришь». Неужели ради того, чтобы вырастить из ребенка уверенного в себе взрослого человека, вы не готовы вытерпеть немного хныканья?

Подумайте, какой стратегии поведения учила Сюзи ее мать? «Если ты недовольна – кричи и капризничай как можно громче, чтобы настоять на своем. Твои капризы важнее, чем желания любого из присутствующих». Попробуйте представить, какой станет малышка Сюзи, когда вырастет. Вы бы хотели встречаться с такой девушкой? Вероятнее всего, после первой же встречи никто не пожелает продолжать с ней отношения.

Наша излишняя доброта способна в итоге обратиться в жестокость. Чтобы действовать правильно, нам необходимы мужество и здравый смысл. Ищите поддержки в осознании того факта, что у авторитетных родителей – тех, кто прислушивается к мнению ребенка, побуждает его к самостоятельности и при этом ясно и последовательно отстаивает свою главенствующую позицию, – в итоге вырастают дети, отлично приспособленные к жизни. Сегодня испортить ребенка гораздо проще, чем установить необходимые границы, но, в конце концов, помочь ребенку справляться со своими эмоциями и регулировать их – это ваша обязанность. Если родители беспомощны перед чувствами своих детей, те неизбежно вырастут эмоционально уязвимыми людьми.

Моя проблема в том, что дети знают: на самом деле мое «нет» означает «возможно».

Мать троих детей, Нью-Йорк

Невозможно стать настоящим родителем, следуя по пути наименьшего сопротивления.

Марк, разведенный отец

Единственный способ осложнить взрослую жизнь своего ребенка – это сделать его детство чересчур простым.

Бетси Браун, консультант по вопросам воспитания

Современные родители готовы слишком долго терпеть детские взбрыки и капризы. У некоторых матерей запас терпения, похоже, неиссякаем – они готовы без конца торговаться с детьми и выносить их истерики, чувствуя себя при этом героинями «Степфордских жен»2. Их детишки капризничают, ноют, кричат, а родители лишь беспомощно слушают эти вопли.

Мне просто интересно, сколько нынешние молодые родители могут повторять: «Если ты еще раз сделаешь это, то я…»?

Кэрри, бабушка

Больше всего меня поражает, насколько услужливыми становятся родители, когда их дитя начинает с ними торговаться. Создается впечатление, что они умиляются тому, каким ловким и сообразительным выказывает себя их чадо, – вместо того, чтобы, наконец, устать от его бесконечных попыток отстоять свои желания. Самые простые задачи – к примеру, лечь спать или уйти из парка, – приводят к спорам на четверть часа. Это по-настоящему выматывает.

Структура власти в семье перевернулась с ног на голову, и в результате множество детей чувствуют себя придавленными этим грузом. Они говорят все больше, все быстрее, чтобы только добиться своего, – и в итоге все оказываются в состоянии стресса. Родители вновь и вновь спрашивают меня: как вернуться к правильному положению вещей?

Наиболее эффективный метод, помогающий остановить маленького говоруна, я называю «переговорами наоборот». Он чем-то напоминает волшебное заклинание. Работает это следующим образом: вы должны заявить ребенку, что больше не собираетесь торговаться с ним. Если вы считаете, что эта задача невероятно сложна, – она такой и окажется. Но погодите, это еще не все! Дальше вы объясняете ребенку, что если он еще раз попытается выторговать что-нибудь для себя, то не получит не только того, на что надеется, но и того, что вы предложили ему с самого начала. Давайте рассмотрим небольшой пример:

РОДИТЕЛЬ: Сегодня ложишься в восемь часов.

РЕБЕНОК: Но я хочу поиграть до половины девятого!

РОДИТЕЛЬ: Нет, ты ляжешь в восемь.

РЕБЕНОК: Но это слишком рано!

РОДИТЕЛЬ: Ляжешь без четверти восемь.

РЕБЕНОК: Ладно, в восемь.

РОДИТЕЛЬ: Нет, теперь только в половине восьмого.

Ваша задача – настоять на этом, последнем времени отхода ко сну. Твердо держитесь своей позиции. Никаких послаблений! И не паникуйте раньше времени. Ааааа… и тишина. Все спокойно, все хорошо. Как будто кто-то наконец выключил радио, которое было раздражающим фоном. Если вы сумеете удержать свои позиции, ваш малолетний оратор исчезнет – и на его месте возникнет прелестное дитя в симпатичной пижамке, готовое немедленно улечься в постель. Крибле-крабле-бумс! И волшебным образом эта вечная фраза «Если ты еще хоть раз попробуешь…», крутившаяся у вас в голове, подобно заезженной пластинке, мгновенно умолкнет.

Иногда любовь воплощается в слове «нет».

Марианн Уильямсон, писательница

ЧТО ВЫ ДОЛЖНЫ ЗНАТЬ О СЛОВЕ «НЕТ»

Проверено психотерапевтами

Одобрено мамами

Нет.

Нет – законченная фраза.

Нет – это мой окончательный ответ.

Нет – это значит, что торговаться бесполезно.

Нет – не значит «может быть».

Пуп земли

Для начала давайте проясним, что не входит в ваши родительские обязанности. Вы не должны быть для ребенка великовозрастным товарищем по играм в песочнице, многофункциональным развлекательным центром в формате 3D и тем более «живой пустышкой», то есть подручным успокоительным средством. Если вы принимаете близко к сердцу любой детский каприз, помните: тем самым вы превращаете ребенка в эгоиста, не способного думать о нуждах других. Давайте остановимся на минутку и разберемся, какое послание мы передаем ребенку, бьющемуся в истерике в кафе Starbucks или на дне рождения. Мы как бы учим его: «Вопи громче, кричи истеричнее – и тогда ты получишь и печенье, и шоколадный коктейль, и все это – в придачу к ванильному мороженому, из которого, смотри, я уже выковыряла все кусочки бисквита!» Учить детей пониманию и сочувствию, объяснять, что мир отнюдь не крутится вокруг них, – значит, давать им куда более ценные жизненные уроки. Честно говоря, мне бы очень хотелось иметь возможность по ходу дела подсказывать матери Сюзи, что ей следовало бы делать:

Шаг 1. Остановитесь на секунду, успокойтесь.

Шаг 2. Признайте чувства ребенка: «Я понимаю, ты расстроена».

Шаг 3. Обозначьте границу: «Так себя вести нельзя».

Шаг 4. Дайте возможность самой выбрать правильную стратегию поведения: «Выбери один из двух десертов».

Шаг 5. Обозначьте последствия дальнейшего непослушания: «Если ты не можешь контролировать свое поведение, мы уйдем отсюда».

Шаг 6. Твердо придерживайтесь своей позиции. Удивите родителей, наблюдающих за вами: действительно уведите ребенка с праздника. Вы увидите: вас проводят громовыми аплодисментами.

Вы должны быть готовы решительно уйти с праздника. Если ребенок ведет себя неподобающе, это необходимо пресечь. Он должен твердо усвоить, что ваши угрозы – не пустой звук. Вы заработаете массу очков в глазах других мам, если, пообещав увести ребенка с празднества, действительно сделаете это.

Мать троих детей

Что действительно нужно Сюзи – так это четко обозначенная граница, твердое понимание того, что нельзя быть чересчур требовательной и издеваться над окружающими, пытаясь получить желаемое. Ей необходимо понять, как справляться со своим недовольством в случаях, когда ее желания не исполняются, научиться быть гибкой и находить компромиссы. Ее матери, в свою очередь, следует спокойно относиться к разочарованию дочери вместо того, чтобы тут же спешить на помощь.

Всегда думайте о том, что вы внушаете ребенку своим поведением, чему учите его. В разгар конфликта постарайтесь глубоко вздохнуть, взять паузу и взглянуть на происходящее со стороны. А потом загляните вперед и спросите себя: способствуете ли вы воспитанию в ребенке тех качеств, которые сами считаете значимыми? Поможет ли ваше теперешнее поведение развитию ребенка в долгосрочной перспективе, или вы просто стремитесь любой ценой решить сиюминутную проблему? К примеру, если бы мать Сюзи преподнесла дочери урок правильного поведения, он принес бы долгосрочную пользу.

Реакция ребенка не должна влиять на вашу родительскую позицию. Уверяю вас, этот компас заведет вас в никуда. Помните: вы старше, мудрее и адекватнее судите о происходящем. Не позволяйте своим чадам ввергать вас в сомнения, и даже если ваш ребенок скандалит все сильнее, не заводитесь сами.

Однажды дочь закричала: «Мама, если я о чем-то прошу, не надо сразу говорить “да”! Скажи, наконец, “нет”!» Я была потрясена.

Мать единственного ребенка

Сегодня на наших глазах растет поколение эгоистов, не понимающих нужд других людей. Как-то в первый день работы одна няня попросила мать проинструктировать ее, как ей общаться со своим семилетним подопечным. «Позвольте ему командовать – и день пройдет без проблем!» – ответила мама. Возможно, таким образом няня действительно сумеет обеспечить себе легкий рабочий день – но, несомненно, такой подход обещает в дальнейшем тяжелую жизнь для самого мальчика. В тот же день няня велела ему собрать игрушки. «Я скажу маме, и она тебя уволит!» – заявил он в ответ.

Это нехорошо – нет, пожалуй, следует подобрать более сильное слово, – это просто ужасно, когда у ребенка оказывается столько власти! Житейские воззрения этого мальчика слишком далеки от реальности. Он будет расти, и раздутое до неприличия чувство собственной значимости будет очень мешать ему в школе, а впоследствии оттолкнет потенциальных работодателей. Но если дети научились соблюдать иерархию в семье, потом они без проблем сумеют делать это в школе, на работе и в жизни в целом.

Один из способов дать детям понять, что не все в мире им подвластно, – отказывать им в желаемом, но не входящем в категорию необходимого. К примеру, одна мать как-то выдержала целую баталию при покупке плавок в Bloomingdale’s. Ее 13-летний сын активно настаивал на приобретении дизайнерской вещи. Но мать, лишь взглянув на ценник, тут же твердо сказала «нет», объяснив: «Я не буду покупать тебе дорогую вещь, из которой ты очень быстро вырастешь». Мальчик продолжал упрашивать, а потом, видя, что мать твердо стоит на своем, окончательно расстроился. «Ну почему нельзя? – канючил он. – Ты же можешь себе это позволить!» «Да, могу, – ответила мать. – Но не считаю, что эта трата будет разумной. Если захочешь, потом подашь на меня в суд за то, что я научила тебя принципу разумных трат». «Ладно, ты права», – сдался наконец мальчик. В подобных случаях вы должны быть готовы настаивать на своем до конца, поступая не так, как проще, а так, как полезнее для ребенка.

Но если иногда вы будете настаивать на своем, а иногда сдавать позиции, это приведет к катастрофическим последствиям. В психотерапии мы называем это «переменным подкреплением», подразумевая, что подкрепление, получаемое в ответ на определенное поведение, оказывается непредсказуемым. Отличным примером этого явления могут служить азартные игры. Кидая монетку в игровой автомат, вы иногда можете сорвать джекпот, но в подавляющем большинстве случаев этого не происходит. Тем не менее вы вновь и вновь возвращаетесь к автомату и кидаете монетку с одной и той же мыслью: «А вдруг…». Переменное подкрепление может способствовать укоренению дурного поведения. Если дети чувствуют, что ваши угрозы – пустой звук и что вы лишь иногда способны настоять на своем, добиться от них послушания будет почти невозможно. Если вы говорите «нет», но, в конце концов, в четырех случаях из пяти сдаетесь, ваши слова не будут значить ничего.

Лучше всего дети учатся, если вы настаиваете на своем постоянно. Мы называем это «фиксированным подкреплением». Именно такое ваше поведение учит детей тому, что вы говорите, что думаете, и делаете то, о чем говорите. Если же вы не умеете добиваться своего, дети приходят к выводу, что вы не заслуживаете доверия. Способ подкрепления, который мы используем, имеет решающее влияние на то, как действует ребенок, как он на нас реагирует и каким образом себя ведет. Ваши требования воспринимаются лучше всего, если они постоянны. Вы удивитесь, насколько быстро изменится поведение ребенка, если вы научитесь постоянно и неизменно настаивать на своем.

Без рук!

В современной семейной практике меня больше всего поражает и ужасает то, что дети бьют своих родителей! Увы, подобное чудовищное и категорически неприемлемое поведение сегодня – отнюдь не редкость. Конечно, когда предшествовавшие поколения родителей считали нормальным поднимать руку на ребенка – это было не менее ужасно. Родители никогда не должны использовать физические наказания, и из этого правила не может быть исключений. Подобным дурным примером вы учите ребенка тому, что можно решать проблемы с помощью насилия. Вы сами, своими руками, учите его неконтролируемому поведению. Давайте подумаем, какое послание вы передаете таким образом: «Мой ребенок отвратительно себя ведет. Отлуплю-ка я его как следует – и пусть знает, что если он чем-то расстроен, ему нужно лишь пойти и кого-нибудь побить!» Вот что он усваивает, вот чему вы его учите. Да, вам удастся добиться немедленного послушания – здесь и сейчас, но в долгосрочной перспективе вы, скорее всего, породите множество проблем. Исследования показывают, что дети, которых подвергали физическим наказаниям, чаще оказываются неспособными подчиняться требованиям дисциплины, чаще проявляют физическую агрессию, чаще становятся жертвами разного рода зависимостей и испытывают проблемы с психикой. «Меня пороли – и ничего, вырос нормальным человеком!» – это оправдание весьма распространено, но от этого оно не становится менее подлым. Воспоминания о пережитых в детстве физических наказаниях до сих пор мучительны для многих взрослых. И тот факт, что родители пороли детей веками, не делает порку правильным или хотя бы приемлемым методом воспитания.

Однако не менее отвратительно, когда сегодня, при вывернутой наизнанку иерархии власти, дети поднимают руку на родителей.

Сегодня отцы и матери посылают своим чадам такое послание: «Ты расстроен – что ж, иди сюда и отвесь мне хорошую оплеуху!» Вы, пусть и ненамеренно, учите его поднимать руку на близких – делать то, чего, как уже было сказано, делать ни в коем случае нельзя.

В парке мама, болтавшая с компанией таких же молодых родительниц, сообщила своей четырехлетней дочери, что через пять минут им пора уходить. Ребенок, скуксившись, заныл, что хочет погулять еще. Мама ответила, что у них больше нет времени, – и тогда девочка ударила ее по лицу. Смущенная женщина нервно засмеялась – и вернулась к прерванной беседе. Остальные матери были шокированы – и немудрено: ведь если ребенок позволяет себе ударить мать или отца, значит, всякое уважение к родителям потеряно.

Классу необходим учитель, кораблю – капитан, стране – президент, а ребенку – родитель. Ваши обязанности заключаются не в том, чтобы развлекать свое чадо, а в том, чтобы вырастить и воспитать его. То есть – установить правила и границы, оставаясь в рамках которых ребенок будет в безопасности.

Слишком много информации

Еще один перегиб, характерный для сегодняшней культуры родительства, – это излишние разговоры и избыток информации. Раньше родителям достаточно было произнести: «Нет, потому что я так сказал». Ну, а сегодня мы, напротив, готовы объяснять каждый свой шаг до посинения.

Сегодняшнее поколение родителей говорит, не умолкая ни на секунду. Отцы и матери не в состоянии просто проводить время с детьми – они стараются поддерживать контакт с ними с помощью постоянных разговоров. Но так можно свести детей с ума! Дети отключаются после первых же слов – они просто перестают слушать.

Специалист по дошкольному образованию

Я наблюдала, как двухлетняя девочка играла на балконе, меж тем как ее мать вела безостановочный монолог: «Эмми, не подходи близко к краю! Ты можешь упасть и сильно удариться! Это будет ужасно! Когда ты подходишь так близко к краю, я начинаю нервничать. Ты заставляешь маму нервничать! Мне скоро придется пойти к психотерапевту. Я не хочу, чтобы с тобой случилось что-нибудь плохое!»

Слишком много информации. Ребенку всего два года! Маме достаточно ограничиться кратким: «Милая, туда нельзя!» И все!

Говорите с ребенком коротко и ласково. Скармливайте ему небольшие кусочки информации, которые он может легко переварить. Если родитель говорит слишком много, ребенок может перестать воспринимать его слова – или, того хуже, на всю жизнь впитать родительские страхи и комплексы. Сами подумайте, насколько легко и просто, пусть и ненамеренно, мы вываливаем на своих детей собственные проблемы! Не правда ли, детям лучше обойтись без этого багажа?

Врачи, как известно, дают клятву Гиппократа. Было бы здорово, если бы родители давали похожую клятву, в которой, как и у медиков, главным пунктом было бы: «Не навреди!».

Мы должны отучиться проговаривать в беседах с детьми все наши собственные страхи и переживания. Для этого надо сознательно очищать свою речь от подобного мусора. Мозг ребенка постоянно развивается – так что не стоит наполнять его ненужными фактами, информационным шумом или, еще хуже, нашими собственными тревогами. Перед тем, как заговорить, глубоко вдохните и несколько мгновений поразмыслите. Выбросите из заготовленной речи то, что ребенку не стоит слышать. Именно в этом случае чем меньше будет сказано, тем лучше.

Это поколение слишком много говорит. Между тем привычка к излишним разговорам ослабляет вашу позицию как человека, облеченного властью. И дети перестают чувствовать себя в безопасности.

Врач, практикующий в одном из штатов Среднего Запада

Сегодня родители слишком много говорят. Дети от этого просто теряются.

Филис Клейн, специалист по дошкольному образованию

Слишком широкий выбор

Еще одна проблема, во многом схожая с избыточными разговорами, – проблема слишком широкого выбора, который вы предоставляете детям. Это также нарушает равновесие и может быть непосильно для ребенка. Сегодня родители дают детям возможность принимать все больше решений самостоятельно, тем самым переворачивая с ног на голову систему власти, присущую семье.

За исключением разве что царственных отпрысков династии Минь, сегодняшние юные американцы – самые избалованные дети в истории человечества, наделенные к тому же беспрецедентной властью.

Элизабет Колберт. Испорченные, The New Yorker

Ребенку трудно постоянно делать самостоятельный выбор. Я была очень удивлена, когда однажды стала свидетельницей того, как мать советовалась с пятилетней дочерью по поводу своей дальнейшей карьеры: «Как ты думаешь, стоит маме пойти на новую работу, в банк, или остаться на старой работе?»

Внимание, это опасно для детской психики! Мозг малыша пока не готов к принятию столь серьезных решений! Фронтальные доли головного мозга, отвечающие за критическое мышление, у детей пока еще находятся на самой ранней стадии развития и закончат формироваться в возрасте далеко за 20. Так что ваш малолетний отпрыск, с точки зрения неврологии, пока не готов принимать за вас решения. В тот раз девочка, посмотрев на маму, выдала: «Чего?!» Что ж, неплохо сказано.

Детям можно предоставлять право принимать решения – но в соответствии с возрастом. «Ты будешь курицу или макароны?» – нормальный выбор для пятилетней девочки. Но заставлять ее взвешивать плюсы и минусы работы в банке – абсурд.

Смиритесь с недовольством ребенка

Сегодня родители гораздо больше озабочены тем, чтобы дружить со своими детьми, а не тем, чтобы утверждать собственный авторитет. А детям между тем нужен лидер. Им нравится восхищаться человеком, который больше, сильнее и мудрее их.

Элен Бэйсиан, доктор философии, психолог

Пытаясь стать другом своему ребенку, вы играете с ним на равных. Проблема в том, что равенства между вами нет и быть не может. Выстраивая дружеские отношения с детьми, мы вновь нарушаем структуру власти в семье. Если вы – друг, а не родитель, значит, ваш ребенок остается сиротой. Эту проблему очень точно описала психолог и писательница Венди Могел: «Вашему ребенку не нужна дополнительная парочка великовозрастных приятелей. У него уже есть друзья – и все они веселее и прикольнее вас. А вот родители ему необходимы».

Как психотерапевт я часто встречаюсь с пациентами, мечтавшими, чтобы родители взялись, наконец, за выполнение своих обязанностей. Так, мама Джил, одной из моих пациенток, все время стремилась стать для дочери своей в доску. Она угощала ее компанию алкогольными напитками, когда они были еще несовершеннолетними, включала в машине любимую музыку дочери на полную громкость и одевалась по последнему писку молодежной моды. Когда Джил, которой на тот момент уже исполнилось 25, пригласила мать на совместный сеанс психотерапии, та была потрясена.

«Джил, ты – моя лучшая подруга, – начала ее мать. – Ты оставалась ею всегда, даже когда была еще малышкой. Я не понимаю, что не так?»

Джил взглянула на мать, и у нее на глазах показались слезы. «Мам, ты изо всех сил старалась стать моей подружкой, – ответила она. – Но у меня много друзей, а мама – только одна. Я не хочу, чтобы ты была мне подружкой, – я хочу, чтобы ты была мне матерью!»

Это очень важный момент. Детям нужны родители, дети хотят, чтобы они присутствовали в их жизни. И пусть ваши отпрыски будут время от времени недовольны вами из-за того, что вы грамотно выполняете свои родительские обязанности. В подобных случаях берите пример с величайших президентов США – например, с Авраама Линкольна. Обратите внимание, сколь благосклонна история к правителям, твердо державшимся курса, который почитали верным, – даже если из-за этого они теряли благосклонность своих современников.

Один замечательный отец на своем опыте узнал, как установление границ способствует формированию у ребенка чувства безопасности. Мать его сына умерла, когда тот был младенцем. Джей не знал счастья безусловной материнской любви. Из-за этого его отец очень страдал – и в результате портил сына. Он никогда не наказывал мальчика за плохое поведение. В 10 лет Джей устроил грандиозный скандал в магазине. Он хотел купить фильм, который прокатчики не рекомендовали детям младше 13 лет и который его отец считал неподходящим для сына по возрасту. Джей закатил настоящую истерику, упав на пол и дрыгая ногами. До этого я, работая с его отцом, много раз пыталась убедить его установить для мальчика границы и последовательно заставлять его придерживаться их. Однако до того случая у мужчины не хватало духу последовать моим советам. Но тут, наконец, его терпение иссякло. Он спокойно сказал сыну, что они отправляются домой без фильма. Джей прорыдал всю дорогу до дома. Но примерно через час мальчик уже выглядел абсолютно счастливым, хохотал и шутил с отцом. И вот в какой-то момент он спросил: «Пап, мы же не купили фильм – так почему мне так здорово?»

Правила дают детям спокойствие и уверенность.

Джуди Мэнсфилд, учительница начальных классов

Дисциплина и установление границ – это способ любить своих детей.

Мать двоих детей

Вы должны делать то, что в глубине души считаете правильным, даже если из-за этого вам придется потерять очки в глазах ребенка. Дети не обязательно должны понимать причины ваших поступков. В отличие от них, вы обладаете опытом, знаниями и способностью видеть перспективу, что детям пока еще недоступно.

Мы должны уметь окружить ребенка любовью в тот момент, когда он испытывает гнев, страдания, разочарование, и дать ему пережить эти чувства в безопасности. Мы должны уметь твердо держать курс, даже если буря эмоций захлестывает наших отпрысков с головой. Так что идите вперед, позвольте себе быть свободным и избавьтесь от страха выглядеть в глазах ребенка «плохим парнем». Спокойно отнеситесь к сегодняшнему недовольству вашего чада – и, я уверяю вас, история будет к вам благосклонна.

Когда мне было 14, отец казался мне настолько бестолковым, что я едва мог терпеть его присутствие рядом. Когда мне исполнился 21 год, я поразился, сколь многому мой старик сумел научиться за семь лет.

Марк Твен

Заметки психотерапевта

Сейчас ненавидишь – потом поблагодаришь

1. Родитель – это великодушный диктатор. Правила позволяют ребенку чувствовать себя в безопасности.

2. Не давайте ребенку эмоционально подавлять вас. У эмоционально нестойких родителей вырастают эмоционально нестабильные дети.

3. Ребенок, получивший слишком много власти, чаще всего испытывает из-за этого дискомфорт.

4. Стараясь удовлетворить любой каприз ребенка, вы рискуете вырастить из него эгоцентрика, не способного справляться с жизненными трудностями.

5. Представьте себе, какое будущее ждет ребенка, который ни разу не был наказан за плохое поведение и в результате так и не научился отвечать за свои поступки. Вы хотели бы иметь дело с таким человеком, когда он станет взрослым?

6. Если вы говорите ребенку: «Еще раз сделаешь так – и я…», – сделайте то, что обещали. Настойчивость и умение доводить дело до конца необходимы для сохранения эмоционального спокойствия ребенка и вашего собственного душевного здоровья.

7. Помните о главной цели – вырастить из ребенка хорошего человека. Регулярно повторяйте мантру: «Сейчас ненавидишь – потом поблагодаришь».

8. Говорите меньше, сужайте пространство выбора, выбирайте простые формулировки. В данном случае чем меньше – тем лучше.

9. Говоря «нет», подразумевайте именно «нет».

10. Используйте технику «перевернутого торга»: чем больше ребенок спорит, тем меньше получает. Это работает не хуже волшебного заклинания.

Глава 2. Сила близости

История детства пишется не мелком, следы которого можно стереть в одну секунду. Ее высекают в камне раз и навсегда.

Сью Энквист, тренер и игрок в софтбол

Несколько лет назад я работала с 75-летним вдовцом, который много лет жил в счастливом браке, а теперь вновь начал встречаться с женщинами, но испытывал от этого серьезный дискомфорт. Рассказывая о своих текущих отношениях, он вдруг пустился в воспоминания о том, как его мать относилась к нему в детстве. А договорив, спросил меня: «Почему, прожив на свете 75 лет, я все время вспоминаю лишь о первых 18?»

Потому, что именно в первые 18 лет жизни мы учимся любить. Отношения с родителями – это первые отношения с людьми, которые нам приходится выстраивать, и именно они оказывают наибольшее влияние на формирование нашей личности. Наличие связи с родителями помогает ребенку стать приспособленным к жизни взрослым. Или не стать. Многолетнее разрушительное влияние слабой связи с родителями – проблема многих моих пациентов.

Прочная связь с родителями исключительно важна для формирования самооценки. Любовь, испытанная в детстве, оказывает громадное влияние на то, как вы воспринимаете себя, строите отношения с миром, любите и позволяете любить себя. Отношения с родителями в конечном итоге формируют вашу личность.

Отсутствие прочной и безопасной связи с ними очень сильно влияет на всю жизнь и может привести к ощущению себя отверженным и недостойным. Как часто психотерапевты слышат от своих пациентов – и неважно, сколь многого те достигли в жизни, – жалобу: «Мне трудно принять любовь. Глубоко внутри я все еще не уверен, что достоин ее. Я чувствую себя одиноким и опустошенным!» Не получивший в свое время опыта безусловной любви человек может обратиться к заменителям этого чувства – таким как еда, алкоголь, материальные ценности и т. д. Ну а дети, соединенные с родителями узами любви, – или, как говорят психотерапевты, безопасной привязанностью, – имеют вполне развитую эмоциональную сферу. Глубокий контакт с родителями дает им возможность всю оставшуюся жизнь строить здоровые отношения – сначала с самими собой, а потом и с другими.

Большинство родителей хотели бы создать подобные связи, а не толкать свое чадо на кушетку психотерапевта. Значительная часть родительских ошибок совершается ненамеренно, а вовсе не из дурных побуждений. Что ж, значит, нам следует научиться более сознательно относиться к своим родительским обязанностям.

Любовь к ребенку – инстинкт. Выполнение родительских обязанностей – умение, которому можно научиться.

Харви Карп, педиатр, писатель

Современные родители стремятся быть ближе к ребенку – но правильно ли они это делают? Быть может, мы так усердно стараемся стать хорошими родителями, что упускаем самую суть – близкую связь, основанную на любви?

Подлинная, продолжительная близость зиждется на трех составляющих – любви, границах и времени. Это – рецепт мира в семье.

Любовь

В детстве я купался в родительской любви. И я знаю, что моя нынешняя уверенность в себе выросла из этой любви.

Дэвид, аспирант Чикагского университета

Безусловная любовь – величайший подарок, которым можно осчастливить ребенка. Уверенность в том, что нас любят вне зависимости от нашего поведения и достижений, – основа уверенности в себе.

В 13 лет Бобби уже был неплохим бейсбольным подающим. В конце сезона его команда оказалась в сложной ситуации, и ему просто необходимо было переиграть отбивающего команды соперника, чтобы обеспечить себе и своим товарищам победу в чемпионате лиги. Весь стадион не сводил глаз с Бобби, который бросал один мяч за другим мимо. Увы, в итоге Бобби четырежды промазал мимо зоны страйка и принес своей команде поражение. Он был в отчаянии. Он плакал всю дорогу домой и дома продолжал рыдать, пока не уснул.

На следующее утро он нашел на полу своей комнаты записку, которую его отец подсунул под дверь: «Милый Бобби! Для меня ты всегда будешь лучшим игроком!» Два года спустя Бобби в слезах сжимал в кулаке эту записку, произнося речь над гробом отца. Благодаря этой записке он знал, что всегда будет чувствовать любовь. Благодаря ей отец навсегда остался для него самым близким человеком.

Родительство – это всегда героический путь, история любви длиною в жизнь, а иногда и больше. И автор этой истории – вы сами. Ежедневно вы пишете ее сценарий и разыгрываете ее на подмостках жизни.

Когда я еще училась на медицинском факультете, мне довелось столкнуться с 70-летней пациенткой, больной раком. Обследовав ее и выдав обезболивающие лекарства, я поинтересовалась, не нужно ли ей чего-нибудь. Я никогда не забуду ее ответ: «Мне нужна только моя мамочка».

Ее мать умерла за 20 лет до нашей встречи, и все же одно воспоминание о ней приносило моей пациентке утешение. Как же все-таки повезло тем, кому судьба подарила таких родителей!

Вот к чему нам следует стремиться – быть понимающими и сочувствующими родителями, память о которых наши дети пронесут через всю жизнь. Главное, что должен сделать достойный родитель, – подарить ребенку это чувство любви, в которой он будет уверен. Безопасная привязанность формируется, когда родители постоянно заботятся о нуждах детей. Она – основной материал, из которого создаются чувства, она снабжает нас запасом духовных ресурсов на всю жизнь и помогает обрести эмоциональную устойчивость. Она определяет, кем станет ваш ребенок. Безопасная привязанность лежит в основе настоящего родительства. Она подобна цементу: лишь построенный с ее помощью, наш внутренний мир сумеет без потерь устоять под натиском житейских бурь, с которыми неизбежно сталкивается каждый человек на земле.

Любовь – это мощный фундамент. Когда кто-то видит нас такими, какие мы есть, знает о нас все и обожает нас за это, – это воистину высшая форма любви.

Главное – это контакт. Я хочу, чтобы моя дочь чувствовала, насколько сильно я люблю ее. Я никуда не тороплюсь, я наклоняюсь к ней, я сажусь на пол. Я хочу оказаться на ее территории. Я не хочу быть отцом, который смотрит на своего ребенка сверху вниз. Я хочу быть как можно ближе к ней – глаза в глаза, так, чтобы наши души были открыты друг другу.

Отец троих детей

Найти контакт с ребенком, установить связь – самое главное, что вы можете для него сделать. Помните: если по-настоящему прислушаться, вы можете услышать ребенка, даже если он не сказал ни слова.

Во время интернатуры я около полугода проработала в детском отделении. Помню, как педиатры распределяли между собой пациентов на время ночного дежурства. «Кто к умирающей? – безразлично спросил старший ординатор. – Ей осталась всего пара дней».

С тяжелым сердцем я слушала историю восьмилетней девочки, потерявшей способность говорить с тех пор, как двумя годами раньше ее родители умерли от СПИДа. И вот теперь в полном одиночестве она умирала в нашем госпитале от той же болезни. В три часа ночи я, решив проведать ее, тихонько заглянула в палату. Она показалась мне совсем маленькой и худенькой, как тростинка. Она не спала – лежала, молча глядя в потолок. Я представилась, но девочка даже не взглянула на меня. Я рассеянно листала ее историю болезни, понимая, что в этом нет никакого смысла. Я знала: моя работа – проверить основные показатели жизненной активности пациентки. Пока я пыталась приладить манжету тонометра на ее тоненькую, как прутик, руку, она по-прежнему молча смотрела в потолок. Кожа на ее худом, изнуренном болезнью теле была сухой и растрескавшейся, сквозь нее отчетливо проступали кости. Меня охватило ощущение собственной беспомощности.

И тогда я решилась. Забыв о бессмысленных врачебных манипуляциях, я взяла в руки тюбик крема и начала осторожно втирать его в растрескавшиеся стопы и голени. Когда я перешла к рукам, девочка впервые посмотрела на меня. Стараясь не отпускать ее взгляд, я еще полчаса массировала ее в полном молчании. Когда, уходя, я положила руку на ручку двери, слабый голосок за моей спиной прошелестел: «Спасибо». Я плакала всю дорогу до ординаторской. На следующее утро во время обхода я узнала, что девочка умерла около пяти утра. В этот момент я испытала острую благодарность за возникшую между нами связь – пусть и такую краткую.

Мы все мечтаем об отношениях, полных глубокого взаимопонимания. Любой ребенок хочет, чтобы его понимали, любили и заботились о нем. Но иногда, чтобы найти ключ к таким отношениям, приходится постараться и действовать, как настоящие сыщики. Главным правилом, которое мы затвердили на медицинском факультете, было: «Слушайте пациента – и он сам назовет свой диагноз». Если вы будете по-настоящему внимательно прислушиваться к своим детям – они сами расскажут вам, какие они.

Хороший родитель знает тайну своего ребенка. Он складывает кусочки пазла, подбирает ключи, чтобы понять, что за человек перед ним. Он видит ребенка не таким, каким хочет его видеть, а таким, каков тот на самом деле.

Джона, 10 лет

Родители, сумевшие сохранить любопытство и открытость миру, быстрее других могут проложить путь по изменчивому рельефу, имя которому – детство. Они постоянно стараются понять своего ребенка, даже если это трудно – даже если он оказывается совсем не таким, каким вы думали. Что ж, значит, вам придется распрощаться со своими ожиданиями.

В колледже я занимался спортом. И отец, и дед – все в нашей семье были спортсменами. А мой сын любит живопись. Честно говоря, сначала я был расстроен. Я всегда мечтал, как буду смотреть вместе с сыном футбол и перекидываться с ним мячиком на заднем дворе. А вместо этого мы по воскресеньям ходим в магазин художественных принадлежностей. И я вижу, как загораются у него глаза, когда он задумывает новую картину. Думаю, это и значит быть хорошим отцом – видеть своего ребенка таким, какой он есть, и учиться любить его именно таким.

Отец со Среднего Запада

Браво, папа! Действительно, свои строгие суждения лучше попридержать, по крайней мере, до того момента, когда вы сумеете понять – своего ребенка, ситуацию и его взгляд на происходящее.

Первая обязанность любящего – слушать.

Пауль Тиллих, христианский философ

Иногда мы забываем слушать наших детей. Но ведь способность слушать – мощнейшее оружие! Думаю, детям, как и взрослым, просто необходимо, чтобы их действительно слышали и понимали – не только смысл слов, который лежит на поверхности, но и те чувства, которые скрываются за ними.

Лора Карлин, писательница и блогер

Чтобы понять истинный смысл слов, нужно слушать внимательно и активно. Дети далеко не всегда хотят, чтобы вы решили проблему за них, еще в меньшей степени им нужны ваши нотации, – но вот быть услышанными им действительно необходимо. Не следует недооценивать важнейшее из умений – выслушать, не осуждая. Ведь после того, как тебя выслушали и поняли, можно сбросить, наконец, эмоциональное напряжение, ощутить присутствие дружеского плеча рядом и успокоиться.

Иногда, чтобы наладить связь с ребенком, стоит махнуть рукой на мелкие, несущественные вещи. Вот пример ситуации: мать отмывала старые игрушки, которые решено было отдать на благотворительность. В куче игрушек она обнаружила шахматы с крупными фигурками – но у одной из пешек было отломано основание. Пришлось сказать дочке Элли, что дарить неполный комплект некрасиво. После этого мама вновь отправилась разбирать игрушки. Но Элли была полна решимости подарить кому-нибудь полный комплект шахмат. И через 20 минут она радостно позвала мать: «Смотри, я починила!» Обернувшись, та с изумлением увидела, что и сама Элли, и белая диванная подушка здорово измазаны черной краской. Как оказалось, Элли приклеила пешке новое деревянное основание, а чтобы оно гармонировало с фигуркой по цвету, решила покрасить его черным. Но мать в первый момент слишком расстроилась из-за краски, чтобы заметить, насколько рада была дочка своей находчивости и самостоятельности. Она простонала: «О, господи, мой диван!..» – однако тут же остановилась, увидев, как гаснет свет в дочкиных глазах. Подобно профессиональному шахматисту, мать тут же просчитала ситуацию на два хода вперед – и заставила себя успокоиться, чтобы не загасить энтузиазм дочери.

«Ух, ты! Как хорошо ты придумала! – воскликнула она. – Теперь, когда ты их починила, кто-то будет очень рад получить эти шахматы». Так, сумев сдержаться и увидеть ситуацию глазами дочери, мать не позволила маленькой неприятности разрушить главное – взаимопонимание с ребенком. А позже она спокойно напомнила Элли, что в следующий раз, если она надумает что-нибудь покрасить, надо будет подложить газету. Именно так надо играть в игру под названием «Стань хорошим родителем».

Наша работа как родителей заключается в том, чтобы точно фиксировать переживания детей, а не свои собственные.

Кэтрин Бирндорф, психотерапевт, писатель

Иногда мы упускаем главное (в приведенной выше истории – доброту, проявленную ребенком), находясь в плену своих собственных приоритетов (для матери в данном случае – это идея порядка в доме). Но если вы посмотрите на происходящее с точки зрения ребенка, не проецируя на его впечатления собственный жизненный опыт, то сумеете установить контакт с истинным «я» своего чада.

А после того, как вы поймете, какие чувства испытывает ребенок, вам предстоит научиться признавать их.

Я давно заметил: чаще всего, когда им больно, орут мальчишки, которым родители вечно твердят: «Да все в порядке, ничего тебе не больно, а ну вставай!» Думаю, если бы мама просто обняла такого мальчишку, он бы давно уже перестал реветь.

Четвероклассник

Этот мудрый мальчик фактически говорит о том, что если родители перестанут игнорировать чувства своих детей, а вместо этого будут сопереживать им, дети, в свою очередь, смогут быстрее справляться со своими эмоциями. Как психотерапевт замечу: преуменьшая значение эмоций, которые испытывает ребенок, мы не заставляем их таким образом исчезнуть. Мы просто оставляем без удовлетворения насущные потребности ребенка. Это называется «неудачная попытка эмпатии».

Ребенку нужно знать: если ему больно, стоит лишь обратиться за помощью к родителям – и он в безопасности. Ребенок с готовностью принимает свою зависимость от вас, поскольку в ее основе лежат любовь и забота. Лишь с помощью этой зависимости он учится быть независимой личностью. Если же эта потребность не удовлетворена, она возвращается снова и снова уже во взрослом возрасте, и это тормозит внутренний рост.

Чуткие и отзывчивые родители постоянно поддерживают правильный баланс. Они учат детей справляться с сильными чувствами, инстинктивно понимая при этом, когда можно дать ребенку возможность самому перебороть разочарование и досаду, тем самым помогая ему приобрести эмоциональную устойчивость. Но современные родители безнадежно путаются в условиях этой сложной задачи, полагая, что если они будут постоянно трястись над своим чадом, то этим укрепят связь с ним и подарят ему чувство безопасности. К сожалению, чрезмерная опека и контроль над каждым шагом ребенка не имеют ничего общего с умением по-настоящему слышать и чувствовать его.

Формирование прочной и безопасной связи – это не мелочь. Это – самое важное. Эту связь ваши дети пронесут через всю жизнь. Любите их, как можете, как умеете, изо всех сил. Обнимайте их, целуйте, ласкайте, играйте и смейтесь вместе с ними. Не скрывайте от них свои чувства. Повторяйте вновь и вновь, как сильно вы их любите. Если вы не будете любить их больше всех на свете – то кто сделает это за вас? Помните: ощущение родительской любви – самое важное, что могут получить от вас дети.

Границы

Безусловная любовь – главное, что отличает хорошего родителя. Но это не значит, что мы должны безусловно принимать любое поведение ребенка. Как уже говорилось в главе 1, дети чувствуют себя в большей безопасности, если взрослый руководит ими твердо и уверенно.

Не обеспечив детям любящего и четкого руководства, мы оказываем им дурную услугу.

Бет Экре, обладатель звания «Учитель года» в штате Северная Дакота

Помните: ребенок имеет право на любые чувства – но не на любое поведение. Установив правила, раз за разом настойчиво добивайтесь их соблюдения. Не приучить ребенка постоянно следовать правилам – все равно что не завершить курс лечения антибиотиком: в последнем случае мы получим устойчивых к лекарству бактерий, в первом – безразличных к вашим увещеваниям детей.

К сожалению, современные родители очень нерешительны в вопросах дисциплины – быть может, из-за того, что не видят разницы между родительской ответственностью и строгими дисциплинарными мерами, принятыми в прежние времена. Между тем разница весьма существенна. Дисциплина помогает воспитать в ребенке адекватную самооценку, но излишняя суровость и постоянные попытки стыдить ребенка, напротив, лишают его самоуважения.

Нет и не может быть обстоятельств, при которых родитель имеет право накричать на ребенка, застыдить его или ударить. Но нормальная дисциплина и не предполагает таких мер. Она – лишь способ обучения ребенка: ведь слово «дисциплина» изначально означало «учение, воспитание».

Двенадцатилетний Мэтью серьезно занимался теннисом и уже активно выступал на турнирах. Родители пришли посмотреть на его выступление в полуфинале. На корте Мэтью страшно волновался. И чем больше он нервничал, тем больше ошибок допускал. В конце концов он до того расстроился, что, проиграв решающее очко, с силой швырнул ракетку на землю. Тогда отец Мэтью вышел на корт и спокойно сообщил сыну, что запрещает ему продолжать матч. Мэтью, расплакавшись, умолял отца позволить ему довести игру до конца – но тот был непреклонен. «Я понимаю, что ты расстроился, но швырять ракетку на корт нельзя, – объяснил он. – Для нас твои победы не так важны, как твое умение вести себя, как подобает настоящему спортсмену. Я уже дважды делал тебе замечания по поводу твоего поведения на корте, – и теперь тебе придется прекратить матч. Хотя это очень огорчает меня».

Отец не кричал на Мэтью и не ругал его. Напротив, он посочувствовал неприятностям, обрушившимся на сына. Дурное поведение Мэтью дало отцу возможность преподать ему жизненный урок. Определенные границы и неизбежность наступления последствий при их нарушении учат ребенка ответственности и воспитывают умение самостоятельно оценивать, что хорошо, а что плохо.

Но как правильно установить границы? Главное здесь – дать ребенку знать, что вы принимаете его эмоции и готовы ему посочувствовать, но это не отменяет установленных норм. Это и стало ключевым пунктом для Мэтью. Сегодня он с гордостью вспоминает поступок отца. В дальнейшем Мэтью много раз завоевывал спортивные награды – как в старших классах, так и в колледже.

Иногда неверный шаг, сделанный ребенком, может подвести его к моменту истины.

Учитель

Отец Мэтью поступил именно так, как следовало. Его сочувствие к ребенку, спокойствие, с которым он разговаривал с ним, объединило его с сыном и укрепило их взаимную связь. Давая своему ребенку урок, он продолжал любить его. Он был спокоен и оставался безусловным лидером. Он не позволил себе впасть в гнев или ярость и не пытался стыдить сына.

Что, если бы отец в гневе выбежал на корт с криком: «Тебе должно быть стыдно! Ты меня опозорил! Как ты посмел?!» – и тому подобное? Подобное вмешательство не принесло бы пользы. Какое-то время вы можете контролировать таким образом поведение ребенка, но в долгосрочной перспективе лишь разрушите существующую между вами связь.

Стыд – это страшное оружие, с последствиями его применения очень сложно бороться. Поверьте, он опасен! Стыдить ребенка деструктивно, подобное обращение разрушает едва сформировавшуюся личность. Согласитесь, что, пытаясь приучить ребенка к дисциплине, родители стремятся вовсе не к этому. И все же много раз я в своем кабинете слышала, как взрослые пациенты повторяли эти когда-то обращенные к ним слова, по-прежнему испытывая жгучий стыд. В подобных случаях эти слова произносят уже не родители: они звучат в голове у ребенка. Стыд въелся в детскую психику, обратившись в ненависть к самому себе.

В детстве мать вечно называла меня лентяйкой. И сейчас, сколько бы я ни работала и чего бы ни достигла, я все равно считаю себя ленивой.

Из рассказов пациентов

В детстве, когда я начинала петь, мама говорила мне, что у меня ужасный голос и что я никогда не должна петь вслух. Удивительно ли, что до сих пор, даже когда все поют «С днем рожденья тебя», я могу лишь беззвучно шевелить губами?

Элисон, 42 года

Когда я была еще девочкой, мама часто говорила мне, что у меня некрасивые ступни. Я и сегодня стараюсь лишний раз не надевать босоножки – а ведь мне уже 73 года!

Бабушка

Очень трудно забыть усвоенное в детстве, заставить замолчать голоса, которые с тех пор оживают сами собой.

Как вы сегодня обращаетесь к ребенку – так он и будет в дальнейшем обращаться к себе самому. Вы – голос, звучащий у него в голове.

Любые обвинения в адрес ребенка будут иметь на него огромное влияние. «Ты лентяй, ты эгоист, ты трус!» – все эти слова тут же становятся программой, намертво впечатываясь в мозг ребенка и формируя его самооценку. Неважно, обращаетесь вы к младенцу, к подростку или к юному, но уже почти взрослому человеку: помните, что эхо ваших слов он будет слышать долгие годы и, скорее всего, передаст их и вашим внукам.

Как-то раз мне довелось попасть на тренировку юных баскетболистов. Едва зайдя в зал, я услышала, как мать раздраженно выговаривает сыну: «Двигайся давай! Ты какой-то тормознутый. Что с тобой? В чем дело?»

Я не смогла скрыть изумления. Ну, а мама спокойно произнесла: «Простите, пожалуйста! Я не вам!» Рассмеявшись, я ответила: «Слава богу! Это вы всего-навсего собственному сыну!»

Человека, который кричит на ребенка, никак нельзя считать родителем, заинтересованным в успехах своего чада. Это просто-напросто бескультурный человек. Вы можете себе представить, что эта мать уже успела вложить в голову девятилетнему мальчику?

Сегодня родители склонны излишне беспокоиться совсем не о том, о чем следовало бы. От того, что вы ходите на каждый спортивный матч с участием вашего отпрыска, не будет никакой пользы, если вы раз за разом будете терзать его с начала до конца игры. Учить играть в баскетбол с помощью ругани очень недальновидно. Умение показать свою любовь с помощью тщательно подобранных слов принесет больше психологических дивидендов. Лучшее, что вы можете сделать ради успехов вашего ребенка в будущем – одарить его любящим и полным сочувствия голосом, который будет звучать у него внутри вместо грубых ругательств.

Вы стали бы с утра до вечера кормить ребенка дурной, некачественной едой? Нет? Тогда не надо целыми днями накачивать его дурными, некачественными мыслями!

Семейный терапевт

Я знаю, что требую слишком многого. Родители то и дело сталкиваются с неожиданностями. Когда у нас нет времени на то, чтобы поразмыслить над ответной реакцией, мы инстинктивно используем привычные методы, знакомые со времен нашего собственного взросления. Слова вылетают изо рта быстрее, чем мы обретаем способность как следует подумать.

Если бы чужой ребенок швырнул на корт ракетку, это не произвело бы на нас особого впечатления. Но любовь лишает нас логики: только что мы были совершенно спокойны – и вдруг, всего через пару мгновений, нас обуревает чудовищный приступ гнева. Эмоции затмевают разум – и в итоге мы еще долго будем вспоминать свою реакцию со стыдом. В суматохе событий легко начать кричать, позорить, обвинять. Классический пример – родители, которые кричат на ребенка, добиваясь, чтобы он успокоился. Между тем в такой ситуации мы можем либо продемонстрировать ребенку образец спокойствия, либо добавить к его вспышке гнева свою. Так что лучше сделайте глубокий вздох и подумайте, прежде чем говорить. Помните: тщательный выбор слов – ваш способ показать ребенку свою любовь. Слова способны объединить вас – или разделить. Мудрые родители очень тщательно следят за тем, чтобы ненароком не навредить ребенку. Подумайте, от скольких проблем вы были бы избавлены, если бы ваши собственные родители более вдумчиво выбирали слова!

Самые лучшие родители и педагоги, с которыми мне довелось общаться в ходе работы над книгой, знают этот секрет: тщательный выбор слов – самый важный и, пожалуй, самый недооцененный инструмент создания прочных уз между родителем и ребенком, да и вообще любых здоровых отношений. Чтобы открыть доступ к лучшему в душе ребенка, вы должны обращаться именно к лучшей ее части.

Если я не могу достучаться до ребенка – значит, надо попробовать зайти с другой стороны, действуя аккуратнее и используя другие слова.

Джуди Мэнсфилд, учитель из Калифорнии

Когда эмоции накалены, ребенок расстроен, а нам необходимо понять, что на самом деле происходит, слова нужно подбирать с таким же тщанием, с которым артист балета вытанцовывает свои па.

Преподаватель колледжа

Если слова – это балетные па, то наш голос и тон, которым мы их произносим, – это музыка. Если мы поставим громкость на максимум, ребенок просто отключит звук.

Когда мама кричит изо всех сил, я совершенно не разбираю слов – в ушах стоит только крик. Сначала он меня пугал, теперь огорчает… Иногда я хочу, чтобы у меня была другая мама.

Из рассказов пациентов

Гнев и суровые наказания могут помочь контролировать поведение ребенка – но ненадолго. Дети, которые боятся своих родителей, часто кажутся послушными и даже воспитанными. Но уверяю вас: используя устрашение как средство контроля, вы подрываете в ребенке самую основу уважения к себе и заставляете его выстраивать защитные бастионы, чтобы скрыть за ними свое истинное «Я». Моя работа как психотерапевта заключается в том, чтобы аккуратно разобрать эти оборонительные сооружения и выстроить вместо них что-то более надежное и безопасное. И я прошу вас: посодействуйте тому, чтобы у меня было как можно меньше работы! Не оттачивайте жестокие слова, словно стрелы, разящие ваших детей и вынуждающие их ограждать свои души защитными стенами. Не отпускайте эти слова на свободу, удержите их! В любую минуту мы можем подарить или отнять, обогатить жизнь наших детей или сделать ее беднее. Ответственно выбирая слова, мы можем превратить отчаянный внутренний монолог в конструктивный диалог. Учитесь фильтровать мысли, чтобы однажды у вас не вырвались невольно жестокие слова: ведь забрать их назад вы не сможете. Тренируйте «мышцы», отвечающие за сознательные, а не рефлекторные действия. Для этого необходимо терпение, настойчивое желание и постоянные усилия. Но, уверяю, результат стоит того. Действуя спокойно и рационально, вы сможете установить границы, сделав это с любовью.

Когда я завален делами, а дети капризничают, не переставая, я позволяю себе взять тайм-аут. Я делаю перерыв. Я говорю своим девочкам, что скоро вернусь, сажусь на свою кровать и глубоко дышу. Так я получаю возможность успокоиться и вернуться в уравновешенное состояние.

Отец-домохозяин

Это простое действие поразительно эффективно! Современные неврологические исследования утверждают: родители, умеющие выглядеть спокойными в напряженные моменты, учат детей управлять эмоциями – или, как говорят медики, регулировать аффект. Ну, а умение справляться с аффектом, в свою очередь, помогает формированию в мозге неврологических механизмов, ответственных за приспособляемость. За принятие решений, акцентирование внимания и формирование мнений отвечает префронтальная кора. В ситуации эмоционального напряжения мозг начинает работать хуже. Но если вы сделаете паузу и возьмете себя в руки, способность к рациональному мышлению вернется на прежний уровень. Чтобы научиться этому, нужна практика. И помните: наблюдая соответствующее поведение родителей, дети учатся действовать так же. Мозг развивается, исходя из получаемых им впечатлений. Проще говоря, если вы то и дело кричите и выходите из себя и дети регулярно наблюдают ваши бурные эмоциональные всплески, их мозг учится бесконтрольному проявлению чувств. Если же вы общаетесь с детьми спокойно, тем самым вы учите их мозг спокойствию. Таким образом, стиль родительского общения с детьми существенно влияет на развитие детского мозга. Вот почему так важно учиться контролировать свои эмоции и обучать детей делать то же самое.

Здесь-то и кроется парадокс родительства: вы не сумеете научить детей тому, чем не владеете сами. Вот почему можно с уверенностью сказать, что дети – наши лучшие учителя. Для того, чтобы стать хорошими родителями, необходимы самоанализ и самодисциплина. Если вы склонны к эмоциональным срывам, если вы нетерпеливы и легко вспыхиваете, – что ж, это ваш шанс измениться к лучшему.

Посмотрите, к примеру, как удалось вырасти над собой всем участникам следующей истории. Два брата с воплями дрались над россыпью деталей конструктора «Лего». В тот момент, когда Зак вырвал какую-то деталь из руки брата Эрика, в комнату вбежала мама мальчиков. «Прекратите! Хватит драться!» – отчаянно закричала она. Но вместо того, чтобы с яростью вершить суд и расправу, она постаралась успокоиться, вспомнив методику, которую используют в школах Монтессори.

«Ребята, у меня есть идея, – тихо произнесла она. – Давайте-ка сядем на Стул мира и решим проблему без боевых действий». Она усадила ребят на стулья так, чтобы они оказались лицом друг другу. Затем взяла в руки большую кисточку для рисования и торжественно подняла ее вверх. «Это – Говорительная кисть, – произнесла она нараспев, как будто рассказывая священную легенду. – Когда она у тебя в руках, ты можешь рассказать свою версию того, что случилось. Когда кисть у тебя в руках, твой брат не имеет права говорить – он только слушает. А потом будет говорить он».

Семилетний Эрик взял кисточку и сказал: «Мне нужен был синий кубик, чтобы достроить корабль». Теперь настала очередь пятилетнего Зака. Его рыдания стихали по мере осознания того, что его готовы выслушать. «Я собираю машинку, и мне нужен был синий кубик, правда, очень-очень нужен, но там больше не было».

После этого мама вновь передала кисточку Эрику с вопросом: «Я поняла, вам обоим нужна была эта деталь. Как бы ты предложил решить проблему?»

Эрик, подумав несколько мгновений, просиял: «Я знаю! Мы оба можем начать сначала и сразу поделить все синие, желтые, зеленые и желтые детали, чтобы у каждого было поровну!» Затем Эрик вновь передал кисточку Заку, который сквозь слезы смог выговорить лишь одну фразу: «Эрик, я тебя люблю!»

«Ничего себе! Это и правда работает!» – удивилась про себя мама.

Давайте проанализируем, какие правильные шаги она сделала.

  • Для начала она успокоилась сама. Если мы хотим преподать детям урок, мы сами должны служить наглядным примером того, чему пытаемся их научить.
  • Она разговаривала с детьми доброжелательно.
  • Она установила четкие правила разговора.
  • Она дала мальчикам возможность научиться разрешать конфликты, подтолкнув их к самостоятельному поиску решения. Она сделала их активными участниками переговоров и заинтересовала в том, чтобы найти выход из ситуации.

Таким образом, она превратила борьбу за строительные детали в процесс построения братской дружбы.

Всякий раз, когда вас подмывает отреагировать на происходящее привычным образом, спросите себя: хотите ли вы быть пленником прошлого или первопроходцем будущего?

Дипак Чопра

Вы – герой или героиня короткой сказки под названием «детство». Хотите ли вы написать для нее счастливый конец?

Устанавливаем границы, сохраняя любовь

Успокойтесь. Убедитесь, что вы сохраняете самообладание. Не учите детей дисциплине, пока сами не научитесь ее соблюдать.

С уважением относитесь к ребенку, если ему пришлось столкнуться с трудностями. Будьте на его стороне, не выступайте против него.

Учите ребенка соблюдать установленные границы, настаивайте на этом, но делайте это уважительно. Не стыдите и не обвиняйте его.

Время

В книге «Дар обычного дня» (The Gift of an Ordinary Day) писательница Катрина Кенисон пишет о драгоценном времени, о том, как быстро оно проходит.

С какого-то момента наш любимый семейный ритуал совместного чтения перед сном был предан забвению. Никто больше не просил интересных историй. Место ванны занял душ… На заднем дворе больше не прыгал баскетбольный мяч. Вечно открытая дверь спальни тихо закрылась… Я скучала по моему прежнему миру и по его забавным маленьким обитателям, этим великим личностям, обитающим в таких крошечных, таких чудесных телах. Я скучала по щечкам моих сыновей, которые можно было бесконечно покрывать поцелуями, по их круглым животикам, по вопросам, на которые невозможно найти ответы, по их невинной вере, неожиданным слезам и заразительному смеху.

Впитывайте происходящее – ведь оно так скоротечно! Проводите время с детьми. Запоминайте. Прочувствуйте каждое мгновение. Это будет величайшим подарком для вас и ваших детей.

Как-то мне довелось прочитать такую мысль: «Дети измеряют любовь временем». Мы должны проводить время в их детстве, никуда не торопиться, быть с ними здесь и сейчас. Как психотерапевт скажу: если вас не было, когда в вас нуждались, – это трудно простить. Вспомните песню Гарри Чаплина «Кошка в колыбели». Сложно избавиться от воспоминаний о том, что близкого человека не было рядом, об испытанной из-за этого боли. Наши приоритеты в использовании времени сигнализируют детям о том, что именно мы ценим по-настоящему.

Уверяю вас, самые ценные социальные связи – те, которые вы завязываете дома, со своими детьми.

Бобби Браун, специалист в области косметики

Мы не можем делегировать свои родительские обязанности другим людям, не можем избавиться от них, загружая детей разнообразными занятиями и отвлекая новомодными гаджетами. Нашим детям необходимо чувствовать, что мы действительно присутствуем в их, пока еще короткой, жизни. И отказываться мы не имеем права.

Родительские обязанности невозможно передать в чужие руки.

Марк Вайсблут, педиатр, автор книги «Здоровый сон – счастливый ребенок»

В первый день учебы в начальной школе Рэй Мишо, занимающий директорский пост вот уже 36 лет, начинает свое выступление перед родителями младшеклассников так: «Постарайтесь, по возможности, найти время. Это особые годы, формирующие личность, и в этот период дети хотят, чтобы вы были рядом. Поверьте, вы не должны упускать это время – ведь вернуть его обратно уже не удастся».

Именно в эти годы дети будут просить вас рассказать еще одну сказку перед сном, еще немножко посидеть с ними рядом и посмотреть, как они рисуют, еще на одну минуточку остаться с ними и пообниматься. Не отказывайте им.

Есть вещи, которые я могла бы не делать, от которых я легко могла бы отказаться – но не отказываюсь. Я делаю их – не потому, что лично мне это доставляет удовольствие, а потому, что это радует человека, который важен для меня… Я смотрю, как ее губы двигаются в такт песни, которую поет в своем клипе Тейлор Свифт, – не потому, что в стомиллионный раз хочу послушать песню «Мы никогда больше не будем вместе», а потому, что, слушая музыку, она корчит невероятные рожицы, и я хочу, чтобы, когда мне будет 80, я могла вспоминать это.

Рэйчел Стаффорд, handsfreemama.com

В беседах со мной родители раз за разом рассказывают о том, как совместно проводимое время помогло их детям почувствовать, что их любят. Маленькие ежедневные проявления любви – то, чем мы всегда можем поделиться. Но и выйти за их рамки хоть иногда тоже не помешает.

Я была матерью-одиночкой с двумя детьми на руках и работой на полный день, вечно вымотанной до предела. Однажды, холодным зимним вечером, я читала дочке книжку «Луна совы». «Мам, а почему мы никогда не ходим ночью играть в сов?» – вдруг спросила она. Первая моя мысль была о том, что я измучена и с трудом читаю эту книжку про сов – что уж там говорить о прогулках холодным зимним вечером! Но я все же решила сделать широкий материнский жест. Я как следует закутала детей в теплую одежду, усадила их в машину – и мы поехали искать луну. Минут через 20, увидев открытую площадку, мы припарковались. Мы сидели в машине и смотрели на луну. Я никогда не забуду то ощущение, которое испытала тогда в машине, где я сидела, тесно прижавшись к детям, и разглядывала звездное небо. Сегодня, оглядываясь назад, я жалею, что мне не довелось провести еще несколько вечеров в поисках луны.

Мать двоих детей, Средний Запад

Заметки психотерапевта

Сила близости

1. Ваша задача – учить и вдохновлять, а не стыдить и карать.

2. Не бойтесь взять паузу. Прежде чем отреагировать на событие, которое вывело вас из себя, сделайте перерыв.

3. Последствия поступков учат ответственности.

4. Четкие, ясные и неоспоримые границы дозволенного создают общность между вами и детьми. Устанавливайте границы с умом и любовью к ребенку.

5. Дисциплина учит детей самодисциплине.

6. Демонстрируйте сочувствие к ребенку, если ему довелось столкнуться с трудностями. Сочувствие помогает справиться с бурей эмоций. Помните, что вы – одна команда, стремящаяся к общей цели – вырастить замечательного человека.

7. Сохраняя спокойствие, вы тем самым показываете детям, что они тоже могут справляться со своими эмоциями, и учите их, как это делать. Таким образом вы помогаете им обрести психологическую устойчивость.

8. Тщательно подбирайте слова. Унизительные и стыдящие выражения чрезвычайно опасны – они лишают ребенка уверенности в себе и самоуважения.

9. Ваши дети будут вести внутренний монолог именно так, как вы говорите с ними. Ваш голос будет звучать в их головах.

10. Самое важное наследие детских лет – ощущение любви.

Глава 3. Смотри, получается!

На каждом этапе своей жизни ребенок должен получать реальный жизненный опыт. Не стоит обрезать шипы у растущих вокруг него роз.

Элен Ки, учитель, писательница

Если бы к детям прилагалась инструкция, то в ней не стали бы писать «Хрупкое, легко бьется!». Там было бы написано так: «Обращаться с осторожностью!». Теперь, когда мы поняли, насколько значима глубинная связь с ребенком, самое время вспомнить и вот о чем: не менее важно дать детям ощутить вкус независимости. Обучаясь действовать самостоятельно, они обретают очень многое.

В прежние времена родители спокойно сидели на лавочках в парке, пока дети играли. Сегодня мы то и дело видим, как родители, следуя за своими чадами по детской площадке, учат их играть или, что еще хуже, вмешиваются в их споры и ссоры с другими детьми. Современные родители не настаивают на соблюдении дисциплины там, где это необходимо, – но при этом сплошь и рядом влезают туда, где их участие совершенно не нужно.

Двое четырехлетних мальчишек сидели на качелях, а мамы старательно раскачивали их. Вдруг один, Макс, расплакался и заявил, что не хочет больше сидеть на крайних качелях, а хочет перейти на средние. Второй, Уилл, с любопытством глядя на него, по-прежнему продолжал размахивать ногами взад-вперед. Макс завопил: «Хочу на средние качели!» Крики становились все отчаяннее, обе родительницы все больше нервничали, и наконец мама Макса решила действовать. Но вместо того, чтобы обратиться к собственному сыну, она, сердито глядя на маму Уилла, требовательно произнесла: «Вы же видите, мой сын хочет на средние качели. Неужели ваш не может уступить?»

Ничего себе! Из-за стремления не дать своему чаду испытать даже небольшое огорчение на эту маму явно нашло затмение. Защищая ребенка от любых неприятностей, вы не поможете ему расти и развиваться. Вы лишь избавите от лишних переживаний себя.

Между тем мать Макса продолжала громко возмущаться: «Вы же видите, как мой мальчик расстроен! Я требую, чтобы ваш сын уступил ему эти качели!» Подобная некрасивая сцена кажется невероятной, – и тем не менее сегодня подобное встречается сплошь и рядом. При этом никто не стесняется: слишком усердные родители даже гордятся таким поведением. Любой спортивный рефери, доведись ему судить их действия, то и дело кричал бы: «Недозволенное вмешательство!» Прошли те времена, когда мамы не делали карьеру и не нанимали нянь, когда дети с утра до вечера шлялись по улицам, пиная пустые консервные банки, и возвращались домой лишь с наступлением темноты. В ту эпоху матери не могли прислушиваться ко всем без исключения желаниям и нуждам ребенка – и не делали этого. Они не тряслись над детьми и не пытались анализировать каждый их поступок. Мы, сегодняшние матери, поклялись, что будем действовать иначе. Что ж, наши намерения были вполне благими: мы хотели уделять своим детям больше внимания, чем видели когда-то от собственных родителей. Мы хотели, чтобы их чувства были важнее для нас, чем наши – для наших мам и пап. Но не кажется ли вам, что мы зашли слишком далеко? Мы – поколение угодливых родителей, которыми помыкают собственные дети. Предыдущее поколение четко понимало семейную иерархию: я – родитель, ты – ребенок. Они требовали уважения, тогда как мы жаждем любви. Сегодняшние отцы и матери обхаживают детей, почти как влюбленные – предмет своей страсти. Мы надеемся заслужить их обожание и готовы на любые трюки, только бы угодить им. И тем самым наносим вред.

«Чти отца своего и мать свою», – это мудрость на все времена. Прежнему поколению не хватало уважения к детям. Именно этого ингредиента недоставало в рецепте. Но вместо того, чтобы культивировать взаимное уважение, мы отказали в уважении родителям. Мы как будто не заметили разницу между уважением к чувствам ребенка и потаканием любому его капризу. Мало того: результатом наших благих намерений стали навязчивое вмешательство в жизнь ребенка и гиперопека. Мы будто пытаемся завернуть его в тысячу слоев защитной пленки, защищая от бед, которых еще нет и в помине.

Этот подход навязывается исподволь. Откройте любой каталог детских товаров и посмотрите на всевозможные приспособления, призванные защитить ребенка в ходе его естественного развития: наколенники для ползунков, шлемы для малышей и тому подобное. Мы будто забыли, что ребенок приходит в мир, уже готовый в нем функционировать. Мозг малыша защищает естественный «шлем» – он называется «череп». Его маленькое тело уже снабжено в достаточном количестве мягкой защитной прокладкой – только посмотрите на его восхитительно пухлые ножки! Когда ребенок падает, срабатывает его естественная защита. Или вы считаете, что природа недостаточно мудра? Разумеется, когда ребенок подрастет и начнет укрощать велосипеды и скейтборды, шлем будет необходим. Но пара шишек и синяков, набитых ползунком, – это не повод для беспокойства.

Ссадины на коленках и ушибы учат ребенка справляться с болью – неизбежной составляющей жизни. Обучение на основе собственного негативного опыта в конечном итоге помогает ребенку стать взрослым. Ему необходимо тренироваться, перебираясь через небольшие препятствия, чтобы потом, когда вырастет, он не боялся идти на штурм серьезных преград. Ему необходимо доверять себе в поисках собственного жизненного пути. Но как ребенок научится этому, если родители всегда играют для него роль живого GPS-навигатора? Многие матери, с которыми я беседовала при подготовке этой книги, рассказывали о родительницах, которые в песочнице сами отбирали совочек, выхваченный из ручек их чада другим малышом, – тем самым лишая своего ребенка шанса научиться самостоятельно справляться с трудностями. И кого в этом обвинять – неужели детей? Определенно нет.

Давайте-ка вернемся к основам и поучимся у самой авторитетной матери на свете – матери-природы. К примеру, если курица пытается помочь цыпленку вылупиться, разбивая клювом скорлупу яйца, птенец умирает. Главная проблема современных родителей заключается в том, что своей излишней заботой и гиперопекой они мешают детям окончательно «вылупиться из яйца». Точно так же, как курица позволяет цыпленку самостоятельно разбить скорлупу, родители должны позволить ребенку развиваться, не пытаясь предотвратить любые неприятности. Наши собственные страхи и тревоги мешают нам быть хорошими родителями – и вредят нашим детям.

Умение справляться с трудностями – неотъемлемая часть жизни. Не давая своим чадам сталкиваться с проблемами, мы лишаем их шанса научиться оценивать риски и преодолевать препятствия. Точно так же и боль учит нас. Встречаясь с физической болью, дети учатся избегать опасности.

Гиперопека приводит к психологической неустойчивости. Если вы относитесь к детям так, будто они сделаны из стекла, они действительно окажутся слишком хрупкими при столкновении с реальностью.

Не надо относиться ко мне, как к пушинке, которую надо охранять от любого дуновения!

Джексон, 10 лет

Этот парнишка совершенно прав. Дайте детям хоть немного свободы! Не паникуйте, если они споткнутся и упадут – в фигуральном или даже самом что ни на есть буквальном смысле. Падения, подобно синякам и шишкам, – это возможность учиться на собственных ошибках. Многие легендарные биографии начинались именно с поражений.

Угадай, кто? Звезды, которым однажды не повезло

Уроженец Северной Каролины, рост 198 см. В старших классах его, новичка, выгоняли из баскетбольной команды. Он утверждает: «За свою карьеру я пропустил около 9000 бросков. Я проиграл почти 300 матчей… В своей жизни я терпел поражение за поражением… И именно поэтому мне удалось достичь успеха». Кто это? (Майкл Джордан)

Ее рукопись отвергли 12 издательств. И только после этого ей удалось покорить мир своей фантастической историей о волшебнике со шрамом на лбу в виде молнии. Кто это? (Джоан Роулинг, автор серии романов о Гарри Потере)

Надеюсь, вы поняли, что я хочу сказать.

Пассивно наблюдать за тем, как наши дети преодолевают препятствия, которые мы (именно мы) считаем сложными, может быть нелегко. Почувствовать, где необходимо дать ребенку действовать самостоятельно, а где нужно наше вмешательство, – одна из сложнейших задач для любого родителя. Но сегодня наш внутренний голос слишком часто побуждает нас устранить опасность. Вместо того чтобы позволить ребенку учиться на собственных ошибках и неудачах, то есть самым эффективным способом, родители избегают этого, считая душевную боль и разочарование чем-то вроде горячего утюга. Тем самым они совершают огромную ошибку. Наша задача – не оберегать ребенка от падений, а объяснить ему, что падения – лишь одна из ступеней на пути к успеху.

Кто никогда не совершал ошибок, тот никогда не брался за что-то новое.

Альберт Эйнштейн

Величайшей славы заслуживает не тот, кто никогда не падал, а тот, кто находил в себе силы вставать после каждого падения.

Нельсон Мандела

Именно падения учат ребенка упорству в достижении цели. Зная, что, упав, он способен подняться и преодолеть разочарование, человек формирует внутренний стержень, взращивает в себе чувство собственного достоинства. Уважение к себе произрастает из овладения новыми навыками – социальными, физическими, эмоциональными, – и из ощущения безусловной родительской любви. Но мы забываем, что в слове «самоуважение» кроется слово «сам». Вместо того, чтобы позволить ребенку оступиться и подняться, мы направляем каждый его шаг, чтобы он, не дай бог, не ушибся! Откуда же тут взяться самоуважению?!

Давайте вспомним историю о ссоре на качелях. Она могла бы стать для детей отличным уроком по поискам компромисса и умению справляться с маленькими разочарованиями. Как именно?

Одобренный психотерапевтом рецепт № 1: дети сами находят решение.

Одобренный психотерапевтом рецепт № 2: мама Макса объясняет ему, что средние качели уже заняты. Он получает урок терпения и уважения к желаниям других.

А чем все кончилось на самом деле? Мама Уилла, актриса телесериалов, неохотно сняла своего сына с качелей. Пытаясь загладить неловкость, мама Макса попросила у нее номер телефона, чтобы мальчики смогли как-нибудь погулять вместе. Ошарашенная мать Уилла в ответ отчеканила: «Ваш сынок – избалованный наглец! А если вы будете и дальше так его воспитывать, он вырастет в полноценного хама». Такой реплике не было в ее роли в ситкоме, но в целом сцена отлично подошла бы для какого-нибудь реалити-шоу.

Вместо того, чтобы, сделав глубокий вдох, успокоиться и позволить детям самим решить возникший конфликт, мы торопимся вмешаться. Нам просто необходимо научиться расслабляться и давать ребенку хоть немного свободы. Но это трудно сделать в обществе, где начисто отсутствует терпимость и от каждого требуется не менее чем совершенство. Раньше люди отлично знали: в развитии ребенка неизбежны взлеты и падения. Сегодня же слабости и неловкости, естественным образом присущие детям, воспринимаются с тревогой и беспокойством. Вот почему мы вечно прибегаем к помощи целой армии консультантов. В нашем арсенале есть консультанты по засыпанию, по приучению к горшку и даже эксперты по сосанию пальца.

И наконец на сцену выходит он – Велоподсказчик!

Оскар – воспитатель детского сада. Он зарабатывает на жизнь, обучая пятилетних детей ездить на велосипеде. Он жалуется: «Родители моих учеников никак не хотят отпустить велосипед!» Они действительно его не отпускают. Они рысят следом, вцепившись в велосипед сзади, они задыхаются и вообще выглядят так, как будто им вот-вот придется делать искусственное дыхание, – и все же из последних сил твердят детям, что держат их и не дадут им упасть.

«Это дикость какая-то! – поражается Оскар. – Ведь в любом случае, когда ты учишься кататься на велосипеде, просто невозможно ни разу не упасть».

Велоподсказчик настоятельно рекомендует нервным родителям отправиться попить кофе и дать ребятишкам шанс попробовать самим. Как вы думаете, о чем дети спрашивают в первую очередь? «А я упаду? А мне будет больно?» «Да», – безжалостно отчеканивает Оскар.

Именно в этот момент он обретает тренерскую власть. Он позволяет детям падать – и они понемногу учатся ездить самостоятельно. До тех пор, пока родитель поддерживает велосипед, ребенок всегда будет оглядываться через плечо в поисках равновесия. Когда Оскар дает им ездить самостоятельно, они учатся поддерживать равновесие без посторонней помощи, – как выражаемся мы, психологи, обретают свой внутренний «локус контроля». И когда родители возвращаются, детишки уже вовсю гоняют на великах, готовые нестись вдаль по дороге – во взрослую жизнь.

Зависимость порождает бунт

Гиперопека – или, образно говоря, нежелание отпустить велосипед, – не дает развиваться самостоятельности. Такие дети не обучаются решать свои проблемы. При этом нехватка самостоятельности расстраивает их – в том числе и тех, кто еще слишком мал, чтобы адекватно осознать и выразить свое недовольство. Результатом становятся проблемы с поведением. Постоянное непослушание зачастую приводит в недоумение родителей, ожидающих от ребенка благодарности за все, что для него делается. Но подумайте: за что ребенку благодарить вас, если в результате ваших стараний он становится все более зависимым? Вместо того, чтобы научить свое чадо самостоятельности, мы учим его, что при любой мало-мальской проблеме (а они, к сожалению, неизбежны) мамочка и папочка в любое время суток примчатся ему на выручку.

Сегодня родители чуть что бросаются помогать своим детям, чтобы те, не дай бог, не пострадали хотя бы самую малость. Если они будут так усердствовать, то, в конце концов, это станет их основной работой.

Чарли, 17 лет

Вот вам еще одна причина, по которой родители часто превращаются в измученных страдальцев. В моем кабинете и на родительских группах, которые я веду, многие мамы и папы признавались: «Я ощущаю чувство вины из-за того, что не испытываю радости от общения с ребенком». Когда родителям приходится буквально все делать за свое чадо, у них накапливается усталость. Но дети не могут взять на себя даже самые простые дела, если мама и папа им этого не позволяют. Это превращается в заколдованный круг, когда родители устают все сильнее, а дети испытывают все более сильное разочарование.

Родители, слишком опекающие ребенка, тем самым дают ему понять, что он нуждается в помощи и защите. Хорошие родители берегут детей от бед, но при этом поддерживают их в стремлении исследовать мир и освоиться в нем.

Айзек Берман, доктор философии, психолог

Итак, вместо того, чтобы стать счастливее, наши дети только злятся и становятся все более уязвимыми. Навязчивое родительское внимание и гиперопека приводят к негативным последствиям. Современные дети не стали счастливее. Они стали более зависимыми, склонными избегать риска, эгоистичными и куда менее готовыми к преодолению жизненных трудностей. Но ведь вы мечтали не об этом?

Я наблюдала, как две четырехлетние девочки играли в «Кэндилэнд» – милую детскую азартную игру, в которой игрокам приходится извилистым путем идти до радужной финишной черты. Дженни выигрывала, а Бет явно была расстроена грозившим ей проигрышем. С каждым ходом Бет все больше злилась, а глаза ее все заметнее наполнялись слезами. И чем сильнее расстраивалась Бет, тем заметнее переживала ее мама. Она слишком сильно воспринимала чувства собственного ребенка – как выражаемся мы, специалисты, идентифицировала себя с ней. Границы между ней и дочерью оказались размыты. Наконец, она вскочила на ноги, стремясь спасти свое чадо от огорчения. «В “Кэндилэнде” побеждают все!» – с наигранной бодростью воскликнула она («О, боже!» – вздыхает психолог). Маленькая Дженни удивилась. «Но в “Кэндилэнде” другие правила, – сказала она. – Кто-то всегда проигрывает». Дети уверены: в любой игре есть побежденный и победитель. И когда родители выступают с фальшивыми заявлениями вроде «побеждают все», дети не только чувствуют в этих словах ложь, но и начинают сомневаться в том, могут ли они верить себе и собственным глазам. Не надо искажать их внутреннее «чувство правды» только ради того, чтобы избавить их от огорчения. В таких случаях мы выглядим как персонаж Джека Николсона из фильма «Несколько хороших парней», который заявлял: «Ты не сможешь вынести правду». Детям правда вполне по силам. А родителям необходимо спокойно воспринимать подобные ситуации. И мама Бет должна была продолжать сидеть, не показывая, что ей жаль дочку. Борьба с трудностями позволяет детям обрести эмоциональную устойчивость.

Хорошие родители позволяют ребенку оступаться и падать, не паникуя. Они знают, что неудачи в детстве неизбежны.

Нэт Дэймон, педагог

Давайте еще раз обратимся за примером к матери-природе. Бабочкам приходится с силой вырываться из коконов. Отчаянно колотясь о стенки куколки, их крылья обретают силу. Если кто-нибудь снаружи разрушит хризалиду, бабочка никогда не сможет летать. Борьба предшествует полету. Если вам больно смотреть на переживания и страдания ребенка, напомните себе: его будущее зависит от того, дадите ли вы ему возможность самому пробить себе дорогу в жизнь. Подумайте о его сверкающих крыльях!

Родителям очень трудно видеть своего ребенка переживающими, в расстроенных чувствах. Они стремятся решить все его проблемы. Но очень часто мы не в состоянии решить их. Просто уважайте чувства и мысли ребенка – неважно, сколь бы тяжелыми они не были.

Джулия, терапевт

И в «Кэндилэнде», и в реальной жизни каждому ребенку необходимо научиться проигрывать, быть хорошим партнером и, что важнее всего, справляться с разочарованием. Я понимаю, как трудно вам видеть огорчение ребенка – здесь и сейчас. Но, пожалуйста, не путайте свои и его потребности! Я понимаю, что для вас проще помочь ему, а не оставаться сторонним наблюдателем. Но достойное исполнение родительских обязанностей начинается с умения работать над собой. Отыщите свой внутренний сигнал тревоги и выключите звук. Не спешите кидаться спасать ребенка. Подождите. Ждать – это значит сделать паузу, чтобы другие могли догнать вас.

Знаю, это звучит нелогично – и все же вы должны нацелить себя на то, чтобы позволить своему чаду расстроиться. Разочарования помогают детям взрослеть, формируют механизмы психологической защиты. Когда ребенок испытывает дискомфорт, в его мозге создаются новые связи, а психика становится более устойчивой.

На медицинском факультете одной из наших постоянных мантр было: «Тренируй – или потеряешь!». Тренируйте мышцы – и они станут сильнее. Тренируйте мозг – и он будет развиваться. Позитронно-эмиссионная и магнитно-резонансная томография позволили нам получить новые интереснейшие данные, касающиеся работы мозга, и доказали, что он обладает необычайной гибкостью (или, как говорят медики, нейропластичностью). По мнению доктора Джуди Уиллис, известного нейробиолога, «чем чаще мы используем наши нейронные связи, чем больше сигналов по ним проходит, тем выше нейропластичность нашего мозга». Проще говоря, осваивая новые типы реакций, в том числе способность переживать неприятные эмоции, ребенок развивает мозг, улучшает его работу.

Подобно тому, как любовь навеки сохраняется в вашем сердце, освоенные типы поведения прочно запечатлеваются в мозге. Эта мысль поможет вам найти в себе силы не вмешиваться, позволить ребенку самому получить новый для него опыт. Как правило, ему вполне достаточно того, что любящий родитель находится рядом. Вспомните о том, что ваш ребенок вполне способен переносить неприятности, сделайте шаг назад и дайте ему возможность действовать. Пусть он осознает, что вовсе не обязательно тратить свою жизнь на то, чтобы избегать любых моральных страданий.

Лучший выход – просто пройти через это.

Роберт Фрост

Беспокойство возникает, когда мы бродим вокруг да около, не решаясь перейти к сути. Сильный человек – не тот, кто не испытывает страха, а тот, кто способен, страшась, сделать необходимое. Вот вам живой пример того, как человек справляется со своими страданиями, – его показывают нам безутешная вдова и ее четырехлетняя дочь.

Когда маленькой Эмме было три года, ее отец погиб в автомобильной аварии. Ее мать, Энн, была совершенно опустошена этой утратой. Тема была настолько болезненной, что после похорон ни мать, ни дочь ни разу не заговорили об отце. Шли дни, но их моральные страдания становились лишь сильнее. Энн, будучи работающей матерью-одиночкой, приходила домой к ночи, совершенно разбитая, и постоянно срывалась на дочь. Их отношения превратились в гремучую смесь гнева и крушения надежд. Они все больше отдалялись друг от друга. И вот однажды Энн записалась в мою родительскую группу. Другие члены группы подталкивали ее к тому, чтобы поговорить с дочерью о смерти мужа, но Энн отказалась, объяснив, что это слишком трудно для нее. Неделя за неделей она приходила на собрания группы все с тем же удрученным и измученным видом. Избегая болезненной темы, и мать, и дочь страдали все сильнее. Но в последнюю неделю работы группы Энн, впервые за все это время, пришла на встречу с умиротворенным выражением лица. Ее спросили, что произошло, и она рассказала, как Эмма попросила прочитать ей сказку «Король-Лев». Энн еще ни разу не читала дочери эту книжку и была рада прочесть что-нибудь новенькое, – но внезапно она вспомнила, что отец-лев в сказке умирает.

«Сначала я хотела пропустить несколько страниц, чтобы не причинять дочери лишнюю боль, – призналась Энн. – Но благодаря работе в группе я решилась прочесть ей эти страницы. Эмма расплакалась, а потом, зарывшись головой мне в колени, всхлипывая, произнесла: “Мой папа тоже умер, как Король-Лев!”»

Энн рассказала, как они плакали, обняв друг друга. «Мне было очень больно, и все-таки я впервые за все время, прошедшее со смерти мужа, ощущала такую близость с дочерью, – призналась она. – Глядя на слезы Эммы, я испытывала облегчение, чувствуя, что могу по-настоящему ее утешить… Эмма спросила, где теперь ее папа, и я объяснила, что он на небесах. Она спросила, можно ли ей обнять его. Я сказала, что мы можем обнимать его в душе. Тогда она, вскочив, кинулась в чулан и принесла оттуда длинную линейку и перчатку. Надев перчатку на конец линейки, она подняла ее повыше и произнесла: «Привет, папа! Это я, Эмма. Я просто очень хотела обнять тебя».

Ваш ребенок не сломается от моральных страданий – ни от небольших, ни даже от самых тяжких. Напротив: столкновение с трудностями даст ему возможность расти.

Однажды я наблюдала за тем, как хорошая учительница помогла двум первоклассникам удачно справиться с проблемой. Двое мальчишек подрались из-за книги. Миссис Фрейд подошла к ним с радостной улыбкой и с легким южным акцентом произнесла: «Как здорово, ребята! Теперь у вас есть шанс научиться находить компромисс!» «Что такое компромисс?» – спросил один из мальчиков, обезоруженный энтузиазмом учительницы. «Ты получишь часть того, что хочешь, и твой друг получит часть того, что хочет он. А потом вы подойдете ко мне и расскажете, как это у вас получилось», – объяснила миссис Фрейд. Я поразилась, с какой готовностью школьники откликнулись на ее предложение. Она даже не пыталась сама решить их спор из-за книги. Вместо этого она дала им возможность решить проблему самостоятельно и приобрести новый опыт. Вскоре мальчишки, подбежав к учительнице, рассказали, что решили пользоваться книжкой по очереди, а для того, чтобы решить, кто возьмет ее первый, воспользовались считалкой. Драка давно была забыта, и оба выглядели очень довольными собой.

Вот что по-настоящему важно уметь родителям. Именно так мы воспитываем в детях самоуважение. И уверяю вас: полученный урок принес детям гораздо больше радости, чем победа в игре «Кэндилэнд».

Ясно ли я выразила свою мысль? Гиперопека – истинный бич воспитания, и она влечет за собой очень серьезные последствия. Мы, специалисты, видим, что у детей, подростков и молодежи все чаще встречаются тревожные расстройства, наркотические зависимости, депрессии. И это ужасно. Представители современного поколения беззаветно любящих родителей не задумываются о том, что отправляют своих детей в большой мир, не снабдив их эмоциональным инструментарием для преодоления жизненных трудностей. Отправляясь в колледж, эти детишки ежедневно бомбардируют родителей звонками, письмами и сообщениями в Skype, умоляя посодействовать в решении проблем, с которыми они должны справляться самостоятельно. Один преподаватель рассказал мне, что некоторые родители даже исправляют ошибки в самостоятельных работах своих чад, которые те посылают им по электронной почте. Кто бы мог подумать, что в кодекс поведения студентов колледжей придется включать правила, касающиеся родителей! Последние держат своих подросших детей на электронном поводке, который тянет юных студентов назад как раз тогда, когда они должны изо всех сил бежать вперед. В наше время самым заманчивым в студенческой жизни было ощущение собственной независимости, возможность самостоятельно принимать решения. Колледж – это мостик, ведущий от родительского порога в реальную жизнь. Умение полагаться на себя – это стадия развития, которую нельзя пропускать. Мы знаем, что Оскар в таком случае потребовал бы: «Да отпустите уже этот чертов велик!» Пора научить детей тому, что падение – это пустяки, дело житейское, и от пары синяков и ссадин никто не умрет.



Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Самые популярные материалы