Любищев, Александр Александрович

В 1918 году Александр Любищев, 28-летний преподаватель Таврического университета в Симферополе, сформулировал цель своей жизни: создать естественную систему организмов. То, что сделал Менделеев в химии, он решил сделать в биологии — и, шире, в истории эволюции. В частности, подкорректировать теорию Дарвина: ему думалось, что тупым случайным перебором не создается та математически выверенная красота и великолепие, которые видим мы в природе.

«Для установления такой системы необходимо отыскать что-то аналогичное атомным весам, что я думаю найти путем математического изучения кривых в строении организмов, не имеющих непо­средственно функционального значения… математические трудности этой работы, по-види­мому, чрезвычайно значительны… К выполнению этой главной задачи мне придется приступить не раньше, чем через лет пять, когда удастся солид­нее заложить математический фундамент… Я за­дался целью со временем написать математиче­скую биологию, в которой были бы соединены все попытки приложения математики к биологии», — писал молодой преподаватель в 1918 году.

На жизнь, то есть на работу — он поставил себе 90 лет. Далее составил план жизни и начал трудиться вместе со всей страной по пятилеткам — только своим личным пятилеткам. План — отчет. Отчет недельный. Месячный отчет. Годовой отчет: это уже многостраничная ведо­мость, целая тетрадь. Отчет за 5 лет, план на 5 лет вперед.

Планы подробные, с разделами и подразделами: матема­тика, таксономия, эволюция, энтомология, история науки…

Много ли времени занимали сами эти отчеты и планы? Не более 2% от времени собственно работы. Подробный месячный отчет занимал от 1,5 до 3 часов, план на следующий месяц — 1 час. Годовой отчет — 17-20 часов.

Какое совпадение планов и отчетов? По главным делам запланированное и сделанное у Любищева сходится с точностью до одного процента.

«Всякие перерывы в работе я выключаю, я подсчитываю время нетто. Время нетто получается гораздо меньше количе­ства времени, которое получается из расчета вре­мени брутто, то есть того времени, которое вы про­вели за данной работой.

Часто люди говорят, что они работают по 14-15 часов. Может быть, такие люди сущест­вуют, но мне не удавалось столько проработать с учетом времени нетто. Рекорд продолжитель­ности моей научной работы 11 часов 30 мин. Обычно я бываю доволен, когда проработаю нет­то — 7-8 часов. Самый рекордный месяц у меня был в июле 1937 года, когда я за один месяц проработал 316 часов, то есть в среднем по 7 ча­сов нетто».

Подробно считалось все, с точностью до 5 минут, особо внимательно разбиралось время, посвященной цели жизни, прямой научной работе.

«Август 1965 года: 136 часов 45 минут рабочего времени пер­вой категории.

  • Основная научная работа — 59 ч. 45 м
  • Систематич. энтомология — 20 ч. 55 м.
  • Дополнит. работы — 50 ч. 25 м
  • Орг. работы — 5 ч. 40 м

Итого 136 ч. 45 м.»

Он использует каждую минуту, любые так называе­мые «отбросы времени»: в любой пешей прогулке он собирает насекомых; когда на заседаниях начинается болтовня, он решает задачки. Английский и немецкий языки он выучил в основном во время поездок в трамваях.

Это и была его Система: беречь каждую минуту своей жизни. Свою Систему он создал еще до того, как поставил в своей жизни цель.

За два года до постановки цели жизни, в 26 лет, а точнее 1 января 1916 года Саша Любищев дал себе обет: научиться отслеживать и беречь время своей жизни. Время — невосполнимо. С тех пор, С 1916 года по 1972-й, по день смерти, пятьдесят шесть лет подряд, Алек­сандр Александрович Любищев аккуратно запи­сывал расход времени. Любое свое действие — отдых, чтение газет, прогулки — он отмечал по часам и минутам.

Его дочь рассказыва­ла, что в детстве, когда она и брат приходили к отцу в кабинет со своими расспросами, он, начи­ная с ними общаться, делал при этом отметки на бумаге: отмечал время.

Действительно, учитывалось все. Отчет за 1938 год: кроме обязательного учета рабочего времени (эколо­гия, энтомология, оргработа, Зообиологический институт и Плодоягодный институт), учтено все личное время: общение с людьми, пе­редвижение, домашние дела. Чтение научной и художественной литературы на разных языках — 9000 страниц, 247 часов. Написано 552 страницы научных трудов, из них напечатано 152 страницы. Развлечения — 65 раз.

Далее список про­смотренных спектаклей, концертов, выставок и ки­нокартин.

Что бы он ни делал, он помнил, зачем он это делает, для какой цели. По итогам чтения каждой книги — ее конспект: то содержание, которое соответствовало целям чтения. По итогам нескольких конспектов — критический разбор, в котором Любищев формулирует уже свое видение предмета. Когда подходит время статьи — у профессора Любищева уже все готово, он пишет ее быстро. И на каждой его статье стоит «цена»: количество часов и минут, потраченных на ее подготовку и написание (все раздельно).

Используя эту систему, он мог добиваться целей, заведомо превышающих возможности обычного человека.

Любищев А.А.
Любищев А.А.

Когда Любищев понял, что для выполнения цели своей жизни ему нужно работать и вширь, и вглубь, стать одновременно и узким специалистом, и универсалом, он поставил такую задачу и таким человеком стал. Как отмечали друзья и коллеги, диапазон его знаний был просто огромен. Заходила речь об английской монархии — он мог привести подробности царствования любого из английских королей; говорили о религии — выяс­нялось, что он хорошо знает Коран, Талмуд, исто­рию папства, учение Лютера, идеи пифагорейцев… Он знал теорию комплексного переменного, эко­номику сельского хозяйства, социал-дарвинизм Р. Фишера, античность… Он все это знал, потому что он выделял на это время и использовал время строго по назначению.

«У Александра Александровича Любищева бы­ли свои, совершенно особые отношения со Временем. Он был свободен от желания обогнать, стать первым, превзойти, получить… Он любил и ценил Время не как средство, а как воз­можность творения. Относился он к Времени бла­гоговейно и при этом заботливо, считая, что Вре­мени не безразлично, на что его употреблять. Оно выступало не физическим понятием, не циферблат­ным верчением, а понятием нравствен­ным. Время потерянное воспринималось как бы временем, отнятым у науки, растраченным, похи­щенным у людей, на которых он работал. Он твердо верил, что время — самая большая цен­ность и нелепо тратить его для обид, для со­перничества, для удовлетворения самолюбия. Обращение со временем было для него вопросом этики», — писал о нем Даниил Гранин, посвятивший ему книгу «Эта странная жизнь».

Изо дня в день он повышал норму требований к себе, не давал никаких поблажек. Он работал с удовольствием, работал с каждым годом все больше и все лучше. В пятьдесят лет он работал лучше, чем в сорок, в семьдесят — лучше, чем в шестьдесят: росло количество и качественных страниц, и революционных идей.

Без всяких компьютеров, без машинистки, написать полторы тысячи страниц за год! Отпеча­тать 420 фотоснимков! 1967 год, Любищеву уже семьдесят семь лет.

Александр Александрович Любищев прожил 82 года и умер в Тольятти, куда приехал прочесть ряд лекций.

Каков его отчет за прожитую им жизнь?

Прежде чем спрашивать это с Саши Любищева, хорошо спросить это с самого себя…

Выполнил ли Любищев намеченную програм­му? Нет, он ее не выполнил. Он не успел. Поставленная им задача оказалась настолько громадной, что при любой интенсивности работы времени его человеческой жизни физически не хватило. Бывают задачи, объективно превосходящие возможности одного, отдельно взятого человека: жизнь никому не обещала, что она будет укладываться в наши ожидания.

Другое дело, что по пути своих исследований он качественно продвинул сразу несколько наук: биологию, зоологию, энтомологию, генетику, математику, систематику, философию, историю науки, кибернетику. Никто, даже близкие Александра Александ­ровича Любищева не подозревали величины на­следия, оставленного им. Работы по систематике земляных блошек, истории науки, сельскому хозяйству, защите растений, теории эволюции, атеизму… Классические работы по дисперсионному анализу, теория систематики… Собственно, он является основателем и разработчиком системы учета времени, сегодня называемой тайм-менеджментом.

Всего более пятисот листов статей и исследований: это двенадцать с половиной тысяч страниц машинописного текста.

Услышьте: он стал не просто признанным специалистом в данных отраслях, он стал тем, кто раздвигал границы этих наук и вел других специалистов за собой. Разработка нового математического аппарата применительно к биологии, новое осмысление проблемы происхождения видов — он был одним из тех, кто готовил новое понимание биологии. Он сеял — зная, что не увидит всходов. Он делал это, потому что знал: то, что он дела­ет, пригодится. Он будет обязательно нужен тем, кто останет­ся жить после него.

Итоги

Он не нажил денег и славы, не получил в подарок дачи. Любищев скромно жил в далеком Ульяновске и занимался своим делом. Кто-то видел в нем неудачливого провинциального профессора, но это был человек гармоничный и счаст­ливый, причем счастье его было наивысшей пробы.

Он не стал основателем школы, у него не было учеников, кого бы он учил. Но у него всегда было много тех, кто сами учились у него: не конкретным наукам, а тому, как надо жить и мыслить. Так бывает, когда нам встречается человек, которому известно, зачем он живет, для чего…

Здоровья не самого крепкого, он, благодаря разумному режи­му, прожил долгую и здоровую жизнь. Он дружил с теми, кого уважал, и любил тех, кто действительно любил его.

Он всегда занимался тем, что хотел, тем делом, что выбрал. Он один сделал столько, сколько могли сделать несколько научных институтов.

Его жизнь не была подвигом. Это было больше, чем подвиг: простая правильная жизнь.


Для отправки нажмите Ctrl+Enter, осталось символов для ввода: 1000

Комментарий принят на модерацию

Гость 2 мая 2012 22:10:48

Не могу согласиться с автором статьи, что у Любищева не было учеников! Его учеником считал себя Наумов Рем Владимирович! Нам, студентам он много рассказывал о своем учителе. Кафедра зоологии Ульяновского педагогического университета в 70-80-х годов, в основном - это его ученики и последователи.

Гость 5 апреля 2014 21:16:12

Круто.

Гость 2 июня 2014 18:34:50

Мне 19 – у меня больше времени!

profession 2 сентября 2015 15:03:59

Удачи Вам.

Ковалев Михаил 31 октября 2015 14:03:51

Николай Иванович! Спасибо за пример человека-личности, человека-Творца, достойый подражания! Обязательно прочту книгу Д.Гранина.

Гость 11 мая 2016 16:53:28

И смысл? Когда человечество исчезнет - а любому биологу должно быть очевидно, что это когда-нибудь произойдёт, хотя бы потому, что а) все существующие виды проходят стадии расцвета и отмирания; б) было время, когда планета существовала без человека, логично предположить, что когда-нибудь оно повторится; - в чём тогда будет нужность Любищева? Право же, наука, как религия. Только основана не на вере в загробную жизнь, а на такой же сверхъестественной вере в бессмертие и "нужность" человечества.

Развитие темы

Самые популярные материалы