Лекция Т.В. Черниговской «Мозг и его различия по половому признаку»

Мозг и его различия по половому признаку (Т.В. Черниговская)

Я не автор этой идеи, и этот сюжет получился неожиданно для меня самой. И сразу скажу: я не феминистка.

Мужчины и женщины отличаются друг от друга не только тем, что всем известно, а еще и тем, что у них по-разному организованный мозг. Это странно, потому что мы же все друг другу родственники, общность генома, вообще всего. Т.е., как это могло так выйти, что так сильно отличается это все? В последнее время появилась статистика.

Просто скажу, что происходит. Стало понятно, что очень большое количество людей мужского пола, пока они еще маленькие, ну пока они еще в школе учатся, включая и старшую школу, что с ними большие проблемы:

  • 70% мальчиков получают очень низкие баллы.
  • 80% мальчиков имеют дисциплинарные проблемы.
  • 70% мальчиков остаются на второй год, условно говоря, делают перерывы или повторы занятий.
  • 90% преступлений совершают мальчики.

На каждые 100 девочек, которые диагностируются как школьники с проблемами обучения, приходится 276 мальчиков. Т.е. почти в 3 раза больше. На каждые 100 девочек, которые имеют нарушения в эмоциональной сфере, в 3 с лишним раза больше мальчиков.

В 2 раза больше мальчиков, которые имеют проблемы с развитием.16% мальчиков плохо пишут тесты в школе, в отличие от 31% девочек. Здесь надо насторожиться. 29% мальчиков оцениваются, как те, кто хорошо читают и понимают, а девочек больше – 41%. От 10 до 14 лет в 2 раза больше мальчиков, которые делают попытки, или по крайней мере имеют такие страшные идеи, как суицид.

Что это значит? Так всегда было, или так пошло? Как с авиакатастрофами: нам просто стали про них сообщать, или их на самом деле стало больше? Это как раз тот случай, когда я не знаю, правда это или нет, оно растет, или просто стали исследовать.

Примерно 7000 молодых людей каждый день бросают обучение в школах, это примерно по 1 человеку на 26 секунд. Устрашающие цифры. Если бы я не прочла их в надежном месте, я бы даже не поверила. Встает вопрос: это биологически что-то неправильно, или эволюционные изменения? А может это социальное воздействие? Я не могу ответить на этот вопрос, но ситуация очень настораживает.

И конечно: разные эпохи требуют разного типа людей. Есть мускулинные эпохи, которые требуют героев, борцов и т.д., а есть социумы, которые к этому относятся нейтрально, скажем, как у нас сейчас.

Поскольку мы говорим про мозг, то я буду рассказывать так: какая разница биологическая есть в мозге и в развитии, а потом перейду к тому, как нужно обращаться с мальчиками и девочками. Например, расскажу, как их учить.


Различие в том, как будет выглядеть мозг у мужчин и женщин, зарождается очень рано. Есть гормоны, которые очень влияют на развитие мозга: женский - эстроген, мужской - тестостерон. И мозг девочки буквально купается в эстрогене, пока она находится в материнской утробе, в то время, как мозг мальчика также омывается как водопадом, тестостероном. Из этого следует много чего. Например, девочки, когда рождаются, начинают внимательно следить за выражениями лиц окружающих, это специально исследовалось. Они стремятся к контакту "глаза в глаза", ловят взгляд, и стремятся к тому, чтобы оценивать выражение лица матери. Отслеживаются микродвижения глаз младенцев с помощью специальной техники. Полученные разными способами данные говорят о том, что девочка хочет контакта, она смотрит на лицо матери, хочет поймать ее взгляд. Мальчики этого не делают. Между прочим, если смотреть на детей аутистов, большинство детей-аутистов это мальчики. Вы наверно знаете, что одним из первых настораживающих моментов при оценке ребенка, является отсутствие желания, избегание контакта глаза в глаза.

За первые три месяца жизни у девочек успешная попытка встретиться взглядом с матерью, или с тем, с кем ребенок общается, увеличивается в 400 раз. Делает она это несознательно, а значит данное действие биологически запрограммировано. Что понятно: ведь дело женщины (биологически) не только родить ребенка, но и сделать так, чтобы он выжил. Она должна вести себя аккуратно, осторожно, по возможности не рисковать. Она должна быть социально успешной, т.е., должна уметь общаться с другими людьми, потому что это помогает общей обстановке, быть более спокойной и более уверенной в успехе. В одном из исследований годовалые девочки смотрели на своих матерей от 10 до 20 раз чаще, чем мальчики. И более того, они ловили выражение лица, которое могло бы читаться как одобрение, желание общаться, они ловили улыбки и т.д. Т.е., это какая-то серьезная, судя по всему, базовая вещь.

В мозге есть разные отделы, и один из них называется амигдола. Это такая маленькая штучка в центре мозга, и она ведает эмоциями и мотивациями. Амигдола в мозге мужчин большего размера, чем у женщин.

Сделаю небольшое отступление.

Я несколько лет назад была в Калифорнии, там в это время была издана в Лос-Анджелесе книга, которая называлась «Amigdola and language», амигдола и язык. Но про амигдолу можно сказать все, что угодно, только не то, что она управляет языком. Связь амигдолы и обучения: худшее, что может быть, при занятиях чем угодно, и в частности иностранными языками, это скука. Если скучно, то это вообще беда. Причем, это беда не бытовом смысле, а биохимически. Потому что начинают происходить другие биохимические процессы, те, которые НЕ помогают запоминанию.

Поэтому, возвращаясь к амигдоле, у человека, который учится, должен быть какой-то мотив. Либо это должно быть ему страшно интересно, либо это жесткая необходимость, либо он тщеславный и хочет быть лучше всех, либо он боится наказания - все, что угодно, кроме нейтрального. И тогда мозгом начинают вырабатываться вещества, которые способствуют запоминанию. Если ничего этого нет, то можно его даже начать пороть, но это пустое дело.

Амигдола – это древняя часть мозга, на нее влияют гормоны и причем гормоны, которые занимаются, в частности, страхом, и влияют на то, агрессивен человек или не агрессивен, активен он или не активен, а также это та часть мозга, которая способствует духу соперничества. То есть, люди, у которых вот эта зона активна, любят соревноваться.

Мозг у мужчин больше, чем у женщин. На этом часто спекулируют, говорят, что мол, с этих куриц взять, когда у них там мозгов не хватает. Но это, разумеется, не так, потому что дело не в килограммах. Конечно, до известных пределов объем нужно набрать, но дальше вопрос не в том, сколько у кого вес, а насколько сложно, рационально и правильно организована нейронная сеть. Женский мозг гораздо более эффективно работает, несмотря на отсутствие вышеуказанных килограммов.

Амигдола в мозге мужчин большего размера, чем у женщин, и она дает агрессивное и особое поведение. Более того, амигдола мужского мозга имеет специальные рецепторы, которые ловят тестостерон и увеличивают, усиливают ответ мозга на разные вызовы, которые бросает ему жизнь. В частности это объясняет, почему мужчины гораздо более агрессивные, чем женщины. Из этого следует, что мужчины и женщины по-разному реагируют на ситуации страха и стресса. А это те ситуации, которые прямо связаны с амигдолой. Когда амигдола посылает сигнал о страхе, то возможны разные виды поведения: 1. бежать или сопротивляться (если есть возможность – сопротивляться, а если нет возможности, то убежать); 2. стараться победить эту ситуацию другим способом – переговорами: "давайте подружимся или скооперируемся". Это - разные типы поведения. Женщины могут уменьшать у себя стресс и достигать состояния спокойствия и возможности договориться с миром. Это характерно и для девочек, и для взрослых женщин.

И я думаю, что это биологически задано. Если есть возможность договориться, то договариваться. Поэтому, я потом, кстати, стала думать, но нет ответа, это надо спрашивать профессиональных людей. Вот интересно, профессиональные переговорщики – это же специальность есть – они в основном, вообще, какого пола? Ну, может, поэтому так у нас хорошо переговоры идут? Вот, во всяком случае, поскольку задача женщины сохранить семью, сохранить потомство, она должна идти на разные шаги для того, чтобы не рисковать этим. В основном, женщины не рискуют вот именно по этой причине, потому что, если б я, мол, была одна, то ладно, можно и рискнуть, но у меня же тут выводок есть, вот этот выводок надо сохранять, тогда может быть не стоит в эту игру играть. Я, кстати говоря, может быть, мне надо было начать с важной вещи, но скажу сейчас. Все, что я буду говорить – чистая правда, естественно, но важное замечание вот какое.

Индивидуальные различия между людьми, совершенно независимо от того, какого пола, так велики, что они прикрывают любые половые различия. Это я вам даю честное благородное слово. Сколько хочешь, я уверена, что все мы это знаем, сколько хочешь каких-то бессмысленных, вялых, слабых и истерических мужчин, я не знаю, как вы, я встречаю. Все у них плохо, это, должно обязательно произойти, там, свержение строя, перемена движения планеты, после этого они, может быть, поджарят себе бифштекс. Ну, если в планеты правильно встанут. И сколько хочешь сильных, умных, прекрасно логически мыслящих женщин, которые в любом споре побеждают и так далее. Я начала с того, что я не феминистка, я не клоню к этому. Я просто констатирую тот факт, что различия индивидуальные перекрывают различия между полами в этом смысле. Это как раньше говорили, мужчины это те, у кого логика, а женщины, это которые все про подушечки, да рюшечки. Да? Вот откуда это вообще все взялось, этого же нет. Этого просто нет. А? К сожалению, да, к сожалению. Я, кстати, согласна, между прочим. Ну, что я вам могу сказать. Нет, это правда, действительно к сожалению. Но поскольку это сейчас вообще все начинает перемешиваться, то я не знаю, что нас ждет.

Да, значит, мы говорили про амигдолу. Префронтальная кора наше эволюционное достижение, это новая кора нашего головного мозга, который содержит все, благодаря чему мы так умны и благодаря чему наша планета скоро загнется, я думаю, от нашего ума. Ну короче говоря то, чем мы думаем, то, чем идет наука, все там виды индустрии, вообще вот все. Кроме, я бы сказала, так вот, даже не знаю, говорить или не говорить… Все-таки если мы посмотрим на основные прорывы нашей человеческой цивилизации, то мы увидим другую картину. То есть, вовсе это не будут арифмометры такие высокопрофессиональные, которые все сосчитали-сосчитали и вот открытие вышло. Открытия не делаются так. Открытие – когда с полки человек падает и вдруг говорит «о, вот что!» А это «о, вот что» это не оно, это не то, про что я сейчас говорю. Вот то, про что я сейчас говорю, умеет рассуждать, умеет делать «если А плюс B C, то C плюс D вот что». Вот это замечательная дорога, естественно, вся наука на этом строит, но это не то место, где открытия делаются. Открытие – это отдельная вещь и она не тут. Другое дело, как правильно пишут классики, такого рода идеи замечательные, они приходят подготовленным умам. То есть, ты сначала умеешь это «A+B», а потом с полки упадешь. И тебе открытие будет. Не вместо, я имею ввиду, не вместо.

Ну, итак, тем не менее, значит, префронтальная кора – это то место, которым мы принимаем решения. Это то место, которое следит за тем, чтобы эмоции, эмоциональная информация, не перебивали все остальное, потому что эмоции – это очень сильный игрок. Ну, каждый по себе же знает, что ты прекрасно знаешь, что нужно этого не делать, этого не делать, сюда не ходить, этого не говорить. Что происходит через секунду? Именно этого и, каждый, то есть, я не знаю, может вы другие, но я именно, я теорию всю хорошо знаю и что? Абсолютно ничего. Так что, это та часть мозга, которая как бы надзирает за тем, чтобы остальные не расшумелись, вот эта амигдола, она там посылает немыслимые сигналы, а префронтальная кора говорит, нет, вот это спокойно, давайте на это посмотрим, давай подумаем, может быть это не так нужно делать или так. Это та часть мозга, которая поздно созревает у детей любого пола. Она довольно долго зреет.

Я хочу сказать, что некоторые отделы вот этих самых высокоразвитых, так сказать, частей мозга, они зреют лет так до двадцати с лишним, можете представить? Так что, это долгий процесс, поэтому от маленького ребенка, разве что мы уж совсем ничего не знаем, мы должны ждать, но мы не должны ждать, потому что у него этого мозга нет еще. Мы должны сказать – «ты что, там, не мог подумать», это разговор, ну хорошо, разговаривайте с комаром, там, «зачем ты меня кусаешь, я ж тебя сейчас убью», ну, о чем разговор? Бессмысленная беседа, понимаете, поэтому ребенку такого рода претензии предъявлять просто нельзя, потому что у него не дозрели те зоны мозга, которые регулируют поведение по-настоящему, которые позволяют ему на себя посмотреть – что-то я наверно не так делаю. Вот это вещи, до которых нужно расти. И это независимо от пола. Тем не менее, если мы к этому вернемся, то префронтальная кора больше по размеру у женщин и созревает быстрее, чем у мужчин. Вот это для меня, кстати, полная новость была. Я считала, что все-таки тут мужчины нам дали фору. Оказывается, нет.

Эта разница во времени созревания и в качестве дает возможность женщинам искать решение ситуаций, а не действовать импульсивно. Я теорию рассказываю, как в жизни – другой разговор. По крайней мере, это та часть мозга, которая умеет это делать. Поскольку у женщины она хорошего размера и качества, то предполагается, что вместо того, чтобы кидаться с топором и мужа сразу убивать, она предварительно подумает, что из этого следует. Есть еще часть мозга, тоже из передних. Она тоже больше у женщин, чем у мужчин, и специальные исследования говорят, что женщины впадают в тревогу, в нервные состояния аж в 4 раза больше, чем мужчины. Т.е. женщина склонна к тревоге, но понятно, что болеют и те и эти. Вне болезни, просто женщина склонна впадать в тревогу раньше, потому что ей и надо впадать в тревогу, она должна внимательно смотреть за миром. Этот мир не угрожает ли ей и ее потомству. Если она видит то, что угрожает, то она должна насторожиться, начать занервничать, придумывать ходы, как это побороть. Мужчины не склонны. Поэтому эволюция показывает женщине быть более осторожной, более внимательной и стараться не идти на риск.

Вот здесь мы видим картинки. Это связи, которые образуются в мозгу во время никакой деятельности. Т.е. это никакое задание человек не выполняет, просто сидит. Его снимают разными приборами, снимают мозговую активность. И что мы видим. У мужчин задействованы, в основном, задние части мозга, остальные практически не работают. Там, где белые, это большая активность. А у женщины работает весь мозг. Что это значит? Об этом же нужно подумать.

Почему так? Я вижу только такую биологическую основу, потому что если мы отвлечемся сейчас от мозга, вспомним генетику, то мужчины – это вектор, который показывает, куда будет эволюция идти, они на острие нового. Если сейчас количество леворуких мужчин рождается все больше и больше, количество это растет, по причинам неведомым, то стоит подумать, что это значит. Может это такой вектор эволюции людей больше леворуких, это значит больше правомозгих. Потому что у нас диагональ, вот этот мозг управляет глазом, рукой, ногой и т.д., здесь диагональ есть. Значит если я леворукая, то это значит, что у меня гораздо большую роль, чем у правшей играют структуры правого мозга, это значит у меня иначе текут когнитивные процессы.

Я это к чему говорю, если действительно это так, что количество левшей растет и в основном это мужчины, то это повод задуматься, что в человечестве что-то меняется и оно в эту сторону движется. Женщина консервативна по замыслу, она должна сохранять очаг, должна сохранять традиции, потому что это обеспечивает жизненную устойчивость всего. И не ее дело лезть на баррикады, это не ее задачи. Она может конечно в Жанну Д’Арк внезапно превратиться, но в целом это не ее работа. Тот факт, что у девочки рано начинает вот этот мозг работать, это биологические предпосылки.

Давайте мы посмотрим, сколько мы знаем гениальных женщин. Их очень мало. Там буквально на одной руке. Ковалевская, Мария Кюри. Я в общем-то имею в виду, что если речь идет просто об очень высоком уровне, то на здоровье, но если выход идет вообще за какой-то уровень, то что-то не очень. Поэтому вот такого рода картинки не должны обескураживать мужчин, потому что в итоге все равно они переигрывают.

Вот, мужской и женский мозг, картинка. Такие проекты называются коннектом. Это работы, которые описывают не анатомию мозга, а физиологию, т.е. что с чем в мозгу связано, когда происходит когнитивная деятельность. Коннектом – это описание связей в мозгу.

Вот это условный типичный мужской мозг. В основной здесь связи идут внутри полушарий и почти нет связей, которые полушария мозга связывали бы друг с другом. У мужчин полушария головного мозга готовы жить отдельно, сами с собой. У этого есть причины. Есть такая часть в мозгу, которая называется корпус калозум, или мозолистое тело, перемычка такая. Эта та часть мозга, которая связывает полушария друг с другом и обеспечивает их коммуникацию друг с другом. Т.е. здоровый мозг – это который не пренебрегает ничем, а который эту беседу ведет. Это я не к тому, что мужской мозг нездоровый, а к тому, что у женщин эта часть большего размера.

И это объясняет, почему вот такие вот связи внутри мозга женщины сильнее. Этот корпус калозум большего размера, поэтому женщины работают обоими полушариями мозга. Из этого следует, что женский мозг более симметричен, чем мужской. Это скорее минус, потому что когда люди стали современными людьми анатомически (примерно 200 тыс. лет назад), то именно все это и происходило, потому что разделили функции полушарий, что хорошо для вычислительных возможностей мозга. Когда не все занимаются всем, когда роли раздали. Поэтому разделение специфики – это очень прогрессивная вещь. Она, в частности, обеспечила нам возможность языка. Потому что не весть стал мозг заниматься чем-то, а в левом мозгу образовались зоны, которые заняты именно этим, очень сложными штуками, такими как синтаксисом, фонетикой. Вы смотрите на экран, там есть пробелы. Это спасительно. А если то, что я сейчас наговорила, представить в виде спектрограммы, то там идет все целиком. Как мозг вообще умудряется вычислить хоть что-нибудь, т.е. это очень энергозатратно, дорого стоит. И к этому эволюция шла. Поэтому разделение функций полушарий, эволюционно положительная вещь. Но если начинается замыкание, ничего хорошего тоже не жди.

Конечно обе части мозга нужны, но женщины используют обе части мозга, в том числе и для визуального восприятия, т.е. для оценки зрительной сцены, а не только языка. Вот когда все эти работы по полушариям начались, я сама была участник этого дела, правда я в отличие от Роджера Спери не получила Нобелевскую премию, и не за что мне ее было давать.

Вот, а в восемьдесят, каком-то, по-моему, четвертом, что ли, году, вот американец Роджер Спери получил Нобеля за то, что показал разницу в функциях полушарий, это действительно мощнейшее открытие и тогда это очень просто делилось. Сейчас вот так вот мы уже говорить не можем, к сожалению, время идет, знания растут, и они меняют картину. Тогда говорили – левое вербальное и это все мужчины, оно и вербальное, оно и математика, правое это эмоции, визуальное восприятие, там, музыка, картины. Это все не так уже теперь. Потому что и картины разные, и математика разная, и эмоции разных знаков. Ну, скажем, если у человека нарушаются функции правого полушария, то настроение у него улучшается. Может, улучшается не совсем правильное слово, он маньячить начинает, короче говоря, бегает с красным знаменем по планете и говорит, мировой, говорит, пожар, надо немедленно зажечь.

А если левое полушарие нарушается, то наоборот у него настроение падает, тогда это депрессия, но я не имею возможности сейчас это все подробно рассказывать. Но тогда это было такое умилительное романтическое время, когда все на два делилось. Вот оно на два, к сожалению, больше не делится, но тем не менее, вот такой, я говорю, даже здесь вот я пишу, что визуальное это отнюдь не только правый мозг. Женщины, скажем, смотрят обоими мозгами, потому что это жизненно важно для них. Так же как тогда же говорили, что музыка – это правое полушарие. Боже милостивый, какая музыка? Конечно, если вы жарите котлеты, да, и у вас над ухом Алла Пугачева поет, то это может быть и правое полушарие.

А если вы слушаете Шнитке и у вас, предположим, партитура в руках, да и вы еще сравниваете, кто как это исполняет и какой дирижер, то извините, это совсем другой мозг, вообще другая часть мозга, а именно та, которая занимается сложным синтаксисом и математикой. Но я не собираюсь на эту тему продолжать говорить, я просто этим хочу показать, что не делится оно так больше, как мы привыкли. Раньше так бы и сказали – «о, мужчины, они все левополушарные, а барышни, они, значит это, болгарским крестом вышивают». Это не так. Вот, видите, вот это снимки магнитный резонанс мозгов мужских и женских, и вот это вот корпус колозун этот и, как видите, у мужчин вообще здесь не видно, чтоб он действовал особенно сильно. Это не значит, что его нет! Понимаете, я хочу, чтоб меня правильно поняли. Это статистика, это статистика. И если мы, скажем, возьмем какой-то другой статистический метод и пересчитаем, еще неизвестно, что получим. Но факт есть факт, что у женщин гораздо больше это действует, поэтому, может быть это отчасти объясняет то, почему просто хорошие способности у женщин могут быть более частые, вот и в школах там, и так далее, а вот когда идет на прорыв, на гениальность, то тут что-то не выходит.

Теперь еще интересная вещь. Серое и белое вещество. У женщин существенно больше серого вещества и сейчас я про это вам скажу. Значит, серое вещество это что такое, если вы, там, я не знаю, читали про Пуаро или еще что-нибудь, то он там говорит – пойду покормлю свои серые клеточки, рыбы поем, фосфору, надо моим серым клеточкам, чтобы они правильно думали.

Значит, серые клеточки, это такое серое вещество, которое представляет собой нервную ткань и эта нервная ткань – это сами тела нейронов, нейрон как таковой. Так и называется – тело нейронов. И части нейронов, которые называются аксонами. И это та субстанция, которая всерьез и в очень больших дозах вовлечена в думанье и вообще в серьезные когнитивные задачи. Когда трудные задачи надо решать, не действовать как такой полуавтомат, в котором вообще, может быть, никакого мозга нет, там, автоматически жарит яичницу ну и так далее.

Но вот когда нужно серьезную когнитивную работу делать, то серое вещество необходимо. А белое вещество, оно, соответственно из других состоит, ну вот здесь написано, оно-таки белого цвета, потому что эти нервные волокна покрыты миелином и он, таки, белый. Ну, и короче говоря, тесты на интеллект и на выполнение сложных задач показывают, что наличие, а это можно узнать, сейчас есть методы, не нарушающие мозг, я имею в виду, методы, которые могут показать дозы серого и белого вещества в выполнении такой задачи. И они нам говорят, что у женщин этого больше и поэтому женский мозг более эффективен. Большая пропорция серого вещества дает возможность более эффективной переработки информации.

Теперь вот немножко поговорим о том, как кто отвечает, например, на стресс. Девочки и мальчики отвечают на стресс по-разному и более того, разные вещества задействованы у них. Вот, ацетилхолин у девочек, у мальчиков адреналин. И женщины реагируют на, как в этих статьях пишут, на средний стресс. Мы не говорим о ситуации, там, абсолютно жуткой, а, ну, тем не менее, это все-таки стресс. Так вот на средний стресс женщины реагируют, застыв, как бы не кидаясь, что-то делать, и они чувствуют себя неспособными как-то реагировать ни физически, ни морально на ситуацию. Иногда может быть ситуация, когда им физически как бы плохо, их начинает тошнить, они я не могу, вообще там, в обморок упаду. Но, в общем, короче говоря, другая реакция. У мальчиков, я именно про мальчиков говорю, потому что взрослые люди – это все-таки другая вещь, там обучение, в общем, зависит от того, как воспитывали. А у мальчиков, наоборот, стресс, не тотальный стресс, когда там угроза жизни, а вот так вот, поиграть, так сказать, такой средний стресс вызывает, наоборот, возбуждение, бодрость такую некоторую и желание участвовать в этом. Поэтому в некотором смысле, мальчики испытывают даже такое удовольствие от стресса, который, я повторяю, жизни не угрожает.

Ну вот и посмотрим, как кто себя ведет. Девочки гораздо в меньшей степени проявляют импульсивное поведение и импульсивные решения принимают. Потому что у девочек высок уровень серотонина. Серотонин это одно из веществ, которое влияет на то, как мы себя, с сожалением должна признаться глубокоуважаемой публике, что у нас там болтаются химические вещества, и мы от них сильно зависим. Если чего-то больше или чего-то меньше, для нас, как для высокоразвитых существ, это оскорбительно, конечно, в некотором смысле, но, деваться некуда, и на этом построена фармакология, соответственно, которая в психиатрии используется и так далее.

Я поскольку работала в психиатрической клинике, как исследователь, естественно, я не врач, то меня тогда еще по молодости даже как-то оскорбляло – а вам, там, дорогой пациент, вам нужно, там литий есть и тогда у вас не будет депрессии. Я думала, батюшки святы, какой-то литий поганый, вообще, металл! Да, ты будешь есть этот литий, и у тебя не будет депрессии, как-то даже некрасиво вроде бы. Но, тем не менее, да, мы зависим от этих веществ. Есть еда, которая помогает нам с этим справиться, это та еда, в которой вот есть подходящие вещества. Как известно, от плохого настроения и несчастной любви чрезвычайно помогает шоколад и бананы. Да, ну это в такой, обычной жизни, я не имею в виду, когда уже дело далеко зашло. То есть, надо иметь в виду, что я не настолько цинична, чтоб говорить, там, у вас меньше этого, поэтому вы себя так ведете. Но в некотором смысле я все-таки это говорю, поэтому невредно это знать.

Значит, вот у мальчиков меньше серотонина и окситоцина и это делает их более импульсивными. И, если мы говорим о школе, то ни за что не заставить их сидеть спокойно и вообще о чем-нибудь поговорить, то есть их все время куда-то бросает. У девочек на 15% более интенсивный кровоток и поэтому девочки лучше учатся в целом, чем мальчики. ТО есть, есть биологические причины у этого. У мальчиков мозг такой, которому удобно и хорошо работать с символами, с абстрактными категориями и с картинками, которые поясняют это все.

В целом, мальчики лучше справляются с такими науками, как математика, физика и так далее, лучше, чем девочки. Но я уже предупредила, это не значит, что девочки не справляются, что нет гениальных девочек, которые это умеют делать. Поскольку у девочек более развиты кортикальные отделы, как я сказала, в том числе те, которые обеспечивают вербальную активность, языковую активность, то девочки гораздо более чувствительны сенсорно, у них сенсорная память лучше. Они помнят звуки, они помнят запахи, они помнят разные, там, шероховатости. Вот, и раз у них корковые отделы начинают эффективно работать раньше, чем у мальчиков, то все-таки они себя пристойно ведут в классе. То есть, они готовы сидеть за партой, и они имеют гораздо меньше проблем с чтением и с письмом, хотя, конечно, я повторяю, есть и то, и то.

Мальчикам гораздо труднее в школе быть, потому что не хотят они ни слушать, ни сидеть, ни смотреть, а хотят они носиться и моторную активность проявлять. Поэтому, очень советуют, я к этому сейчас перейду, давать им такую возможность. Они не должны быть зажаты в рамках класса или парты, потому что тогда рванет в другом месте. Ну, это вот, как я, по-моему, на какой-то из лекций говорила, или студентам я это все время говорю, крышка не должна быть плотно закрыта. Понимаете, если все запрещено, то рванет обязательно. Вопрос в том, на что мы готовы пойти. Что пусть рванет? Ранет пусть психика наша или пускай он носится, как очумелый, 20 минут по какому-нибудь, там, двору школьному.

И тем самым он эту энергию выплеснет из себя. Так что, это важная, конечно, вещь. Вот, что говорят, скажем, хорошие врачи или хорошие психологи, которые с психосоматикой имеют дело, то есть с телом тоже. Они говорят: «Самое плохое, что может быть – если человек вообще никому ничего не говорит». Если у него неприятности, то для этого существует исповедь, подруги, психотерапевты. Зависит от культуры, так сказать. Ну, в какой стране, куда человек идет. Но если он вообще никуда не идет, тогда это называется «закрытая плотная крышка», которая рванет непременно. Причем, рванет она как? Язва желудка, например. Никто не обещал, что она вербально или психоз обязательно будет. Но что-нибудь да будет.

Я не к тому, чтобы в школах был бардак о вообще никакой дисциплины, но если зажаты все в кулак, то хорошего не будет в итоге.

Дальше. Девочки с гораздо большей легкостью готовы жить в ситуации множественных заданий. Они могут делать одновременно несколько разных дел. Более того, они переключаются легко. И в этом, в частности роль корпуса колозума, вот перемычки этой, она важна. Потому, что эта перемычка дает возможность работать и тому, и другому мозгу, которые все-таки настроены на немножко разные вещи. И поэтому это дает девочке возможность, не испытывая какой-то невероятный стресс внутренний, переключаться с задания на задание быстро.

Мальчики дольше входят в это, то есть они более регидны в каком-то смысле. Мальчики используют эти свои эволюционно очень продвинутые зоны в гораздо меньшей степени, чем девочки, когда они выполняют любой тип заданий. То есть, они более импульсивны, они больше рискуют, они могут достичь большего успеха из-за этого. Но мы не ждем от них примерного поведения, это неправильное поведение для них.

Дальше пойдем. Генетические различия в мозге между мальчиками и девочками. Вот вещь, которую я, например, не знала. Оказывается, девочки лучше слышат, чем мальчики. В первый раз, честное слово, никогда мне даже в голову это не приходило. Оказывается, что у мальчиков на тридцать пять процентов меньше сами проводящие пути в улитке. То есть, анатомия другая. Поэтому серьезные педагоги советуют мальчиков поближе сажать, потому, что они как бы «недослышивают». Не только чтобы он перед глазами твоими был, и ты мог его как-то регулировать, а вот по этой причине.

Девочки гораздо быстрее и успешнее видят различия между объектами, которые они наблюдают или изучают в школе. Как раз находят объекты мальчики лучше. Про девочек говорят, что это идиотизм, тупость географическая. Топографическая, географическая – любая. Знаете, я между прочим, обнаружила на прошлой неделе, я учителям лекцию читала в Петербурге, они мне сказали, что ученики последних классов не знают, куда впадает Волга. Я просто ушам не поверила, потому что это всем известная притча – ничего не может быть более банального, чем то, что волга впадает в Каспийское море. Так вот они это не знают. А я спросила, какие кандидаты были, куда она впадает, эта Волга? По одним данным она впадает в Северный Ледовитый океан, п другим – в Средиземное море. И это люди, которые не в лесу выросли, вообще. Нет, ну вообще-то это же жуть, на самом деле.

Хорошо, значит, девочки больше обращают внимание на лица и им больше нравятся теплые цвета. Девочки используют большую часть мозга, как я это уже говорила, раньше, чем это начинают делать мужчины. Девочки могут объяснить и описать свои чувства. Просто они умеют это делать, и хороший педагог должен этим пользоваться. Они развивают языковые навыки и тонкую моторику в руках, что, на самом деле, понятно – это те же зоны мозга. То есть, где артикуляция, там же и руки. Поэтому есть методики, но это предмет совсем другого разговора, есть методики, когда дети с задержкой речевого развития, им специально начинают давать (много людей в мире этим занимается), мануальные тесты – они должны что-то мять, из бисера что-то вышивать, вырезать. Короче говоря, мелкая моторика рук. Это, кстати, очень интересная тема, потому, что, учитывая, что дети вообще перестали этим заниматься, а только тычут пальцем в компьютер, я думаю, что эта история с последствиями.

И, наконец, многозадачность, то есть несколько заданий одновременно и быстрый переход. Это не вызывает невроз – перескакивание с одного задания на другое.

У мальчиков, как мы видим, другая картина, они практически не могут говорить о своих чувствах, или не считают нужным или не могут. Это вопрос открытый. Они хорошо ориентируются в пространстве и, примерно, года на четыре раньше они начинают ориентироваться, чем девочки. То есть они свое берут. И они очень медленно входят в новые задания. То есть им нужно дать отдышаться, что называется.

Дружбу девочки устанавливают, в основном, среди девочек или среди компании. Как бы они согласны на то, чтобы организоваться во что-нибудь. Мальчики ориентируются не на компанию, а на общую деятельность. Девочки могут собраться только ради факта собирания, то есть «сядем - поговорим», что называется. А у мальчиков должна быть цель какая-то, то есть «вот мы вместе сделаем вот что». Девочки считают, что разговор – это важная вещь. «Давай поговорим» - это то, что средняя девочка принимает. Мальчики считают, что это абсолютно ненужная трата времени, никому не помогает, ничего из этого хорошего не выходит.

Девочки идут на близкие и откровенные отношения с учителем, то есть им нравится эта история – мы с учительницей дружим, мы ей все беды рассказываем и так далее. Мальчики, конечно, нет. И более того, мальчики избегают этого зрительного контакта и даже дают советы такие, что, если Вы собираетесь с мальчиком разговаривать, не садитесь напротив него, не впивайтесь в него глазами, а сядьте как бы рядом. Или даже начните что-то вместе делать, я не знаю, в мяч играть, чтобы он только не столкнулся с необходимостью глаза-в-глаза чтобы как бы, не считывали его лицо. Это тоже такая интересная вещь.

Девочки тоже плохо справляются со стрессом, маленькие девочки, но они в ситуации стресса хотят, чтобы их окружали друзья. То есть мы разделим общие неприятности. А мальчики – нет, в ситуации стресса они хотят быть один на один с собой.

Наконец, девочки предпочитают читать романы, а мальчики предпочитают читать литературу, в которой содержится полезная информация – как что устроено, как что бывает.

Как учить мальчиков? С одной вещи начну. Я набрела на английскую статью, и там автор пишет: «Приехал я в дорогую британскую частную школу. Дорогую в данном случае – важно. Школа для мальчиков. Когда я туда вошел, то я был поражен низкой температурой воздуха. Холодно, короче говоря. Но англичане вообще любят это, как известно. Но там как бы даже на фоне общего было холоднее, чем ожидалось. И он не мог понять, потому, что, разумеется, речь об экономии не идет. И он стал спрашивать директора этой школы и учителей, и они ему сказали вещь, которая теперь уже доказана, а именно, что мальчики плохо переносят теплую температуру – они просто засыпают и вообще ничего не делают. Поэтому их надо в холоде держать, чтоб не испортились». Да, и даже называют цифры, говоря, что если по Фаренгейту считать, то температура в школе, где содержатся мальчики должна быть на два градуса по Фаренгейту ниже той, в которой девочки, которые, почему-то не засыпают, а любят тепло.

Так вот, начали давать такие советы: когда Вы общаетесь с мальчиками, то Вы должны разговаривать кратко, не растекаться и вовлекать их активно в занятия на уроке, он не должен быть пассивным лицом, потому что все нутро его требует активности. Поэтому, он должен, по возможности участвовать. Их нужно хвалить, потому, что у них очень высокий уровень любви к соревнованию, они должны быть все время первыми. Поэтому, если есть хоть какой-нибудь повод его похвалить, то хвалить нужно обязательно потому, что это его подстегивает, как бы к дальнейшим положительным шагам.

Нужно за ними постоянно наблюдать. Это имеется в виду вот что: им надо дать возможность играть, носиться, шуметь, все сворачивать, но приглядывать за ними. При этом, чтобы они не разгулялись так, чтобы принести вред себе и окружающим. Но им надо разрешить это делать. Им нужна реальная физическая активность, иначе у них начинает это перегорать и превращаться во что-то другое.

Уроки. Они должны, по возможности, быть не теоретическими, а связанными с какой-нибудь деятельностью. То есть, это должны быть либо эксперименты или они должны что-нибудь трогать, развинчивать, смотреть, как это устроено. То есть, это не должна быть теория как таковая. И нужно иметь в виду температуру. И поскольку у них, оказывается, слух понижен по сравнению с девочками, то нужно их держать ближе к человеку, который говорит, к учителю в данном случае. А девочки хорошо работают в группах. Особенно, если они смотрят друг на друга или смотрят на учителя. «Глаза-в-глаза» для девочек важная вещь. Они рождаются с этой идеей.

Не нужно девочек беречь от того, чтобы они вовлеклись в какую-нибудь физическую активность, носились, падали в лужи. Вот не надо им говорить: «Ты же девочка, носочки ты испачкала, куда-то в лужу повалилась. Это эти бандиты пусть бегают». Нет. Они должны мочь это делать, потому, что в противном случае, они вырастают не подготовленные к неприятностям, которые в жизни могут случиться. Мы в этом случае воспитываем их беспомощными по отношению к ситуации, которая может и, более того, реально возникнет, то есть, они должны знать, как им с этим справляться. Если вы видите, что она может упасть и себе содрать коленку, пусть упадет и сдерет себе коленку. Она будет знать, что дальше с этим делать, например, что надо пойти ее, там, вымыть, или, там, перевязать. То есть, она должна столкнуться с чем-нибудь, кроме конфет, так, условно говоря. То есть, с неприятностями нужно, чтобы столкнулась. Девочки не любят громкие звуки. Они не любят, когда на них кричат, никто не любит, но мальчики, они, как бы, на это согласны. Вот, а, да, хуже слышат, вот именно, это, спасибо, хороший выход из положения. Да, и девочки, они, им нравятся эмоции, ярко выраженные эмоции. Они сами хотят их выражать, и они хотят, чтобы они к ним шли. То есть, учитель, который воспитывает, ну или воспитатель, который воспитывает девочку, он должен знать, что она эмоций ждет. В то время, как мальчик необязательно ждет. Это, как бы, не его царское дело, в эмоции играть. Девочки любят много цветов. Цветов не цветочков, а цвета, чтоб было много цвета.

И поэтому, скажем, если это школа для девочек, то вот всякие картинки, там, на экране, вообще демонстрация всяких иллюстраций, это то, что им нравится. Кстати говоря, даже, я хотя никаких детей не учу, потому что боюсь, я даже думала про это, может бросить к чертовой бабушке все эти университеты и пойти учить маленьких детей? У меня была такая мысль. Я испугалась, я не знаю. Ты же не знаешь, кто у тебя в классе сидит, может там 5 Эйнштейнов и 8 Бетховенов, а ты им подзатыльник. Ну, в общем, я не знаю, мне кажется, как раз, извините, что я прервалась, я считаю, что в школах, и почему наше образование принципиально неправильно организовано, в младшей школе должны не недоучки из техникума быть, а звезды. Только звезды. Самые лучшие должны преподавать самым маленьким детям. Это точно, это изменит кардинально жизнь этих детей, но мы-то другое видим, правильно? Какие-то хрюшки там сидят. Так что, вот, поэтому, скажем, для мальчика громкий и даже повторяющийся звук, ну, типа, это из спинномозговой музыки, которая просто, там, отбивает этот темп, это как бы их не раздражает. А в среднем девочек это раздражает. Не любят они этого.

Теперь, стратегии, как с детьми, значит, обращаться. С мальчиками – громким голосом разговаривать, когда ты выступаешь перед классом, быть кратким, дающим прямые инструкции: делать нужно это, структурированный текст должен идти. Свести к минимуму как вербальные, так и письменные инструкции, как бы вынуждать ситуацию делать так, чтоб он из этой ситуации сделал вывод о том, что ему преподается. То есть, инструкция прямая, в лоб, как бы, она не годится. Нужно все время обращаться к ним с вопросами.

Вот то, что я сейчас говорю, подразумевает интерактивную ситуацию в классе. Не лектор, который стоит, вот как я сейчас, вещает, это совершенно не то. Это перфоманс в некотором смысле, то есть это живое действие, они должны все участвовать, мальчики должны участвовать. И все время нужно задавать им вопросы – а это, а что это, а это что? То есть, их мозги подвигать к делу. Поскольку они с трудом переключаются с задачи на задачу, инструктор этот, ну, или учитель, он должен знать, что им нужно дать время. Им нужно дать адекватное время для того, чтобы он переключился с одной темы на другую.

Я, кстати, это по взрослым мужчинам вижу, между прочим, это точно. Мне все равно, я делаю много дел одновременно, сразу, там, и по телефону говорю, и в компьютере и еще там у меня рыба варится там, и ну как бы все идет, это меня не вводит никуда, это не заслуга, это не плюс, не минус, вот так вышло. Вот, но сколько я знаю людей, которые нет, уж вот сейчас мы будем, вот, разговаривать. Вот давайте всех выгоним, сядем, вот это вот, параллельно пусть будет. То есть, это, вот, долгий вход такой. Это нужно просто иметь в виду. Если у вас есть необходимость вступить с мальчиком в серьезный разговор, например, ну что-то действительно важное, то вы не должны садиться напротив него, как я сказала, а сесть где-то рядом, то ест не вынуждать его идти на интимный, такой, близкий контакт. Его надо обмануть, одним словом. Мы как бы играем в мяч, да, на самом деле. А попутно, давай поговорим, что это вышло.

Если таким образом себя вести, то это подразумевает, что вы у мальчиков выращиваете мужскую модель поведения. Это, кстати говоря, очень важно и я не ретроградка и не к тому, чтоб сейчас все менять, но какой-то смысл в том, когда были мужские и женские школы, как я теперь думаю, в это что-то есть. Ну, вот если б я сама себя сейчас решила разбить, то я б сказала – послушайте, они выйдут на улицу, в широком смысле на улицу, я не имею в виду на криминальную улицу, а вообще, они выйдут в мир. В этом мире есть и такие, и такие, и такие. Пусть они варятся в этом пестром мире заранее в классе. Это тоже аргумент, кстати. Потому что, вот, скажем, если вспомнить это левое, правое полушария пресловутые, я их ненавижу всем сердцем, у меня докторская на эту тему была, диссертация. Просто ненавижу. Ну тем не менее, если выйти на них, то ведь были моды такие, я сама знаю, в Германии университет один, разделим группу на правополушарных и левополушарных.

Правополушарных так будем учить, а левополушарных так. Это дорога в дурдом. Так нет, ну это вообще, это дорого в сумасшедший дом, потому что тогда нужно сказать – а учительницу какую подберем? А учебники какие подберем? Да? Хорошо, а когда он выйдет из школы, он, что, будет жить вот среди вот своей этой узкой популяции? Или, может быть, ему нужно научиться общаться с миром и с такими, с и такими, и с такими. То есть, это трудный вопрос, с мальчиками, с девочками тоже не без этого. Но даже из того, что я сейчас рассказываю, все-таки, это вообще другой подход. Другой вопрос, где у нас учителя, которые вообще хоть что-нибудь подобное знают. Это другой вопрос.

Дальше, окружение какое должно быть. Предположим, это мужская школа. Значит, температура, таки, должна быть ниже, у них должно быть много физического пространства для того, чтобы они двигались, что-то делали физическое, всякие манипуляции, прыжки, беги, там, и так далее.

Кстати, американцы, при том, что я не в восторге от их системы образовательной, но в одном, мне кажется, они преуспели очень. Вот я специально этим интересовалась, я преподавала там полгода в Вашингтоне, ну и пообщалась. И они что делают – у них школьное образование, оно не то, что ниже плинтуса, оно вообще ниже всего. Они не знают ничего, просто вообще ничего, но зато они не ненавидят школу, между прочим. Что немаловажная вещь. То есть, если у ребенка насморк и ему родители говорят – ты сегодня останешься дома, что является высочайшим счастьем для каждого советского ребенка, да, то этот ребенок рыдает горько, потому что его лишили вообще всего. Там друзья его, когда он туда приходит, его конфетами кормят, все они валяются в траве, они бесконечно плавают в бассейне, они куда-то прыгают, они не знают ничего, им не задают домашних заданий и так далее. То есть, они, между прочим, молодцы. Потому что тем самым они воспитывают детей, у которых нет ненависти к самому факту хождения в школу.

Но по мере взросления, они их за глотку берут и чем дальше, тем больше, и когда они доходят до уровня колледжей и так далее, там такая идет жесткая конкуренция и такие высокие требования, в хороших местах, естественно. Так что это вообще серьезная вещь, когда эти дети бесконечно через что-то прыгают или где-то плавают, или какие-то там костры разжигают, в этом тоже смысл есть. В конце концов, выучат они бином Ньютона потом.

Дальше, для мальчиков нужно, чтоб было много диаграмм, много каких-то рисунков, схем, моделей, если это возможно. И они должны участвовать в деятельности, которая устанавливает контакты между ними и между ними и учителем. Учитель не с небес на них спустился, он как бы один из них. Понятны издержки этого, то есть, когда совсем нарушается дистанция, тоже тут ничего хорошего нет. Но всегда надо балансировать, это понятно.

Теперь про девочек. Значит, разговаривать надо нежным голосом, мягким. Они должны видеть ваше лицо, они должны понимать, что на этом лице изображено – положительное отношение или отрицательное, они должны смотреть глаза в глаза. Это является для них успокаивающим таким средством и гарантией надежности. То есть, я в положительном месте нахожусь, я от этого человека, которому я в глаза смотрю, я от него дурного не жду. Я это прочел, потому что я с рождения знаю, как читать лицо и это лицо мне это говорит. Конечно, нужно давать девочкам возможности воспитать в себе модель женского поведения. Она должна понимать вообще, кем она в итоге станет, этим нужно специально заниматься. И особенно внимательно к девочкам нужно относиться тогда, когда речь идет о преподавании, таки, наук. То есть, всяких физик, химий и так далее, потому что мы заранее знаем, что они в этом слабее и они это знают. И поэтому нужно как-то создать такую ситуацию, чтобы они чувствовали, что это ничего особенного страшного нету, я вообще их всех могу и победить, между прочим. И учитель со мной обращается так, что я вроде даже понимаю, никогда подумать не могла, что я смогу это понять. То есть, вот такая позиция важна.

Для девочек очень важно, как учительница выглядит. То есть, они следят за этим, никаких иллюзий нету. Мои, уже выросшие, ученики говорят: «Ой, когда Вы нам на первом курсе лекции читали долго, у Вас такие были серьги, мы ни о чем не могли думать». О Боже, какие такие у меня были серьги, я абсолютно не помню. Так у них у всех там по трое детей уже, они эти серьги злосчастные помнят. И это их, оказывается, купило. Серьгами я их взяла. Так, что мода, по крайней мере не то, чтобы она обязательно должна быть модно одета, но она должна понимать в этом как бы. То есть, показать, что это то, что она знает.

Теперь, где они должны жить. В более теплой обстановке и, по возможности, классы должны быть неформально организованны. Они должны выглядеть как дом, там должны быть цветы, должны быть картины. Вообще, желательно, чтобы им было удобно сидеть. Чтобы они приходили не в обстановку хирургической операционной, а, чтобы «домой я пришел, хорошо мне здесь, люблю сюда ходить». Девочки могут и любят работать маленькими группами. Поэтому нужно организовывать так, чтобы они в этих маленьких группах и оказались. Они должны участвовать, конечно, во всяких играх, но по возможности это не должны быть игры как для мальчиков, когда кто-то обязательно победил. То есть игра должна быть интересна как процесс игры, а не как достижение того, что я всех победил и всех уложил. Потому, что это другой тип поведения. Много ручного труда должно быть. Не потому, что им придется вышивать подушки, да, а, просто, хорошо на них это ложится – такого рода образование (когда они что-то делают сами). И не табуретки.

Вот я, когда училась, мы, почему-то, должны были табуретки делать. Никак не могла понять, почему табуретки? Но, надо сказать, была одна хорошая вещь, которая, я не знаю, сейчас есть или нет, нас учили готовить. Я вообще с тех пор много чего умею. Я, между прочим, была чемпионом Ленинграда по чистке селедки, хочу заметить. В седьмом классе. И до сих пор делаю это с легкостью. Не только скорость, а нужно чтобы косточек там этих не осталось. В общем, я знаю.

У нас была специальная работа, где мы исследовали, когда правши родятся, когда – левши. У нас оказалось, что это совпадает с сезонами. Это интересно, совпадает с пиками солнечной активности и с летом-зимой, то есть, вообще, это влияет. И потом мы тестировали правшей и левшей на разные когнитивные тесты и умения. И вот кое-что я просто изложу так, смеха ради. Значит, люди, у которых, я не говорю слово левши потому что левшество или правшество – это только рука. Мы говорим не про это. Мы говорим, даже есть для этого термин «когнитивный лотеральный профиль». Это имеется в виду ведущая рука, ведущая нога, ведущий глаз, ну ухо, конечно, и ведущий когнитивный стиль. Просто есть много тестов, но это точно предмет другой лекции, поэтому я сейчас про это не буду говорить.

Но там, например, задается человеку такой вопрос: «Когда Вы покупаете новый прибор, какую-нибудь там кофеварку, Вы что дальше с этим делаете? Вы читаете инструкцию, к примеру, или Вы тычете пальцем в надежде, что она сама включится?». Вот это я хочу сделать. Вот у меня вообще, как левополушарное, вообще-то когнейшн, но я все-таки в науке работаю, меня учили. Чтоб мне удалось когда-нибудь прочесть какую-нибудь инструкцию… Вообще даже, речи даже нет. Поэтому я давно и попыток не делаю. Я, действительно, пальцем тыкаю. Если вдруг кто-то есть, кто умеет, я ему скажу: «Вот ты можешь мне сказать, на красное сначала нажать, потом на зеленое или наоборот?». Как устроено, знать не хочу. Но есть масса людей, которые именно прочтут эту инструкцию, потом они еще раз ее прочтут, потом ее перескажут, только после этого они начнут включать. Поэтому эти тесты включают в себя много разного. И тогда говорят: этот человек левополушарного типа. Я повторяю, не люблю это все, но тем не менее, такое есть.

Так вот, среди этих вот «левосторонних» число мужчин выше, чем женщин. Мужчины, не знаю, почему, у нас с доминантной левой ногой, или с отсутствием асимметрии встречаются чаще, чем женщины. Что это значит, не знаю. Женщины с ведущим левым глазом встречаются чаще, чем мужчины. Кстати, тогда вас насмешу под конец. Я сама тоже эти тесты проводила. И одни из тестов были американские, там были прелестные вещи. У меня куча друзей в Америке, я не хочу их ругать, но все-таки там был чудесный вопросик. Я по-русски буду говорить, там по-английски это все звучало: «Когда Вы подсматриваете в замочную скважину, каким обычно глазом Вы смотрите?». Вот это «обычно» … У меня был просто коллапс, когда я это прочла. «Когда Вы подслушиваете, под дверью стоите, подслушиваете, каким обычно…». Потом там был вопрос, который, мне кажется, для русского населения очень подходит, а именно: «Если Вам нужно определить, осталась ли жидкость в бутылке, сделанной из непрозрачного стекла, каким, Вы, значит, глазом…». Ну, в общем, там, конечно, было «каким глазом прицеливаетесь», там если оптическое что-нибудь. Так вот почему-то, видите, с глазами как-то непонятно.

У мужчин значительно выше, чем у женщин играют такие факторы, как доверчивость и эгоцентризм. Доверчивые мужчины. У них аналитичность и критичность мышления, что можно было предвидеть. Когда лишают людей способности решать все логистические задачи, я не знаю, знаете ли вы, что это такое или нет, так: все люди смертные, Петр – человек, смертен ли Петр? Ну такого рода задачи.

- Логические задачи или индуктивные?

- Нет, я вот говорю о силлогизмах. Там в тесте были именно силлогизмы. Но это, может, в какой-то раз, я может расскажу отдельно. Мы тоже такие тесты проводили. Скажем, спрашиваешь: «Во всех реках ставят сети, где водится рыба. Водится ли рыба в реке Неве?». Люди говорят: «Какая рыба? Там машинное масло.» Я говорю: «А корюшка?». «Корюшка- наше главное достоинство в Петербурге, да, корюшку люблю ловить, люблю мариновать, жарить. Сейчас научу Вас, как жарить.» Моя задача узнать, решает ли он сеологистическую задачу, а не рецепт корюшки. Но, в общем, ладно.

Слушайте, давайте, я лучше… спасибо за понимание, которого я вот здесь говорю. Я хочу вот что сказать, с чего начала, тем и заканчиваю. Количество мужчин-левшей, судя по всему, действительно, больше и надо тут подумать, действительно это так или нет. Недавно умер один исследователь, который этим специально занимался, Геодакян. Он вообще говорил, это показывает вектор биологической эволюции homo, значит, мы будем двигаться в эту сторону. Вокруг этого довольно много спекуляций. И часть из них, даже правдоподобных. Ну вот, например: я думаю, вы согласитесь со мной, что количество визуального материала, не букв, а картинок в мире, просто, во много раз выросло. И если говорить в рамках того, что я ненавижу, то это правополушарная культура – «мы это читать не будем, пусть они нам это показывают». Этого, действительно, много. Если это так, то тогда эти вещи сопрягаются, если количество левшей, то есть «правомозгих» больше, то должно быть больше этого иероглифического, то есть всяких не того «работать над чем», а вот «просто пришел и вот оно висит». Так что, может, конечно, есть такое.

Имеет отношение к функциональной асимметрии и у мальчиков, и у девочек то, что связано с нарушениями чтения и письма. Это просто есть специальные…, много есть исследований. Скажем, если приходит ребенок и родители или учителя говорят, что он делает восемьсот ошибок на странице, а при этом побеждает в олимпиадах по физике и математике. То есть это явно, что это не интеллект, то начинают размышлять. Соответственно, есть опросники. И, например, там спрашивается: ты правша-левша, дают тесты разные, чтобы не только вербальный ответ был, а на самом деле он правша или левша. Если оказывается, что он либо левша, либо амбидекстр, а амбидекстр – это тот, кому все равно, какой рукой, то это довольно жирный плюс в сторону того, что это не просто так он читать не может с нужной скоростью или пишет с большим количеством ошибок. Просто не хочу на эту тему много разговаривать. Это мозговое. Это мозг. Вы попробуйте сделать сорок ошибок на страницу на спор. Я хочу посмотреть, как вы их сделаете. Это мозговая, конечно, история. Это переработка информации не так идет, не с той скоростью. Но я могу большую лекцию на эту тему прочесть, не сегодня, естественно.

Вот то, что мы сегодня обсуждали – это не просто какие-то научные сведения, ну ученые играют в разные свои игрушки, ну и пусть себе играют. Это имеет отношение к делу прямое. И женщин, и мужчин, в этом смысле нужно тоже внимательно смотреть.

Уже для завершения скажу еще, что тесты на лотеральность, на «правость» и «левость», они зависят от многих факторов. Например, в случае женщин, они зависят от эндокринного фона. Это значит, что если одну и ту же женщину мы будем тестировать и она в начале цикла месячного или она в середине, или в конце, то мы получим разные результаты. Не потому, что она стала «другомозгой», так сказать, а потому, что эндокринная влияет.

Все эти ситуации в сто тысяч раз сложнее, чем я сейчас рассказала. Очень много факторов играет. Но и, конечно, мы не должны забывать, что поэтому в английском языке есть sex и есть gender. Секс – это не в нашем смысле «секс», это биологический пол. Это каким ты родился. Но каким ты родился - это не все, каким тебя воспитали, дальше начинается. То есть, можно навязать гендерность другую воспитанием. Поэтому вот то, что я говорила «девочек нужно на такой модели, мальчиков – на такой модели», это имеет отношение к делу. Иначе, в конфликт может вступить биологический пол и воспитание. Все девочки могу маршировать равно как мальчики. Почему они должны подушечки вышивать, не пойму. Спасибо!


Если есть вопросы, на которые я в состоянии дать ответы, я попробую.

– Татьяна Владимировна, спасибо больше за очень интересную лекцию. Исследование, которое проведено в институте психоанализа в этом году, показывает, что женщины, которые идут в психотерапию, часто выбирают методы гуманистические, связанные с сочувствием, с эмоциональным переживанием, с отождествлением с другим человеком. Мужчина, который идет на психотерапевта, выбирает совершенно другие методы. Как это связано? Это, что, связано с биологическими отличиями?

– Я бы сказала, что да. Нет, мне кажется, что да. Понимаете, чистые эксперименты невозможны. Как проводить такие? Потому, что, если человек взрослый, нейронная сеть, с которой он родился – это одна нейронная сеть, а нейронная сеть, которая сейчас у нас с Вами есть – это другие нейронные сети. Здесь нет ни одной, которая бы совпала хоть с чьей-нибудь, потому, что у каждого из нас свой индивидуальный опыт. И этот индивидуальный опыт складывается и из того, как с нами обращались, когда мы были маленькими детьми. Это, если подыгрывать психоанализу. Фрейд, вообще, должна сказать, величайший вред нанес человечеству. Весь ХХ век погубил. Ну ладно. Но, тем не менее, ранний мозг пластичен у маленьких детей, поэтому то, что ты на нем пишешь – это не нейтральная вещь, это самая главная надпись. Поэтому если забыть про эти Фрейдистские идиотизмы, а просто иметь в виду, что ранний опыт – это очень важный опыт, ты его никуда не можешь стереть. Ну и дальше, это же зависит от того, куда ты попал, в какой ты системе воспитывался, кто были эти люди, что ты читал, с кем ты дружил, все пишется здесь. Ему больше негде писаться. Оно здесь поэтому нельзя иметь дело с плохими людьми, нельзя есть плохую пищу, пить плохое вино, читать плохие книги, слушать плохую музыку.

Я в Италии как-то увидела. Была в Тоскане, в ресторане семейном обедала, умереть можно было от счастья – так это было вкусно. И там висела такая штука, картина, скажем, на ней был бокал нарисован и было написано «жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на то, чтобы пить плохое вино». А чего ради? То есть, если у нас идея вырубиться поскорее, так тогда есть другие способы, но зачем?

– Нужен Ваш совет как учителю. Что мне делать на уроке, если я учу и мальчиков, и девочек, и понимаю, что они разные. Использовать ли схемы и знаки? Или с мальчиками совершенно по-другому?

– Ну, Вы же не сможете с мальчиками и девочками по-разному внутри одного класса. Как тут выйти. Я думаю, это гражданину Мединскому вопрос.

– Мужчины должны учить мальчиков, а женщины – девочек?

– Ну это жестко ставите вопрос. Но мужчины точно в школе должны оказаться потому, что иначе это как представительница нашего с Вами пола, иначе мы это бабское воспитание получаем, понимаете? Они должны иметь другую модель.

– Мужчины девочкам не вредны, а мальчикам не полезны?

– Ну, может быть. Но я бы не хотела про это. Я не специалист – педагог точно. Поэтому, я бы не хотела брать на себя ответственность всерьез отвечать. Это не более, чем мое мнение. Я бы сказала, да. Но это ценность моего мнения невелика.

– Спасибо большое. Честно говоря, это мой первый опыт здесь и это очень здорово.

– Спасибо Вам, что слушали. Все зависит от того, кому говоришь. Это я точно знаю, кстати.

– Вот в рамках этой темы было бы интересно, если бы Вы коснулись такой темы, как трансгендеры. Потому, что такая история сейчас на слуху. И проводились ли какие-то исследования по поводу тех людей, которые изменяют пол?

– Да, это точно не я, но я знаю, кто. У меня друг близкий есть, который, когда это все появилось, то он в телевизоре все время болтался, хотя он хороший врач-сексолог. Глеб Щеглов. Он был очень знаменит в свое время. При том, что это его специальность и он должен лояльно ко всему относиться, он считает, что это плохая очень вообще дорога.

– То есть, это навязанная социумом история или?

– Нет, и то, и, то есть. Есть люди, у которых, действительно, не сложился гормональный, так сказать, концерт. Ну намешано там. Ну, действительно, несчастные люди, потому что ну что же им, собственно, делать? Но социум сейчас подыгрывает. Я не хочу какую-то консервативную особенно позицию занимать, но я думаю, ну все-таки там на небесах вообще знают, что делают. Может быть, мы не будем вторгаться в это дело? Боюсь, что это не нашего ума дело в это лезть, с плохими последствиями, я так думаю. Но, я повторяю, это не ко мне вопрос, это не моя специальность, я не компетентна всерьез отвечать.

– Если человек родился левшой, но потом его переучили на правшу, в дальнейшем это влияет на жизнь человека?

– Отвечаю, что да. Мне бабушка моя рассказывала, уже почти в сто лет. Она говорила, что когда училась в гимназии, то у них были девочки, которые были левши. Так им для того, чтобы они эту руку не использовали, ее привязывали, просто, чтоб даже в мыслях у них не было ее использовать. То есть жесткое давление. Сейчас все в мире согласны с тем, что о переучивании не может быть и речи. Потому, что Вы переучиваете не руку, а мозг. И из этого могут следовать… Кстати, когда я говорила про дизлексию и так далее, то один из вопросов: а переучивали или не переучивали? Потому, что это влияние на мозг, это насилие над мозгом, что может вызвать тики всякие, заикания может вызвать и разного такого рода фокусы. Конечно, это не значит, что у всех. Но зачем устраивать это? Ну пишет он левой рукой, что Вам жалко, что ли? Ну пусть пишет левой рукой. Ну и на здоровье, ему же лучше, потому, что если, не дай Бог, будет инсульт какой-нибудь, то у всех все отрубит, а у него – нет.

Ладно, спасибо вам большое. До свидания.

Статьи по теме:
Мозг мужчины и мозг женщины
Мозг мужчины и мозг женщины

Мозг Ж на самом деле меньше мозга М — правда, только на 10%. Но размер в данном случае не имеет особ...

0
Пол (биология)
Пол (биология)

Пол — совокупность генетически детерминированных признаков особи, определяющих её роль в процессе оп...

0
Мужчины
Мужчины

Мужчина - биологический тип и социальная роль. Главная задача и жизненная стратегия мужчины - победи...

0
Женщина
Женщина

Женщина - биологический тип и социальная роль. Психологические черты и особенности, которые статисти...

0
Биологическая природа различий мужского и женского
Биологическая природа различий мужского и женского

Различия мужского и женского формировались исторически, в ходе процесса эволюции. Что касается врожд...

2
Мужское и женское в различных областях
Мужское и женское в различных областях

Мы – разные. Мужское и женское – не как пол, а как гендер – ярко проявляются себя в самых различных...

2
Эволюционная теория пола В.А.Геодакяна
Эволюционная теория пола В.А.Геодакяна

Эволюционная теория пола, предложенная Вигеном Артаваздовичем Геодакяном, утверждает, что на мужчина...

1
Категории: