Социальный мазохизм

Михаил Рогачев, журнал "Наша психология" (психология на каждый день), май 2011, источник: http://www.psyh.ru

Однажды я наблюдал, как пожилая женщина ругалась с сотрудницами банка. Суть жалобы выглядела ничтожной в сравнении с ее волнением и возмущением. Операционисты терпеливо выслушивали, однако ярость жалобщицы все нарастала. Это продолжалось до тех пор, пока администратор резко не осадила старушку. Та сникла, расплакалась и побрела к выходу. При этом, как ни странно, она показалась мне удовлетворенной. Она выглядела так, будто какое-то мучительное напряжение покинуло ее. Что же побудило человека затевать конфликт, в результате которого она же сама оказалась пристыженной и обиженной? Возможно, подсознательное желание стать жертвой в этой склоке и было ее целью?

Поведение, подобное тому, которое мне довелось наблюдать, строится по так называемому мазохистскому сценарию. Традиционно в психологии под мазохизмом понимали получение сексуального удовлетворения от боли и унижения. Однако многие люди склонны испытывать удовольствие, находясь в состоянии жертвы не только в рамках сексуальных игр. Склонность к самоунижению у таких людей проявляется в конфликтах, которые они же сами и затевают. Почему они это делают?

Да потому, что в обычной жизни реализовать мазохистский сценарий труднее, чем в сексе. В сексуальной игре можно просто попросить партнера проявить жестокость. В повседневной жизни вряд ли кто-то согласится выступать в роли агрессора, поэтому мазохисты вынуждены сами затевать ссоры и склоки, вовлекать в них окружающих, чтобы в результате оказаться в роли жертвы. Любой из нас помимо воли может быть втянутым в этот спектакль. Для того чтобы избежать манипуляций и защититься от возможных неприятных переживаний, полезно уметь распознавать эти сценарии. Для этого хорошо бы понимать, как они возникают. Конфликт конфликту рознь. Люди отстаивают свои границы, решая принципиальные вопросы или выражая гнев. Конфликты полезны человеку для развития. Однако ссоры, спровоцированные мазохистом, как правило, вызывают у их невольных участников лишь недоумение, растерянность и чувство вины. Осознав, для чего нужен мазохисту конфликт, можно защититься от его манипуляций и избежать неприятных переживаний.

«Слабая женщина»

Маргарита, 28 лет, юрист

Вспылив, затеяв склоку или проявив напор, Маргарита спешит вызвать огонь на себя и скорее оказаться в роли жертвы. Дело в том, что в ее представлении воинственность – исключительно мужское качество, тогда как жертвенность – женская добродетель. Такая установка сформировалась у нее под влиянием матери, которая демонстрировала свою жертвенность как основное женское достоинство. Каждая женщина (как и мужчина) стремится ощущать психологическую принадлежность к собственному полу. Жертвенность действительно традиционно считалась одной из характеристик поведения женщины, отличающей ее от мужчины. Этот стереотип закреплен в обозначениях «слабый пол» и «сильный пол». Однако в случаях, подобных поведению Маргариты, имеет место формальная подмена понятий. Вместо самоотречения, альтруизма достигается состояние жертвы (страдание, травма). Реализация такого мазохистского сценария служит для Маргариты извращенным средством ощущения «собственной женственности».

Рекомендация: если устроившая конфликт женщина говорит: «я слабая женщина», «с женщинами всегда так обходятся», можно прекратить ссору, апеллируя именно к ее женственности. Сказав, «вы ведь женщина», «вы мать», «вы такая красивая женщина», можно ненадолго укрепить ее половое самосознание, и она успокоится.

«Эмоционально голодный»

Вадим, 41 год, риелтор

Родители были холодны и безразличны к маленькому Вадику. Совершая какое-либо действие, вызывавшее ярость родителей, мальчик, как мог, заявлял о себе. Раздраженные родители наказывали его, уделяя таким образом ему хоть немного внимания. Только так Вадим мог привлечь к себе внимание, чтобы доказать свое существование. Теперь он, взрослый, вызывает гнев в отношении себя, вступая с другими людьми в контакт единственным известным ему способом.

Рекомендация: если в ходе спора вы чувствуете, что оппонент пытается привлечь к себе внимание, вызывая вашу ярость, уделите ему или ей внимание. Попробуйте просто подумать: «Кто этот человек? Какой он?» Пробуйте задать ему вопросы о нем. Увидите, он успокоится.

«Спасаемая»

Ольга, 25 лет, экономист

Ольга, оказываясь в сложной ситуации, всегда ждет, что ее защитят, как это было в детстве. Родители, занятые своими делами, не обращали внимания на маленькую Олю до тех пор, пока с ней что-нибудь не приключалось. Девочка усвоила, что, попав в беду, она обретает внимание родителей. Став взрослой, Ольга продолжает разыгрывать сценарий «преследователь – жертва – спасатель». Она подсознательно провоцирует другого человека проявить по отношению к ней агрессию, унизить ее. Оказавшись в униженном положении, Ольга рассчитывает привлечь внимание кого-то, кто возьмет на себя роль спасающего родителя. В некоторых случаях это работает, за нее вступаются. Удовлетворение достигается в тот момент, когда Ольгу жалеют, тем самым поощряя ее потребность в заботе и внимании.

Рекомендация: если вы почувствуете, что оппонент вызывает у вас жалость, проявите ее. Даже сжалившись над вашим обидчиком внутренне, вы добьетесь того, что человек этого типа прекратит конфликт.

«Наказуемая»

Александра, 30 лет, журналистка

Александра начинает искать себе «того, кто накажет», как только ощутит себя хоть немного в чем-то виновной. Оказавшись морально побитой, получая наказание, она избавляется от непереносимого для нее чувства вины. Нормальное отношение к собственной виновности формируется в детстве. Как и любой ребенок, Саша испытывала вину, пытаясь нарушить запреты, налагаемые родителями. Небольшое чувство вины – необходимый элемент в воспитании. Переживая и выдерживая это чувство, ребенок постепенно научается сам регулировать свое поведение. Однако Сашины родители не давали ей возможность побыть виноватой, а сразу жестоко наказывали за провинность. В результате у Саши закрепился стереотип: за чувством вины должно незамедлительно следовать наказание. Так возник ее мазохистский сценарий. Однако для того, чтобы навязать кому-то роль «карающего родителя», взрослая Александра сама вынуждена первой затевать конфликт, в котором в результате она окажется наказанной. Затевая конфликт, она усиливает свое чувство вины, поэтому, «приняв наказание», Александра переживает яркую разрядку напряжения.

Рекомендация: если тот, кто решил выяснить отношения, вдруг начинает выглядеть виновато, а вы, тем не менее, не можете отделаться от желания его проучить, не отказывайте себе в удовольствии – накажите его. Ваше желание совпадает с его (ее) скрытой потребностью. Только не переборщите!

«Жалобщик»

Григорий, 40 лет, менеджер

Каждый раз, почувствовав в себе злость или гнев, Григорий неосознанно ищет человека, которого он сможет спровоцировать на конфликт, чтобы самому претерпеть обиду и оскорбление. Ощутив себя «обиженным», он начинает жаловаться на обидчика: обращается к руководству, вызывает милицию, подает в суд. Такое поведение помогает ему справиться со своей собственной запрещенной агрессивностью. Причины этого скрыты в его детстве, когда родители принимали и поддерживали в Грише только хорошие, по их мнению, черты. Когда мальчик оказывался плохим, родители игнорировали его, подолгу с ним не разговаривая. Самым плохим свойством считалась агрессивность сына. Хотя некоторая злоба нормальна для мальчика четырех лет, Гриша был убежден, что, подравшись или играя в «войнушку», он рискует стать «нелюбимым» и «чужим» для родителей. Поэтому малыш придумал, как скрывать свою ярость, прикидываясь пострадавшим. Когда другие дети, играя в садике, толкали или ударяли Гришу, он сразу бежал жаловаться воспитательнице. Гриша представлял себя пострадавшим, но этим же проявлял свою агрессию по отношению к другим детям – ведь «обидчика» всегда наказывали. Собственную агрессивность мальчик стал приписывать другим детям, поскольку ему быть «злым» запрещалось. Повзрослев, молодой человек продолжает искать агрессивные свойства в других, отрицая их в себе. Так он пытается сохранить любовь своих внутренних родителей. Григорий регулярно доказывает себе, что если он – потерпевшая сторона, значит, он точно не злой, а значит, он хороший.

Рекомендация: если вы неожиданно оказались втянутыми в конфликт, обратите внимание на угрозы в свой адрес – «Я найду на тебя управу!». В этом случае можно сказать человеку о том, что он сам злобен и воинственен. Скорее всего, он испугается собственной агрессивности и скоро успокоится.

Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Развитие темы

Самые популярные материалы