Снижает ли агрессию воображаемая агрессия

Общий ответ - нет. Более того, воображаемая агрессия скорее повышает вероятность раскрутки реальной агрессии.

В эксперименте Ричарда Уолтерса и Мюррея Брауна мальчики, время от времени вознаграждавшиеся за нанесение ударов пластиковой кукле, через несколько дней начинали вести себя более агрессивно по отношению к конкурировавшим с ними сверстникам. В эксперименте Миомира Зузула мальчики, часто игравшие с детским оружием, проявляли затем больше агрессивности в поведении по отношению к своим одноклассникам. Эксперименты Чарльза Тернера и Дианы Голдсмит показали, что мальчики дошкольного возраста, игравшие с детскими ружьями, проявляли впоследствии более агрессивное антиобщественное поведение, чем мальчики, имевшие дело с обычными игрушками.

Фильм "Передача первого канала: Большая разница. Снег"

Возможно, в случае осуществления агрессивных намерений агрессия снизится из-за чувства удовлетворения: сделал, как хотел. А вот сама воображаемая агрессия, выплеск агрессии - вовсе не успокаивает и агрессию не снижает.

Воображаемая агрессия не дает позитивный эффект ни в отношении спокойных детей, ни в отношении детей в состоянии повышенного эмоционального возбуждения.

В опыте Шахбаза Маллика и Бойда Мак-Кэндлисса пары третьеклассников, составленные из представителей как разного, так и одинакового пола, должны были строить модели из конструктора. При этом каждый ребенок, являвшийся объектом наблюдения, не знал, что его партнер получал от руководителей эксперимента особое задание, состоявшее в том, чтобы либо помогать решать поставленную строительную задачу, либо мешать ее выполнению в резкой форме. Сразу же после окончания этого этапа испытуемые в течение восьми минут обязаны были выполнить дополнительное задание. Его вид решающим образом сказывался на полученных результатах. Некоторые испытуемые, являвшиеся членами групп как первого, так и второго типов, должны были проявлять воображаемую агрессию с помощью стрельбы из игрушечных ружей, в то время как в контрольных условиях в группах обоих типов оба участника каждой пары проводили время в нейтральных беседах с экспериментаторами. При этом еще одна группа использовалась для того, чтобы определить, насколько агрессивными стали бы испытуемые, если бы они узнали, что некорректные действия партнеров не были направлены лично на них. С некоторыми из раздраженных детей беседовали экспериментаторы и объясняли им, что поведение партнеров было обусловлено усталостью и огорчениями.

Когда время для выполнения дополнительного задания истекало, помощники экспериментаторов переходили в другую комнату якобы для решения подобных задач строительства моделей из конструктора. Каждый из ничего не подозревавших испытуемых получал возможность либо помочь, либо помешать этому помощнику выполнить заданную работу, нажимая специальные кнопки на электронном приборе. Степень агрессивности их поведения измерялась числом нажатий кнопки «Вред» при попытке вмешательства в работу партнера (максимально допустимое число нажатий этой кнопки равнялось 20).

Оказалось, что раздражение детей заметно увеличивало проявление их агрессивных наклонностей, даже если их партнеры не имели намерения препятствовать их конструкторской деятельности. Действия экспериментатора, объяснявшего причины грубого поведения другого ребенка, существенно снижали желание (или готовность) детей наказать своего обидчика. Изменив свое мнение об обидчике в благоприятную сторону, дети либо полностью отказывались от применения ответных репрессивных мер, либо существенно снижали уровень проявления своей агрессивности. С другой стороны, агрессивный стиль игры не приводил к снижению числа попыток атаковать обидчика. Таким образом, возбужденные дети не испытывали благотворного влияния катарсиса в результате стрельбы из своих игрушечных ружей.

Разрядка агрессии, повторяясь, перестает работать как эмоциональное отреагирование, превращаясь только в психопатическое поведение.

"Когда мой младший брат был чем-нибудь рассержен, он начинал пинать ногами мебель. Наша мать говорила, что таким образом он «выпускает пар». Теперь ему исполнилось 32 года, и, если его что-то раздражает, он по-прежнему вымещает свою злобу на мебели. Но кроме того, он стал бить свою жену, своих детей, свою кошку и крушить все, что попадается на его пути" - так ответила одна читательница на рекомендацию психолога дать ребенку специальный "мешок для битья", чтобы помочь ему справиться со вспышками раздражения.

Как писал в своем классическом исследовании Л. Берковиц, "Когда брат этой женщины пинал ногами мебель, его воображаемая агрессия против других людей получала подкрепление, так что его склонность к насилию становилась все сильнее, а он сам с большей вероятностью мог атаковать любого вызвавшего его раздражение человека. Во многом сходные процессы могут происходить всякий раз, когда люди ведут себя агрессивно, вне зависимости от того, в какой форме выражается подобное поведение. Наступило время, когда специалисты по проблемам психического здоровья людей должны прекратить рекомендовать осуществление воображаемого насилия в качестве средства ослабления склонности к агрессии".

Разрядка агрессии и негативных эмоций у мужчин и женщин

Метод разрядки агрессии через крик и выплеск эмоций плохо помогает мужчинам, но иногда помогает женщинам. Что касается разрядки агрессии не через речь, а с помощью реальных или воображаемых физических действий, типа побить воображаемого обидчика, то здесь эксперименты уверенно говорят, что мужчин от агрессии это не освобождает, в то время как женщинам от этого, бывает, становится легче. См.

Когда воображаемая агрессия дает позитивный эффект

Воображаемая агрессия может дать позитивный эффект, если она доставила человеку радость, удовлетворение и повысила ему настроение. Человек в хорошем настроении действительно менее агрессивен.

Люди, получившие удовольствие от стрельбы из пистолета по мишеням или от того, что, пробегая по темному коридору, смогли поразить из электронного светового ружья всех своих противников, действительно могут испытать прилив доброжелательных чувств на ближайшие несколько минут или даже часов. Однако это состояние будет не результатом их освобождения от позывов к насилию, а следствием их хорошего настроения в данный период времени.

Как это комментирует Эллиот Аронсон, "львиная доля фактов свидетельствует против гипотезы катарсиса. На первый взгляд это может показаться странным, поскольку на определенном уровне идея катарсиса не лишена смысла. Я имею в виду то, что она согласуется с народной мудростью, советующей в гневе прежде всего «выпустить пар», «дать выход своему гневу» и т. д. В чем причина противоречия между народной мудростью и наукой? Я думаю, она обусловлена тем фактом, что мы, люди, — когнитивные животные. Соответственно, у нас агрессия зависит не только от напряжения — от того, что человек чувствует, — но также от того, что он думает. Поставьте себя на место участника в ситуации, описанной в двух предыдущих экспериментах. Стоит вам нанести другому человеку удар током или неодобрительно высказаться о своем руководителе — и сделать это во второй раз станет гораздо легче. В каком-то смысле ваш первичный враждебный акт вызывает у вас потребность оправдать его. Зачем? Как было показано в предыдущей главе, когда человек причиняет вред другому, тем самым запускаются когнитивные процессы, нацеленные на оправдание акта жестокости. Таким образом, когнитивный диссонанс уменьшается, но одновременно подготавливается почва для дальнейшей агрессии". (Эллиот Аронсон, Общественное животное. Введение в социальную психологию, СПб, "Прайм-Еврознак", 2006 г., с. 253-254.)

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы