Опыты Харлоу


Гарри Фредерик Харлоу, (31 октября, 1905 – 6 декабря, 1981 год), американский психолог.

Опыты Харлоу

В противоположность пси­хоаналитической концепции либидо, согласно которой психи­ческие механизмы, обеспечивающие гетеросексуальную на­правленность полового влечения, формируются аутохтоино, а внешние воздействия лишь задерживают это развитие или при­водят к регрессии, отбрасывая индивидуум к ранним, более примитивным стадиям (орально-каннибалиетской, анальпо-садиетической и т. п.), Гарри и Маргарет Харлоу из лабора­тории по изучению поведения приматов (Висконсинский уни­верситет) показали, что формирование у макак-резусов пове­денческих навыков, завершающихся способностью к нормальному спариванию, требует активных воздействий оп­ределенных факторов внешней среды, что факторы эти имеют социальный характер и что исключение этих социальных фак­торов приводит к грубой инвалидизации особи.

Фильм "Гарри Харлоу"

Опыты Харлоу жестоки, но поучительны.

Если опыты И. Р. Тарханова на самцах лягушек обнажили роль и значение соматического компонента либидо, то экспе­рименты Харлоу с сотр. без преувеличения можно назвать исследованиями по моделированию любви.

Поводом к проведению экспериментов послужило наблюде­ние, очень далекое от сексуальной сферы. Изучая развитие способностей к научению, Харлоу изолировал молодых обезь­ян от взрослых, с тем, чтобы исключить влияние последних на формирование навыков. Детенышей отнимали от матерей че­рез несколько часов после рождения и держали в индивидуаль­ных клетках. Сравнивая затем животных, полностью изоли­рованных в течение 3, б и 12 мес, исследователи установили факт инвалидизации, углублявшейся пропорционально длительности пребывания в одиночестве. Если обезьяны, изоли­рованные на 3 мес, будучи выпущены в вольеру, проявляли признаки сильнейших эмоциональных расстройств, но все же в конце концов адаптировались к жизни среди сородичей, то обезьяны, изолированные на 6 мес и выпущенные к сверст­никам, уже не могли оправиться до конца своей жизни: они сидели, сжавшись в комок, обхватив себя руками и раскачи­ваясь, полностью уйдя в себя. За 8 последующих месяцев они так и не смогли войти в контакт со своими нормальными ровесниками, и лишь немногие иногда проявляли интерес друг к другу и пытались вступить в игру между собой. Что же ка­сается 12-месячной полной изоляции, то у таких животных, полностью отсутствовали какие бы то ни было зачатки иссле­довательской или игровой активности (Подавление познавательного инстинкта). Через 10 недель пришлось прекратить наблюдения над содержанием этих животных в об­щем вольере, так как нормальные обезьяны буквально разры­вали 12-месячных изолятов на части, а те не делали никаких, попыток защищаться (Подавление инстинкта самосохранения). Бросающиеся в глаза различия отмече­ны в мастурбаторной практике этих животных: В группе 6-ме­сячных изолятов мастурбация, хотя и была редкой, все же наблюдалась, а у 12-месячных изолятов она практически от­сутствовала, в то время как в контрольной группе отмечалась частая и регулярная мастурбация (Подавление сексуального инстинкта).

С указанными наблюдениями ассоциировались наблюде­ния над другой серией животных, которые с момента рождения содержались в отдельных клетках, могли видеть и слы­шать друг друга, но не имели физического контакта. Эта фор­ма изоляции была обозначена как «частичная социальная изоляция». По окончании опытов по «интеллектуальному» научению животные этой группы, достигшие физической зрело­сти, были переведены в стадо производителей. «И вот тут-то мы заметили, что с ними творится что-то неладное... проходи­ли недели, месяцы, а эти животные не спаривались... И тогда мы поняли, что вырастили стадо обезьян, ненормальных в по­ловом отношении» (Подавление сексуального инстинкта).

Почему же даже частичная социальная изоляция, которая кажется сравнительно мягким видом воздействия, сказывается па поведении животного столь разрушительно? Обезьяна, воспи­тывающаяся в частичной социальной изоляции, не знает мате­ринской любви. Поскольку она живет в клетке, у нее не мо­жет возникнуть чувство привязанности к сверстникам, кото­рое для своего развития требует физического общения с дру­гими молодыми обезьянами. И, наконец, в условиях проволочной клетки не формируются адекватные проявления полового влечения.

Часть самок, воспитывавшихся в полной изоляции, были затем искусственно оплодотворены, и тогда Харлоу с сотр. обнаружили, что ими создан новый вид животного, который, получил у них название «безмамной мамы». Такая обезьяна-мать, выросшая без матери и не знавшая материнской любви, и сама не испытывала любви к своим детям (Подавление материнского инстинкта). Многие подоб­ные обезьяны-матери не обращали на своих детенышей ника­кого внимания, но были и такие, которые обращались с ними необычайно жестоко — придавливали малыша лицом к полу, откусывали у него пальцы и кисти, а одна из них даже вло­жила голову младенца себе в рот и раскусила ее.

На основании этих фактов Харлоу с сотр. пришли к выводу, что для нормально­го становления основных форм социального и полово­го взаимодействия между от­дельными взрослыми обезь­янами необходимо, начиная с младенчества, обеспечить им специфическое эмоцио­нальное воздействие, носите­лем которого на самых ран­них стадиях онтогенеза яв­ляется мать.

Для выяснения компонен­тов, наиболее важных для нормального психофизио­логического формирования особи, были сконструированы, различные типы суррогат­ных заменителей матери, одни из которых обеспечи­вали детенышу ощущение комфорта, вызываемое при­косновением к телу «искусственной» матери, другие - удо­вольствие от сосания или чувство насыщения. В подавляю­щем большинстве случаев младенцы предпочитали тряпочных матерей, не кормивших их молоком, проволочным суррога­там, дававшим молоко. С тех пор фотографии маленьких обезьянок, доверчиво прижимающихся к мягкой искусствен­ной матери, обошли весь мир, наглядно проде­монстрировав, что чувство комфорта, возникающее у обезьянь­его детеныша при прикосновении к матери, и есть тот глав­ный фактор, та главная побудительная сила, которая привязы­вает его к ней. Наблюдая за поведением малышей в изоли­рованной комнате, исследователи установили основное свой­ство тряпочной матери - способность вселять в младен­цев чувства безопасности и уверенности. Если детеныша сажа­ли в изолированную комнату с игрушками, но без тряпочной матери (или с проволочным суррогатом, дающим молоко), то он обычно свертывался в комочек и визжал от страха. Стоило, однако, внести туда же тряпочную мать, как малыш поспешно ковылял к ней и вцеплялся в нее изо всех сил.

Как только страх его проходил, детеныш начинал обсле­довать окружающую обстановку и играть, время от времени возвращаясь к своей неживой матери, чтобы потрогать или крепко обнять ее и тем ослабить свое чувство страха и неуверенности.

В присутствии искусственной матери обезьянка чувствует себя в полной безопасности.

Сравнивая искусственных матерей с настоящими, исследо­ватели пришли к выводу, что настоящие матери, разумеется, лучше: «Тряпочная мать может снабжать детеныша молоком, но не из такой удобной посуды, как живая. Настоящая мать не дает малышу сосать после того, как он насытился, тогда как никакая искусственная мать не может остановить беспо­лезное сосание (регуляция пищевого инстинкта). Настоящая мать приучает детеныша помещать фекалии в одно место..., учит своего младенца понимать же­сты и голосовые сигналы других обезьян. Настоящая мать подвижна и реагирует на все нужды младенца..., а суррогат­ная может лишь пассивно все принимать.

Позднее мать играет активную роль в отторжении младен­ца от себя... и это наталкивает его... на обследование окружа­ющей... среды (активация познавательного инстинкта). Наконец (и это особенно важно для развития будущей способности к общению со сверстниками), настоящая мать с гораздо большим успехом... может регулировать первые младенческие игры».

Обобщая свои наблюдения, Харлоу с сотр. пришли к выво­ду, что основой формирования многих типов социального и полового взаимодействия является любовь, которая у макак-резусов развивается путем последовательной смены и взаимо­действия главных видов, или «систем», любви, к которым от­носятся материнская любовь, любовь младенца к матери, лю­бовь к сверстникам, гетеросексуальная любовь, отцовская лю­бовь.

Играя, обезьянка время от времени притрагивается к искус­ственной матери, чтобы прогнать страх и обрести уверенность.

Важная функция материнской любви – направлять игру малышей так, чтобы они успешно играли вместе, а не порознь. Таким образом, материнская любовь оказывается этапом в развитии любви к сверстникам, которую супруги Харлоу считают самым важным видом любви с точки зрения её роли на протяжении всей жизни животного. Возникая на основе любопытства и исследовательской дея­тельности и развиваясь затем в процессе игр, общение со свер­стниками способствует формированию привязанности к това­рищам, развитию основных социальных ролей, торможению агрессивности и созреванию полового чувства.

Гетеросексуальная любовь в свою очередь разви­вается из любви к сверстникам.

У разных семейств животных гетеросексуальная любовь раз­личается по форме и функциям. «Если это крыса и ее половая жизнь определяется эндокринной системой - все очень про­сто. Но если перед вами обезьяна... или человек, а гетеросек­суальное поведение и здесь реализуется главным образом го­надами - тогда дело плохо... У приматов половая жизнь без предшествующей и сопровождающей ее любви искажается и нарушается».

Васильченко Г.С. Общая сексопатология, руководство для врачей. Москва, “Медицина”1977 г.стр.133-138.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы